Год назад появился первый заболевший COVID-19

Происхождение вируса остается загадкой

Год назад, в ноябре 2019-го, в Китае было официально зафиксировано первое заболевание коронавирусом нового типа, SARS-CoV-2, он же COVID-19. Спустя месяц, в декабре, в Ухане случилась первая эпидемическая вспышка.

Происхождение вируса остается загадкой
Фото: Wikipedia.

События развивались стремительно и в итоге послужили причиной для разрыва отношений между США и Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Так, правительство Трампа справедливо обвиняло ВОЗ в том, что она игнорировала появляющиеся в декабре 2019 года сообщения о странном заболевании в китайском городе Ухань, включая статьи в медицинских журналах, и не делала никаких попыток расследовать, а что же там, собственно говоря, происходит. В период с 26 по 30 декабря в китайских СМИ появлялись статьи о новом вирусе, об этом предупреждали и некоторые доктора – к тому времени в Ухане было уже около 180 заболевших.

Один из основополагающих документов ВОЗ – это международные медико-санитарные правила, или договор, устанавливающий для всех стран политику в области общественного здравоохранения с целью усиления медико-санитарной безопасности на национальном, региональном и международном уровнях. В соответствии с этим договором страны обязаны сообщить о возникшей угрозе здоровью нации, однако китайское правительство в ВОЗ своевременно не обратилось. 5 января 2020 года еще один китайский доктор сообщил официальным лицам о том, что ему удалось выделить геном вируса, однако власти не только умолчали об этом, но и вовсе закрыли его лабораторию неделю спустя, когда доктор опубликовал эти данные самостоятельно. При этом ВОЗ 14 января утверждала, что «китайские власти не нашли подтверждений тому, что вирус передается от человека к человеку», а 28 января публично хвалила председателя Китая Си Цзиньпиня за «прозрачность» сообщений о коронавирусе, закрывая глаза на преследования китайских докторов. Власти Тайваня обращались в ВОЗ с информацией о вирусе и о том, что он передается от человека к человеку, но их сообщения также были проигнорированы. Все это время мир жил, как и прежде: люди путешествовали, ездили в командировки, общались и, сами того не зная, дарили друг другу частички вируса.

31 января администрация Трампа объявила чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения в связи с COVID-19 и объявила об ограничениях на поездки в Китай и из Китая начиная со 2 февраля. К тому моменту в Америке было девять подтвержденных случаев заражения и масштабы заболевания мало кто себе представлял. Когда Трамп принял решение закрыть американские границы, это дало очередной повод для критики президента. Председатель ВОЗ Гебреисус в числе прочих выступал против введения ограничений на международные поездки и торговлю, хотя тогда ВОЗ была вынуждена признать распространение COVID-19 чрезвычайной ситуацией.

Только 16 февраля спецкомиссия ВОЗ прибыла в Китай для расследования всех обстоятельств – и то ее долго не пускали в Ухань. Потом разрешение на въезд в эпицентр пандемии было получено, но не для всех – двух членов комиссии, американцев, в Ухань так и не пропустили. К тому времени «заполыхал» север Италии, и все ужаснулись, увидев видео из переполненных моргов. В марте ВОЗ все-таки признала происходящее пандемией, но при этом цитировала китайские власти, уверяя, что COVID-19 не распространяется так быстро, как грипп, и что симптомы заболевания появляются в течение двух дней. К 11 марта в 114 странах мира от вируса погибли уже больше 4 тысяч человек, а инфицированными оказались более 100 тысяч. Сейчас, спустя год, в мире более 58,570 миллиона зараженных и более 1,38 миллиона погибших.

Откуда что взялось

При этом, что интересно, до сих пор неизвестно, откуда же все-таки взялся вирус SARS-CoV-2. Много говорят о том, как некий посетитель уханьского рынка съел то ли летучую мышь (а они действительно являются носителем вируса), то ли панголина, то ли понюхал зараженные какашки этой самой летучей мыши, то ли еще что-то в этом духе. Были и конспирологические теории о том, что вирус был специально создан в лаборатории Уханьского института вирусологии. Но к общему выводу пока вирусологи не пришли. Короче, все, как в известном старом советском фильме: «Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе – науке это неизвестно».

Тем любопытнее, что 17 ноября в журнале BioEssays вышла научная статья Россаны Сегрето и Юрия Дейгина под названием «Генетическая структура SARS‐CoV‐2 не исключает лабораторного происхождения». Вот что пишут авторы: «Прошёл почти год с момента вспышки тяжелого острого респираторного синдрома-коронавируса 2 (SARS-CoV-2) в Ухане, Китай, и его происхождение до сих пор остается спорным. Несмотря на проведенные международные исследования, естественный хозяин, прямой или промежуточный, еще не идентифицирован. Геномный анализ показывает, что SARS-CoV-2, вероятно, является химерным, большая часть его последовательности наиболее близка к RaTG13 CoV летучей мыши, тогда как его рецепторно-связывающий домен (RBD) почти идентичен таковому у CoV панголина. Химерные вирусы могут возникать в результате естественной рекомбинации или вмешательства человека. Сайт расщепления фурином (ферментом. – Ред.) в спайковом белке SARS-CoV-2 наделяет вирус способностью преодолевать виды и тканевые барьеры, но ранее не наблюдался у других SARS-подобных CoV. Могли ли быть выполнены генетические манипуляции, чтобы оценить панголинов как возможных промежуточных хозяев для вирусов CoV, полученных от летучих мышей, которые изначально были неспособны связываться с рецепторами человека? И сайт расщепления, и специфический RBD могут быть результатом сайт-направленного мутагенеза, процедуры, которая не оставляет следов».

Действительно, говорится в статье, ближайшими «родственниками» SARS‐CoV‐2 являются коронавирусы, которые носят в себе летучие мыши и панголины. Но как именно они соединились? «Химерная структура SARS‐CoV‐2 и сайт расщепления фурином могут быть результатом генетических манипуляций».

В подтверждение своих выводов авторы также приводят слова Ши Чжэнли, китайского вирусолога, которая получила мировую известность именно за изучение вирусов, свойственных летучим мышам. Ши - исследователь в том самом Уханьском институте вирусологии - в июле этого года заявила, что полное секвенирование RaTG13 было проведено еще в 2018 году, а не после вспышки SARS-CoV-2. То есть работа над изучением этого вируса велась уже давно, что вполне коррелируется со сроками первых заболеваний COVID-19 (исследования из разных стран показывают, что следы коронавируса нового типа находят в анализах поступивших с атипичной пневмонией пациентов еще с конца лета 2019 года).

- Во многих исследованиях, - пишут авторы статьи, - сообщалось, что летучие мыши являются естественными резервуарами для широкого разнообразия потенциально патогенных SARS-подобных CoV. Некоторые из этих вирусов потенциально могут напрямую инфицировать людей, тогда как другим необходимо мутировать свой спайковый белок… Чтобы оценить потенциал появления новых вирусов, исследователи создали ряд химерных CoV, состоящих из остова CoV летучей мыши, обычно неспособных инфицировать клетки человека, чьи спайковые белки были заменены белками из CoV, совместимыми с человеческим ACE2 (мембранный белок, рецептор, через который в клетку попадают коронавирусы. – Ред.). Эти химеры предназначались для моделирования событий рекомбинации, которые могли бы происходить в природе. Такие эксперименты с усилением функции вызвали ряд проблем с биобезопасностью и вызвали споры среди исследователей и широкой общественности. Одним из основных аргументов в пользу таких исследований является необходимость подготовить арсенал лекарств и вакцин для следующей пандемии. Противники такого подхода говорят о том, что подобные эксперименты сами по себе могут привести к пандемии.

Все мы немного Бэтмены

Исследователи генерировали химерные CoV на протяжении более двух десятилетий, задолго до появления современных методов секвенирования или генной инженерии. Например, в 1999 году группа из Утрехтского университета использовала целевую рекомбинацию РНК для создания химеры CoV «кошка-мышка», поменяв местами свойственные этим разным биологическим видам белки. В 2007 году группа Ши в Уханьской лаборатории создала серию химерных шипованных белков CoV «человек-летучая мышь, или Бэтмен», пытаясь определить, что именно наделяет CoV способностью переходить от одного вида к другому. В 2008 году группа Baric из Университета Северной Каролины (UNC) продвинула исследование еще на один шаг, создав химерный CoV путем соединения шиповидных белков вируса из летучих мышей с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ). В 2015 году группы Ши и Baric объединили свои усилия и опубликовали статью, в которой описывалось создание другого синтетического химерного вируса. В статье 2017 года Ши сообщила уже о создании восьми химерных вирусов.

В последние годы область коронавирусологии была сосредоточена на изучении этих химерных CoV, на возможностях терапии и прививок. Что, кстати, вполне объясняет тот факт, что Китай еще летом выдал свое внутреннее разрешение на экстренное использование собственной экспериментальной вакцины от коронавируса и раньше других стран начал массовую вакцинацию. По состоянию на 20 ноября, как заявила китайская Национальная фармацевтическая группа (Sinopharm), привито уже более миллиона китайцев.

ВОЗ, однако, настаивает исключительно на версии природных мутаций и естественного происхождения коронавируса SARS-CoV-2, фактически налагая запреты на любые другие изыскания и предположения. Но ученые все еще задаются вопросом: что же на самом деле произошло? В статье в журнале Nature это было названо «самой большой загадкой», поскольку до сих пор нет ясности, как именно этот вирус передался от животных людям, да и развеять предположения о случайной утечке из лаборатории тоже «будет непросто». Авторы статьи, опубликованной на сайте BioEssays, предполагают, что «генетическая манипуляция SARS-CoV-2 могла быть проведена в любой лаборатории в мире, имеющей доступ к необходимому оборудованию, и она не оставила бы никаких следов». Необходимо, пишут они, «тщательное расследование коллекций штаммов и отчетов об исследованиях во всех лабораториях, участвующих в исследованиях CoV, до вспышки SARS-CoV‐2».

Да, наверное, кто-то скажет, что следует прислушаться к ВОЗ и не обращать внимание на теории лабораторного происхождения вируса. Однако вопрос его происхождения — это не только и не столько обвинения или различные версии, какими бы они ни были. Слепо верить утверждениям ВОЗ, которая неоднократно изменяла их в этом году, по меньшей мере странно. Крайне важно понять, как началась эта пандемия коронавируса, потому что такое понимание даст человечеству возможность предотвратить следующую. «Я не думаю, что перед нами теория заговора, - цитирует Калифорнийский университет в Беркли своего научного сотрудника Сяо Цяна. – Я считаю, что это законный вопрос, который необходимо изучить и на который необходимо ответить».

Ну и, как и положено в день рождения, тост. Как в сердцах сказала моя подруга, женщина интеллигентная, «еще никогда я не желала имениннику поскорее сдохнуть!». Это отличное пожелание, к которому с удовольствием присоединится весь мир.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №48 от 27 ноября 2020

Заголовок в газете: День рождения – грустный праздник

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру