Прорыв в лечении коронавируса

24.06.2020 в 15:09, просмотров: 526

Результаты исследования, проведенного британскими врачами, были кратко обнародованы на брифинге Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 16 июня, а препринт исследования был опубликован на медицинском сайте medRxiv 22 июня. Исследование по тестированию называлось Recovery и в нем принимали участие 6 тысяч пациентов, из них 2 тысячи получали по 6 мг препарата ежедневно в течение десяти дней, а остальные - стандартное лечение.

Прорыв в лечении коронавируса

По результатам клинических испытаний установлено, что применение дексаметазона снизило смертность среди пациентов, находящихся на аппаратах искусственной вентиляции легких (ИВЛ) до 28%, а среди пациентов, которые получают дополнительный кислород, до 20%.

Главный исследователь профессор Питер Хорби сказал: «На данный момент это единственный препарат, который значительно снижает смертность. Это большой прорыв». Ведущий исследователь профессор Мартин Лэндрэй добавил, что в использовании дексаметазона есть еще одно явное преимущество: это давно известный и широко применяемый стероид, который стоит не так дорого, а курс лечения составляет до 10 дней.

Дексаметазон – это кортикостероид, используемый для лечения различных состояний, таких как аллергические расстройства, воспаление кожи и других частей тела, язвенный колит, артрит, волчанка, псориаз или расстройства дыхания. В среднем розничная цена дексаметазона в американских аптеках составляет $39 за упаковку с 30 таблетками.

Несмотря на то, что ранее гендиректор ВОЗ Тедрос Гебреисус назвал результаты испытаний «научным прорывом» и призвал увеличить производство этого лекарства, а правительство Великобритании одобрило дексаметазон для лечения COVID-19, медики других стран пока осторожны. Так, канадские и американские врачи заявили, что сначала надо определить, для каких категорий больных подходит это лекарство.

- В нашей больнице стероиды применяли для тяжелых пациентах на ИВЛ еще с конца марта и результаты были очень оптимистичные, - рассказывает врач Методистского госпиталя в Бруклине Александр Иванов. – Вполне возможно, что грамотное сочетание дексаметазона с антикоагулянтами (которые противодействуют образованию тромбов) действительно будет первым утвержденным протоколом лечения больных в тяжелой стадии. Но для этого нужно провести гораздо больше клинических исследований.

Осторожный настрой врачей можно понять: уже были объявлены панацеей препараты гидроскихлорохин, затем ремдесивир. Исследовательские институты публикуют оптимистичные результаты, затем информацию подхватывают в обществе, комментируют эксперты и власть имущие, а потом люди скупают все, что возможно, в аптеках, тем самым повышая акции той или иной фармакологической компании и при этом зачастую причиняя вред собственному здоровью.

- Был очень большой ажиотаж вокруг плаквенила (гидроскихлорохина), когда люди были готовы платить любые деньги, лишь бы у них дома он был «на всякий случай». И недобросовестные аптекари этим пользовались, хотя по распоряжению FDA в аптеках обязаны были продавать это лекарство только после предъявления рецепта, с подтверждением, что пациент действительно болен COVID-19, - говорит аптекарь Эммануэль М. из Квинса. – Сейчас, боюсь, будет такая же история с дексаметазоном. С 18 июня это лекарство на сайте FDA идет с пометкой «нехватка препарата».

Результаты исследования позволяют предположить, что дексаметазон, по-видимому, не помогает людям с легкими симптомами коронавируса и тем, у кого нет проблем с дыханием. При этом, как и у любого медицинского препарата, у дексаметазона есть побочные эффекты: тошнота, рвота, кровотечение и даже перфорация ЖКТ, аритмия, брадикардия, тромбозы, повышение артериального давления, остеопороз и увеличение риска переломов, сахарный диабет, прогрессирование ишемической болезни сердца. Кроме того, прием стероидов провоцирует рост аппетита и, как следствие, набор лишнего веса.

До настоящего времени единственным препаратом, который оказался действенным для пациентов с COVID-19, является антивирусный препарат ремдесивир. Исследования показали, что прием ремдесивира помогает пациентам со средней степенью тяжести заболевания быстрее выздоравливать, но при этом он не оказывает никакого эффекта на очень тяжелых больных, которые находятся на ИВЛ.

- В соответствии с результатами исследования, ремдесивир следует давать пациентам на более ранних стадиях, - рассуждает Александр Иванов. – И если поначалу было рекомендовано отправляться в больницу, только когда у больного начинались жар и проблемы с дыханием, то сейчас, учитывая новые методы лечения, имеет смысл обращаться за медицинской помощью сразу же.

Ремдесивир на данный момент – дефицитное лекарство. Несмотря на то, что компания Gilead Sciences наращивает производство ремдесивира, в настоящее время он доступен только для ограниченного числа больниц по всему миру. Проблема не в нехватке самого препарата, а в том, что упаковочные материалы – флаконы, например – производятся в Китае, и логистика недостаточно расторопна. Препарат также сложен в применении: его нужно вводить инъекциями в течение нескольких дней.

- Сейчас идет исследование еще трех лекарств. В их основе моноклональные искусственно созданные антитела к вирусу SARS-CoV-2, которые блокирует один из белков, помогающих вирусу проникнуть в клетки организма, - говорит Иванов. – Исследования полным ходом идут в Америке, Англии, Франции, Германии и Южной Корее.

Пока же достоверно доказана связь тяжести заболевания с уровнем витамина D. По данным ученых из Северо-западного университета в Эванстоне, штат Иллинойс, дефицит витамина D в организме на 15% повышает вероятность развития тяжелой формы COVID-19. И наоборот, нормальный для вашего возраста уровень витамина D поможет легче переболеть. Чтобы избежать гипервитаминоза, позвоните вашему врачу и посоветуйтесь, какую дозу витамина D вам следует принимать в профилактических целях.



|