Рождаемость в Америке идет на спад

Тенденция падения рождаемости в стране сохранялась в прошлом году, причем падение в процентном отношении, 4%, было рекордным с 1965 года - года, которым завершился послевоенный демографический взрыв, известный как «беби-бум».

Рождаемость в Америке идет на спад
Фото: Pixabay.

В 2019 г. в Америке родились 3,75 млн детей, в 2020 г. - 3,6 млн. Это самый низкий показатель с 1979 г. Падение было зафиксировано среди всех расово-этнических и почти всех возрастных групп.

Пиком рождаемости стал 1957 г., в котором на каждую женщину детородного возраста пришлось в среднем 3,77 ребенка. В 1980-е годы рождаемость заметно сократилась, примерно до 1,73 ребенка, чуть-чуть поднялась в следующем десятилетии, а с 2007 г. снова стала неуклонно снижаться. Так что коронавирусная эпидемия не определила магистральный тренд, она только усугубила его. Впрочем, с наступлением эпохи тотального карантина ранней весной прошлого года демографы подумали, что тренд как раз изменится, что, будучи изолированными от внешнего мира, пары, состоящие в браке или даже просто сожительствующие, начнут проводить друг с другом больше времени со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако, как свидетельствуют социологические исследования, проведенные в период ковида, вынужденная физическая близость не обязательно ведет к интиму, нередко как раз наоборот – к фрустрации и семейному насилию. Одновременно в условиях тотального физического дистанцирования добровольная, а не искусственная близость между мужчинами и женщинами уменьшилась. Да и непонятно, почему демографы предположили, будто женщины, посаженные на карантин, перестанут употреблять противозачаточные средства.

В репродуктивные расчеты потенциальных родителей вмешались также вульгарные денежные соображения: молодые люди ныне откладывают вступление в брак, да и вообще серьезные отношения, до обретения материальной независимости. Дети в Америке, как известно, - дорогостоящее удовольствие, а ковид болезненно ударил по финансам молодого поколения: многие частично или полностью потеряли работу и были вынуждены съехаться с родителями; под отчий кров вернулись и студенты ввиду закрытия вузов. По состоянию на июль 52% молодых людей жили с родителями, это больше, чем в годы Великой депрессии. Какие уж тут дети? Те же последствия в смысле отложенного деторождения имела утрата медстраховки женщинами, попавшими под сокращение на работе.

Из-за запрета на большие скопления людей и трудности с передвижениями многие пары перенесли уже запланированную свадьбу, дабы не сочетаться в пустом загсе без гостей; перепрофилирование больниц на борьбу с ковидом заставило женщин, испытывающих сложности с зачатием, воздерживаться от посещения клиник репродуктивной медицины; у женщин, планировавших семью, появились страхи насчет влияния ковида на развитие плода; и так далее и тому подобное.

Что до долгосрочных последствий уменьшения рождаемости, то они хорошо видны на примере Японии и Италии: уменьшение численности трудоспособного сегмента населения, сокращение объема потребления (чем старше человек, тем большая часть его дохода уходит в сбережения), преобладание в хозяйственной сфере людей среднего возраста и даже пожилых, что неизбежно делает бизнесы более консервативными, чурающимися новаторства, менее производительными, поскольку ветераны работают меньше часов, чем молодые, а в силу стажа зарабатывают больше. Ну и из-за демографических перекосов на молодых непропорционально ложится тяжесть социальных расходов, связанных с содержанием и лечением старых, когорта которых растет благодаря увеличению продолжительности жизни.

Как повысить рождаемость? Долгое время основные надежды возлагались на иммиграцию из стран третьего мира, однако, согласно последним данным, рождаемость падает и в самих развивающихся странах, и среди их бывших граждан, перебравшихся на Запад. В Австрии после 40 лет политики «открытых дверей» до 10% населения — приезжие, но к дееспособному населению они добавили не более 1%. Сдается, что иммиграция как долговременное решение проблемы старения общества себя не оправдала.

У этого правила есть исключение — Франция: переехавшие туда мусульманки из Северной Африки действительно рожают активнее, чем местные католички, но с точки зрения экономики это палка о двух концах, ибо безработица у мусульман в целом вдвое выше, чем у коренного населения, а в категории до 24 лет она выше на 30-40 процентов.

Другой способ, который сегодня вовсю педалирует администрация Байдена, связан с предоставлением молодым парам всевозможных льгот, таких как более продолжительные декретные отпуска и субсидирование дошкольных учреждений. У Европы в этом плане накопился богатый опыт, и он малоутешительный. Ни Франция, которая пытается стимулировать рождаемость с 30-х годов прошлого века, ни Швеция или Австрия, которые экспериментировали с налоговыми льготами и даже прямыми платежами супружеским парам, устойчивыми успехами похвастаться не могут. Если какой-то эффект от этих мер и имел место, то лишь краткосрочный. Конечно, всегда есть довод, что начинания не сработали, поскольку материальное поощрение было недостаточным. Но что такое достаточно: полмиллиона долларов на ребенка? Миллион?

Если байденовцы, следуя за европейскими левыми, поднимут субсидии на детей, но одновременно задавят бизнесы социальными выплатами, а семьи более высокими налогами, то увеличится ли в результате рождаемость? Сомнительно!

Налоги придется поднимать, и не только на богатых, тут никуда не деться. Как следствие этого произойдет чисто социалистическое перераспределение национального богатства - от частных лиц к государству. Байден обещает, что малообеспеченные семьи не будут ничего платить за дошкольные учреждения, а расходы семьи с доходом, до полутора раз превышающим медианный в штате проживания, не выйдут за пределы 7% годового дохода. Полтора медианного дохода в Калифорнии - это $121 тыс., в Нью-Йорке - $108 тыс. Администрация намерена выделить на субсидии родителям $225 млрд, но эта цифра сугубо платоническая, расходы на субсидии несомненно вырастут по мере увеличения числа участников. И как только расходы семьи достигнут магических 7%, никаких стимулов рачительно пользоваться услугами яслей и детских садов у них не будет — дядя Сэм все оплатит. Равным образом у яслей и детсадов не будет стимулов рационально расходовать дотационные средства. Опасная затея без всяких тормозов подстегивать спрос на какую-либо услугу: ее стоимость резко подскочит, а вот улучшится ли качество, вопрос дискуссионный. Именно это, указывает Wall Street Journal, уже давно происходит со стоимостью субсидируемого высшего образования в Америке.

Байденовцы, кроме того, планируют увеличить количество персонала дошкольных учреждений и юнионизировать воспитателей, что тоже ощутимо удорожит программу.

Что до пользы дошкольного обучения, то ничего определенного на эту тему эксперты сказать не могут. Так, аналитики из Манхэттенского института, проштудировавшие груду специальной литературы, информируют, что улучшение результатов, демонстрируемых на интеллектуальных тестах выпускниками известной программы Head Start, весьма скоротечное, благотворное ее влияние испаряется буквально за несколько лет. Если какие-то программы и показывают устойчивые положительные результаты, то неизменно интенсивные и рассчитанные на малые группы детей. В Квебеке у детей из вполне нормальных семей, отданных в дошкольные учреждения, поведение менялось в сторону гиперактивности и агрессивности.

Оптимальный эффект от такого рода программ, считают аналитики, достигается тогда, когда они адресно сфокусированы на детях из самых бедных семей. Из политических соображений, с точки зрения обеспечения долгожительства программ, имеет смысл максимально расширить их масштабы, охватить ими среднестатистические семьи, подсадить средний класс на «дотационную иглу». Но политика и реальная польза детям от предлагаемых инициатив - это «две большие разницы».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №24 от 11 июня 2021

Заголовок в газете: Коронавирус и либидо

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру