Что последует за «американским веком»

Есть ли альтернатива гегемонии Америки?

В 1941 году, когда мир был охвачен самой разрушительной в истории войной, знаменитый американский издатель Генри Люс пророчески изложил концепцию нового миропорядка, лидерства и доминирования - "Американский век". Согласно этой концепции, только при таком условии мир может быть избавлен от войн, революций, потрясений и хаоса. Для выполнения этой роли Америка должна располагать необходимой экономической и военной мощью и принять на себя ответственность за судьбу планеты.

Есть ли альтернатива гегемонии Америки?
Фото: Unsplash.

Хотя Люс имел репутацию реакционера и империалиста, политика и развитие США пошли по предсказанному им пути. Уолтер Кронкайт, самый авторитетный в стране журналист, вполне либерал по убеждениям, также говорил, что США должны играть в мире такую же роль как Древний Рим на этапе формирования Западной цивилизации.

Победа Запада под лидерством США в Холодной войне была кульминацией стратегии американского глобального доминирования; глобализация понималась как американизация, принятие американских условий, ценностей и способа бытия как универсальная модель прогресса и международных отношений.

Нужно оставить историкам следующих поколений попытки ответить на вопрос, как долго могла Америка удерживать роль мирового гегемона, беспристрастный анализ достижний и ошибок во внешней и внутренней политике, стратегических и экономических решений, выборов государственных лидеров и их достоинств и пороков. Но большинство исследователей, как и опыт истории, говорят, что империализм, смена режимов и подавление конкурентов, как и все другие формы контроля и диктата в отношениях между странами, не могут продолжаться бесконечно.

"Что последует за американским веком?" - задает вопрос журнал "Харперс"; профессор Вашингтонского университета Даниэл Бесснер в статье "Пародия на империю" приходит к выводу: американский век не достиг высоких целей, которые были намечены. Но он показал, что попытки править миром силой ведут к провалу. Задача следующего столетия - создать глобальный век, в котором роль Америки будет ограничена и снижена, и в котором страны будут совместно стремиться решить проблемы, угрожающие всем. Профессорская статья убедительна в анализе прошлого, но рекомендации и прогнозы такие же утопии как "Конец истории" - Eвангелие от Фрэнсиса Фукуямы, провозглашающее всемирное торжество либеральной демократии под лидерством и по моделям Госдепа и Федрезерва.

Американским историкам и аналитикам в последние годы нередко приходится пересматривать и переписывать страницы и главы прошлого, низвергать авторитеты и памятники. Но, тем не менее, заглянуть в прошлое, если не практический урок, то психотерапия. Американская революция, рабство, гражданская война, Великая депрессия, социалистические и коммунистические движения в стране, маккартизм, убийства президентов, Вьетнам, Карибский кризис, расовые бунты... Было хуже и труднее чем в наше время.

Сегодня особенно много претензий к американской внешней политике. Но и раньше критики и недовольства было не меньше. Недавно я купил в букинистическом магазине книгу Вильяма Виллиамса "Трагедия американской дипломатии", автор известен как историк американо-российских отношений. Вильямс пришел к выводу, что ошибки и провалы в международных отношениях определяются не столько решениями руководства страны и дипломатов, сколько положением и противоречиями в обществе, домашними идеями и амбициями.

Золотой век американской дипломатии связывали с именем Генри Киссинджера, но сегодня его часто обвиняют в провалах политики по России, Китаю, Ближнему Востоку, в его "реалполитик" видят больше цинизма, чем мудрости. А его недавние статьи о нынешей политике Запада по отношению к России и Украине и интервью на СNN Фариду Закария, идущие вразрез с политикой властей и общественным настроем, вызвали негодование и слева, и справа.

За неимением нынешних авторитетов можно заглянуть в прошлый опыт. Общественный раскол, экономические трудности и внешние угрозы современной Америки во многом схожи, как пишет выдающийся президентский историк Джон Меачам, с эпохой президента Томаса Джефферсона. Но различие в том, что в ту пору Америка избрала лидером подлинного государственного деятеля, интеллектуального титана, убежденного в своих идеях и планах и способного их реализовать.

Сегодня равных Джефферсону нет, но его не изберут моделью государственного лидера. В эпоху политкорректной демагогии он стал лицемером и расистом: говорил о свободе и равенстве, а на деле был рабовладельцем, отцом незаконнорожденных чёрных детей.

Еще недавно миллионы разделяли убежденность благопристойного и политкорректного Обамы "Yes We Can", верили в возможность одолеть противоречия доброй волей и национальным единством, но сегодня тупиковая, безобразная борьба всех со всеми и внутренние проблемы представляют большую угрозу стране, чем внешние вызовы.

Почему в демократической стране, при широких гражданских свободах, лучших в мире университетах нет и не видно сегодня Вашингтона, Джефферсона, Линкольна, Теодора Рузвельта, Франклина Рузвельта, Кеннеди, Рейгана, почему так измельчали и поблекли народные избранники и претенденты на власть. Америка - мировой лидер в менеджменте, здесь лучшие в мире школы управления, мощные исследовательские центры политических наук и государственного строительства с гигантскими бюджетами.

Есть уникальные примеры успешного лидерства в бизнесе, науке, местном управлении. Мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани сумел буквально спасти город от бандитизма и преступности, обуздать коррупцию в управлении и бизнесе, очистить город от бездомности, порнографии и проституции, он стал национальным героем после 11 сентября. Он начитан, ценит искусство. Его книга "Лидерство" - отличное пособие для руководителя любого уровня. Он ещё раз показал свои способности, когда завершив карьеру мэра, ушёл в бизнес и медия. Но что стало с ним, когда он пошёл в большую политику?! Джулиани выглядел очень бледно в кандидатах в президенты, а став личным юристом Трампа, создал для него больше проблем, чем помог.

Все претенденты на власть обещают национальное примирение и консолидацию, но даже между собой им не удается достигнуть цивилизованных отношений и кооперации. Во время 200-летия Белого дома президент Джеральд Форд говорил, что Америка "демонстрирует молодую жизнеспособность своих институтов и готовность объединяться... Борьба быстро сменяется мирной передачей власти".

Хиллари Клинтон, покидая с супругом-президентом Белый дом, писала в мемуаре: "Американский фундамент сильнее индивидов и политики, президенты, сенаторы приходят и уходят, но правительственная преемственность остаётся нерушимой". Но после поражения на президентских выборах каждый день она задается вопросом "Почему я проиграла", почему не сработали институты и традиции. И главное - кому проиграла - человеку, который по всем понятиям не должен был бы даже приблизиться к Белому дому, который не имел активной поддержки своей партии.

Хиллари многоопытна, образована и хитроумна, но не нашла ответа. Ей мог бы подсказать любой выпускник советского университета, которому пришлось учить классиков: "Страшно далеки они от народа" - сказано о декабристах, но не лучше и там, где не народ, а партийные интриги, деньги на выборы, групповые интересы определяют позиции и поглощают все ресурсы.

Филип Кэрол и Руккер Леонниг провели сотни интервью с людьми из окружения Трампа и изложили выводы в бестселлере "Очень стабильный гений", но убедительного ответа на вопрос, что привело Трампа к победе и что позволяет ему сохранять миллионы сторонников, в книге нет.

Доминирующая либеральная идеология не может признать очевидного - ее представления о человеке и обществе не имеют ничего общего с реальностью. Вот даже в продемократической, антитрамповской "Нью-Йорк Таймс" появляются статьи "Демократическая геронтократия не понимает, что нация на пределе", "Белый дом обвиняют в обмане", "Должен ли Байден участвовать в переизбрании".

Легко объяснять политическую историю с позиций: Если бы Клинтон так не оскандалил Белый дом... Если бы не Буш, не было бы катастроф в Ираке, Афганистане, далее везде... Если бы Обама так не расколол страну, если бы не устраивал по миру цветные революции... Если бы Хиллари так много не врала и имела бы больше харизмы... Если бы Трампа так не травили либералы, если бы ему не связали руки...

Все эти "если бы" не дают ответа на вопрос, почему страна пришла к такому кризису руководства и почему в лидерах оказываются непригодные для времени и места люди.

Эзра Клейн, известный политтехнолог, считает, что политическая система не сломана и дело не в лидерах. В книге "Почему мы поляризованы" он пишет, что глубинные причины более опасны: "Система работает точно по проекту". Эта система привела страну к расколу и катастрофическим результатам. Во главе угла "политика идентификации", а не общенациональный интерес.

Страна разделена на партийные, расовые, религиозные, локальные, идеологические и культурные группы. В этом конгломерате обособленных, отчужденных, часто взаимовраждебных групп успешно действуют политики-сепаратисты, не способные видеть глобальный мир и масштаб проблем своей страны. Все борются за права и видят истоки всех проблем в других, во врагах внутренних и внешних. В разнокультурной, разноэтнической стране с открытыми границами, с радикальными демографическим преобразованием это особенно опасно. Америка добровольно пересмотрела и отказалась от ценностей и традиций Западной цивилизации во имя химер мультикультуры и политкорректности.

Крупнейший историк, советник президентов Артур Шлезингер написал монументальную монографию "Циклы американской истории" во времена "Американского века", когда преимущества и гегемония страны не ставились под сомнение. Но всё, о чём идёт речь: противоречия систем государственного и местного управления, вопрос об американском империализме, суть Холодной войны, деградация политических партий, противоречия свободного рынка и технологических инноваций, расовые конфликты, роль лидерства в демократическом обществе приложимо к нынешним условиям. Шлезингер не питает иллюзий о человеческой природе, "демократия не устраняет эгоизма и иррациональности ни во властных структурах, ни в массах"; "человечество никогда не нуждалась в великих лидерах более остро, чем в ядерный век."

Кризис демократического лидерства не только американская проблема. Это особенно заметно на фоне укрепления и умножения авторитарных режимов. В Европе укрепляют позиции лидеры популисты и националисты, лидеры демократических партий все более утрачивают авторитет и контроль за развитием событий. В Израиле политический хаос, череда скандалов и судебных разбирательств среди партийного руководства породила определения цирка, мыльной оперы, театра абсурда, детдома, детского сада - все это в заголовках газет и разговорах обывателей. Нетаниягу и Ольмерт, бывшие премьеры, обвиняют друг друга в умственной неполноценности и психических расстройствах.

Демократии сегодня не могут предъявить лидера, способного послужить миру примером достойным подражания. В этих условиях в центре общественного внимания оказался президент Украины. Ни к одному современному лидеру Запад не высказывает столько симпатии и поддержки, как к Владимиру Зеленскому. Его бескомпромиссная позиция, ответ Байдену на предложение об убежище: "Мне нужен не транспорт, а оружие" возвели его в статус героического борца за свободу и демократию.

Трудно сказать, как обернутся события и как он войдет в историю. Раньше или позже, с окончанием конфликта, когда будут подсчитаны жертвы и потери, возникнут вопросы о цене бескомпромиссной политики, о неподготовленности к противостоянию с Россией. Зеленский верил, что этого не произойдет, и переоценил готовность Запада противостоять России. Будут вопросы не лучше ли было заявить о нейтральном статусе и дать культурную автономию районам, где сконцентрировано русское население. И многие другие...

Не находя утешительных ответов, прогнозов и примеров, хочется посмотреть на обыденную жизнь с необыденной стороны. Если в экстремальных условиях, при таком руководстве, хаосе и массовом ожесточении Америка продолжает функционировать, сохраняя права и свободы граждан, очевидно, ее фундаментальные основы прочны и дееспособны. В Израиле в политике хаоса, скандалов и абсурда - еще больше, чем в Америке, но страна в сложнейших условиях сохраняет жизнеспособность и динамичное развитие.

В отношении к лидерам даже не столько удручает и шокирует их безликость и некомпетентность, как критическая степень недоверия к ним. Но если вспомнить массовое фанатическое доверие и безропотное повиновение вождям и фюррерам, то положение, когда каждый сам себе высший авторитет и не сомневается в своем мнении, предпочтительней.

Америка культивирует личностную свободу и ответственность, индивидуализм доминирует над коллективным мышлением и моралью. Это порождает разобщенность и конфликты, но кто бы хотел единодушного голосования, осуждения и одобрения? И независимость мышления и поведения граждан одно из условий уникального гигантского новаторского, творческого потенциала страны.

"Сделаем Америку великой снова" привлекательный лозунг. Но кто захочет вернуться в благополучные времена, когда заводской работник, учитель, полицейский, почтовый служащий могли купить без проблем дом, "Форд" и кормить семью из четырёх человек? Откажутся женщины и дети, но и у мужчин идея не вызовет энтузиазма, новый мир интересней и предпочтительней.

Возможно, за всю свою историю Америка не знала столько недовольства и критики изнутри и снаружи, как сегодня. Америка утратила роль мирового гегемона, ее позиции в политике и экономике ослабевают, она уже не может даже при желании играть роль мирового полицейского. Но свято место пусто не бывает. Кто придет на смену? Китай? - "Упаси нас, боже", как говорит знаменитый критик Америки философ-антикапиталист Славой Жижек.

А какая страна более, чем Америка привлекательна для легалов и нелегалов, богатых и бедных, религиозных и атеистов, образованных и малограмотных, честных и трудолюбивых и разного рода мошенников и проходимцев... И кто готов сменить её кризисные условия на жизнь в динамичном Китае или стабильной, тихой Норвегии.

И если жизнь не удалась такой, как мечталось, здесь осуждать и критиковать никто не запретит, и самый дикий протест пройдёт под охраной полиции. По крайней мере, для слова и эмоций здесь есть свобода.

Америка больше, чем Трамп и Байден, демократы и республиканцы, левые и правые. Америка это не только рынок и технологии, Голливуд и хип-хоп. Здесь лучшие в мире университеты, исследовательские центры, здесь больше, чем в любой другой стране Нобелевских лауреатов.

Страна создала великую литературу - от Фолкнера и Фицджеральда до Филипа Рота и Джонатана Франзена, и всё, что в мире есть достойного в печати, здесь общедоступно. В Америке издается больше книг, чем в других странах, есть из чего выбирать на любые убеждения и вкусы.

Нигде в мире не увидеть такого количества выставок, представляющих высшие достижения мирового изобразительного искусства. Нью-Йорк музыкальная столица мира, и даже при глупых нынешних политических запретах, остаётся впереди планеты всей по богатству исполнителей и репертуара.

В мировой истории американский проект занимает уникальное место, и его потенциал не исчерпан, достойной жизнеспособной альтернативы ему нет.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру