Пандемия год спустя: переболевшие застряли в лонг-covid

«Привет, мы заболели». Такими короткими сообщениями вот уже год выстреливает мой телефон. Пишут друзья из разных стран, из разных штатов, из разных городов. Объединяет всех, к сожалению, одно – практически все они оказались один на один с вирусом.

Пандемия год спустя: переболевшие застряли в лонг-covid
Фото: Pixabay.

- Год назад это было. Я проснулась утром 10 марта и четко поняла, что заболела. Поначалу недомогание было легкое и я сказала мужу: «Подцепила какой-то грипп», - вспоминает жительница Нью-Йорка Надя Эткинд. – Но состояние ухудшалось, слабость была такая, что «штормило» из стороны в сторону, появились астматический кашель, сильнейшие головные боли. Температура все время была очень низкая, не выше 35,4 С. Мне снились какие-то галлюциногенные сны в ярких красках и мне казалось, что я схожу с ума. Давление было около 90 на 80, и вообще было много разных странных симптомов, не похожих ни на что испытанное ранее. Врач выписала мне от кашля альбутерол, и все.

Только когда у Нади поднялась температура и случился первый приступ удушья, врач назначила антибиотики. Но ни лекарств, ни оксиметра в ближайших аптеках не было – прошлой весной в Нью-Йорке был самый пик эпидемии и люди метались в поисках медпрепаратов.

- Наконец мы купили оксиметр, и он показывал очень низкий уровень кислорода в крови – 87-89. Врач назначала все больше разных лекарств, антибиотики, но ничего не помогало. Когда кислород упал до 78, муж повез меня в госпиталь. Но меня не приняли, даже отказавшись сделать анализ крови. А все потому, что официально у меня был отрицательный тест на ковид!

Температура скакала туда-сюда весь май и половину июня. Молодая и здоровая женщина теперь чувствовала, что каждый орган болит по отдельности и одновременно.

- До июня я почти не могла ходить, такая сильная была тахикардия. Через четыре месяца, когда я уже думала, что оклемалась, снова начались сильная головная боль и вспышки в глазах. А потом я перестала видеть. Не вижу текст на компьютере, предметы, лица, все расплывается. Правый глаз – вообще сплошная мгла. Офтальмолог сказала, что есть изменения в стекловидном теле, а ведь до болезни зрение было идеальным.

Жительница Нью-Джерси Ника Гершин заразилась в сентябре прошлого года от своего взрослого сына. У него не было никаких симптомов и он даже не догадывался, что может быть болен.

- Когда начала кашлять, то ужасно испугалась. Я столько читала, что знала наверняка: люди моего возраста, 65+, находятся в группе риска, - говорит Ника. – Врач выписала антибиотики и ударную дозу витаминов. Сказала, что поскольку я болею нетяжело, мне не положены никакие другие препараты, те же моноклональные антитела, о которых все говорят. В общем-то мне очень повезло. Болезнь отступила, но до сих пор не могу прийти в себя, такое ощущение, будто по мне проехали танком. С внуками больше не могу одна сидеть, очень быстро устаю.

Вот уже полгода Ника жалуется на одышку и неполное восстановление обоняния. Врачи разводят руками: лечить постковид пока не научились.

- Мы с мужем заболели в январе этого года, - рассказывает нотариус из Калифорнии Лаура Кочерян. – Первым с вирусом свалился он, потом я. В это время в нашем штате как раз был пик заболеваемости, так что получение хоть каких-то лекарств превратилось в жуткий квест. Просто позор, в Калифорнии не было антибиотика, сильной микстуры с кодеином от кашля. Заболевших много, народ сметал все с полок. Поэтому наличие рецепта не гарантировало, что ты получишь лекарства. И это мы еще «счастливчики» - я четыре дня «выбивала» лекарство, пока моя подруга-медсестра не наорала на фармацевтов, чтобы мне оставили две упаковки антибиотиков. И вот я, больная, в «тумане» ездила сама в аптеку! При том, что я знаю, что нам нельзя никуда выходить, мы должны быть на карантине, но что же нам, подыхать теперь без лечения?

В первые дни болезни, вспоминает Лаура, у них с мужем были одинаковые симптомы: дикая головная боль, ломота, слабость, потеря ориентации в пространстве, диарея, температура, озноб, горький привкус во рту, светобоязнь, панические атаки. Хуже всего было то, что Лаура – гипертоник, на фоне ковида давление скакнуло до 170 на 118. У ее мужа – диабет и варикоз. Сатурация кислорода у обоих упала ниже 95, что является показанием для обращения за медицинской помощью и госпитализацией. Но лос-анджелесские больницы были переполнены, и в них клали пациентов с сатурацией ниже 88 и давлением выше 200. Так что ребятам пришлось выкарабкиваться самим.

- Мы лечились, следуя советам моей сестры, которая работает медсестрой в ковидном госпитале в Денвере, и одноклассницы-микробиолога из Москвы, - вспоминает Лаура. – Если бы не помощь родственников и знакомых, вообще нечем было бы лечиться. Такое ощущение, что нас просто бросили, кто выживет, тот выживет. Но нам не привыкать, мы бойцы!

По словам экспертов, спустя год после пандемии стало ясно, что COVID-19 может иметь долгосрочные проявления. Врачи называют это «синдром постковид», или «длительный ковид». Директор неврологической клиники Медицинской школы Икан Маунт-Синай Эллисон Навис, выступая на брифинге Американского общества инфекционных болезней, перечислила самые распространенные симптомы «постковида»: усталость, одышка, другие легочные симптомы, проблемы с сердцем, неврологические осложнения, такие как «мозговой туман», а также снижение остроты зрения.

- Эти симптомы сохраняются обычно не менее 4 недель после того, как инфекция COVID-19 исчезла, но многие испытывают их гораздо дольше, от 2 до 6 месяцев, - сказала доктор Навис. - Мы также наблюдаем пациентов, у которых были подобные симптомы почти год после болезни.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру