Правда и мифы о коронавирусе

Рассказ заболевшего врача

25.03.2020 в 06:20, просмотров: 15374

Резидент третьего года Ме­­тодистского госпиталя в Брук­­лине Александр Иванов стал известен русскоязычной публике как один из первых врачей, заразившихся коронавирусом.

Правда и мифы о коронавирусе

— Я хочу поделиться своей историей, потому что необходимо развеять мифы и «страшилки», которых сейчас много вокруг этого вируса, а также предостеречь остальных. Чтобы было понятно — 80% населения перенесут этот вирус совсем без или с минимальными симптомами. Они даже могут не догадаться, что заражены, и никогда не узнать об этом, если только не сдадут тест на наличие антител.

— Как вы заразились?

— У меня нет четкого понимания. В начале февраля я был в Италии, сначала в Милане, потом ездил с друзьями на горнолыжный курорт. Вернулся 17 февраля. Все это время чувствовал себя прекрасно, первые неприятные ощущения появились 14 марта. Если учитывать, что инкубационный период, во время которого появляются симптомы, составляет от 5 до 11 дней, то маловероятно, что я мог заразиться в Италии. То есть, скорее всего, я заразился уже в Нью-Йорке.

— Симптомы у вас тоже ведь были довольно нетипичными для коронавируса? Все­­мирная организация здра­­воохранения (ВОЗ) четко перечисляет: высокая температура, кашель, затрудненное дыхание. У вас ведь ничего из этого не было?

— Нет. 14 марта вечером я почувствовал першение в горле. Подумал, конечно, о простуде, но никаких других симптомов не было. В понедельник 16 марта я пару раз кашлянул во время обхода, но, опять же, это можно было оценить просто как «пересохло в горле». Так совпало, что в этот же день мы разговаривали с коллегами о необходимости тестировать врачей — все-­таки мы подвергаемся угрозе заболевания и рискуем передать этот вирус нашим пациентам. От имени других резидентов я отправился на встречу с нашим и.о. главврача, человеком, которого я безмерно уважаю и которому благодарен за то, что он согласился с нашими доводами. Было принято решение тестировать тех медработников, у которых есть «вирусные симптомы». Далее в течение буквально пары часов я стал замечать у себя небольшую одышку, хотя я здоровый молодой мужчина, и легкую боль в мышцах. Температура была 37,1-37,2, что тут вообще не считается проблемой и поводом для беспокойства. Во-первых, мне было самому очень любопытно, как работает эта система. Во-вторых, я боялся, если что, заразить пациентов и коллег.

Тест — это просто мазок из носа, иногда берут еще дополнительно из горла. Чтобы не получить ложный результат, берут чуть глубже, чем, допустим, мазок на стреп, но это не больно, просто немного неприятные ощущения.

Честно скажу, на 95% я был уверен, что я не болен. Общее самочувствие у меня было отличное! Однако тест пришел положительный. Сейчас я сижу до­ма в самоизоляции; еще 15 моих коллег сдали этот тест и также находятся дома на карантине в ожидании его результатов.

— Получается, что даже с такими неспецифическими симптомами человек может быть на самом деле болен коронавирусом? Не простудой, не сезонной аллергией, не гриппом, а именно COVID-19.

— Возможно, но, скорее все­­го, он этого не узнает. Меня протестировали потому, что я медицинский работник. Обыч­ного человека с такими симптомами тестировать не будут, да и не надо ему этого. Хотите хорошую новость?

— Очень.

— 80% населения перенесут этот вирус без госпитализации. 50% знать не будут, что у них что-то есть, у 30% будут минимальные простудные симптомы, 15% понадобится госпитализация, 5% — реанимация. Поэтому тех, кто приходит с легкими симптомами, даже не тестируют. И я поддерживаю тех врачей, которые не рекомендуют людям с легкими симптомами бежать проверяться, потому что в госпитале в ожидании теста вы скорее заразитесь коронавирусом, чем где-либо еще. Если у вас легкие простудные явления — просто сидите дома две недели и следите за своим самочувствием. Ходите в маске, чтобы не распространять инфекцию дальше.

Сейчас количество тестов стало значительно больше. На­верняка вы это видите и по ста­тистике числа зараженных. Но вы должны понимать, что тестируют только тех, у кого симптомы средней тяжести и есть показания для госпитализации.

— Вы сейчас дома?

— Да, дома. Первый день бы­­ли небольшая боль в горле, мышечная слабость, стеснение в груди при глубоком вдохе. Надо учитывать, что заболевание проходит несколько стадий. Первые 6-7 дней пациент, у которого уже проявились легкие вирусные симптомы, чувствует себя неплохо. Может быть потливость, вообще общие проявления похожи на легкий грипп. Интересным отличием от гриппа является отсутствие заложенности носа. Потом на пару дней наступает улучшение. И вот потом уже у некоторых пациентов может быть ухудшение. Наблюдайте: если у вас будут затрудненное дыхание, температура 38-39 (которая не сбивается обычными дозами tylenol), держится несколько дней, либо появится спутанность сознания, тогда сразу вызывайте «Скорую» и отправляйтесь в госпиталь.

— Не поздно?

— Это еще не поздно, но уже пора.

— В Интернете гуляет та­кое интересное упражнение на проверку состояния легких: сделать глубокий вдох и задержать дыхание на 10 секунд. Если все в порядке, то у вас получится это сделать без проблем. Что скажете?

— Я бы посоветовал обратить внимание на другое: есть ли у вас нетипичная одышка? Например, если вы раньше ходили пешком к себе на этаж, а теперь задыхаетесь — это и есть «оно». Если появляется одышка, когда вы находитесь в состоянии покоя — тоже пора ехать в госпиталь. Очень простое упражнение: встаньте с дивана, пройдите метров пять, сядьте обратно. Есть одышка и до пандемии вы могли без проблем это сделать? Езжайте в госпиталь.

Основные группы риска: люди с хроническими заболеваниями, люди в возрасте, пациенты с дыхательной недостаточностью и высокой температурой (например, больше 38, которая держится несколько дней). Вот таких тестируют и госпитализируют сразу.

— Вы сказали, что только 5% нуждаются в реанимации.

— Да, это только кажется, что мало, а на самом деле это огромное количество пациентов, которым нужны кровати, система искусственной вентиляции легких, реанимация. Гос­питали не готовы к такой одновременной нагрузке, и медицинская система просто «ломается». Почему такие высокие цифры в Италии? Потому что пациентов было в 5-6 раз больше, чем рассчитаны их госпитали. Я читаю статьи своих итальянских коллег и у меня мурашки по телу бегут потому, что нам предстоит с этим столкнуться через 3-4 недели. Нет основания предполагать, что в Нью-Йорке эпидемия будет развиваться по-другому.

О серьезности положения говорит хотя бы то, что госпитали отменили все амбулаторные процедуры, а это в условиях американской страховой медицины — 70-80 процентов дохода. То есть сейчас все больницы будут работать только на прием и «вытаскивание» тяжелых больных с коронавирусом.

— Что делать людям с положительным результатом те­ста, которых отправили до­мой в самоизоляцию? Как их ле­чат?

— Сидеть дома. Обильное питье, здоровое питание, соблюдение режима сна. Как и при легком гриппе — покой. Не ходите навещать пожилых родственников, если, конечно, вы их любите.

— В условиях тесных нью-йоркских квартир самоизоляция невозможна. Куда деть остальных членов семьи, особенно сейчас, когда дети учатся, а взрослые работают из дома?

— Если семья все это время была вместе, то мы можем сме­ло предположить, что они тоже уже заражены. Так что изолируйтесь вместе с ними на здоровье, сидите дома 14 дней, отдыхайте.

— Какие лекарства можно принимать?

— Недавно в одном медицинском журнале были опубликованы рекомендации не принимать ибупрофен (мотрин и эдвил), так как это может ухудшить течение болезни. Сейчас та­кие рекомендации дает и ВОЗ. Рекомендуют принимать па­ра­цетамол (тайленол). По­чему так? Исследования, которые проводили задолго до этой эпидемии, говорят, что нестероидные противовоспалительные вещества (НПВС — общий класс лекарств для мотрин, эдвил и многих других) могут повышать уровень белка ACE2. Этот белок-рецептор находится на поверхности клеточной мембраны, который вирус SARS-CoV-2 использует для проникновения в клетки организма. То есть, чем больше этого белка-рецептора, тем в большее число клеток проникает вирус и тем хуже становится больному. При других заболеваниях можно принимать ибупрофен, потому что вирус SARS-CoV-2 — единственный, который использует эти рецепторы. Вот так причудливо он мутировал в отличие от своих «родственников», других уже известных коронавирусов.

Я рекомендую принимать тайленол, только если есть температура 38,4, в остальных случаях не нужно его пить, дайте организму самому побороться. Если у вас есть кашель, тайленол от него не помогает. Сум­марная доза тайленола в день не должна превышать 2 гр. Если ваш организм не реагирует на лекарство, температура держится или повышается — читайте выше, — это повод немедленно вызывать «Скорую» и ехать в больницу.

Если у вас есть хронические заболевания и ваш лечащий врач назначил вам лекарства, пожалуйста, не отменяйте их самостоятельно! Обязательно проконсультируйтесь со своим врачом.

Что же касается меня лично, то я с самого начала решил, что не буду пить никакие лекарства, потому что я молодой и у меня нет серьезных проблем со здоровьем. От боли в горле я использую полоскание листерином — хотя листерин это не па­нацея от моих симптомов, мне он очень помогает. На третий день почувствовал себя хуже: сильнее стала боль в мыш­цах ног, в спине, общее состояние усталости и «разбитости», слабость. На 4-й день в целом самочувствие улучшилось: пропало першение в гор­ле, слабость и боль в мышцах отступили. На 5-й день мое об­щее состояние близко к оптимальному, минимальное неудобство вызывала ночная потливость, которая появилась за последние 48 часов. За все время болезни я два раза принял по одной таблетке 325 мг тайленола — у меня сильно болели спина и голова. Но я не думаю, что это связано с моим заболеванием. Спина болела от неудобного стула, а голова — от перенапряжения, все-таки мне в эти дни многие звонят и пишут.

— У скептиков принято считать, что опасность преувеличена, мол, от гриппа погибают больше...

— Смертность от гриппа в 5-10 раз ниже в процентном отношении к числу заболевших. Если этот вирус и сравнивать, то с его предшественником SARS-COV, который появился в 2003-2004 году и смертность от которого была значительно выше (около 10% от общего числа заболевших). Но тогда ме­дикам довольно быстро удалось справиться с эпидемией потому, что у заболевших симптомы проявлялись сразу, их тут же госпитализировали и тем самым изолировали от общества, препятствуя дальнейшему распространению вируса. У вируса SARS-CoV-2, который вызывает болезнь COVID-19, симптоматики ясной и четкой сразу нет, более того, каждый его пе­ре­носит индивидуально. Симп­томы появляются через 2-14 (чаще 5-11) дней после заражения, а могут и вовсе не появиться, и человек все это время заражает окружающих. То есть, опасность коронавируса в том, что он очень коварен (не яркие симптомы) и заразен. И когда сразу многим больным нужны реанимация и система вентиляции, а их у нас нет — вот тогда и наступает беда.

— Какие ваши прогнозы на то, что будет дальше?

— Заболевание будет распространяться. Каждые 10 человек инфицируют 25 человек. То есть контагиозность чрезвычайно высокая. При таком уровне эпидемии нужно, чтобы как минимум у 60% населения был иммунитет — то есть те, кто болеют этим вирусом бессимптомно или с легкими симптомами, его получат и не понесут дальше.

— Я читала разные истории о том, что от этого вируса нет иммунитета и что люди заражались повторно.

— Действительно, страшных историй сейчас пишут много. Но ни одна из таких историй пока медицински не подтверж­дена. Думаю, что в случае с якобы «повторными» зараженными имел место просто плохо проведенный тест, который дал ложные показатели.

Проблема в том, что даже при самых жестких нормах карантина все равно будет больше тяжелых больных, чем будут справляться госпитали. В обычное время реанимационные палаты в Нью-Йорке заполнены на 80-90%, а сейчас их будет катастрофически не хватать.

— Что насчет вакцин? Ле­карств? Есть надежда?

— Сейчас уже идут множество клинических испытаний антивирусных препаратов на лю­дях. Одни из самых ожидаемых исследований лекарства Rem­desivir дожны закончиться и быть опубликованы к концу апреля. После чего в зависимости от результатов испытаний этот препарат или одобрят, или нет. Это лекарство было разработано для лечения больных лихорадкой Эбола и есть обнадеживающие результаты для лечения пациентов с COVID-19. Первый заболевший коронавирусом в Сиэтле 19 января этого года выздоровел на фоне терапии Remdesivir.

Ситуация с вакциной чуть более запутанная. На сегодняшний день в мире около 50 экспериментальных вакцин. На 22 марта только одна вакцина на основании m-RNA компании Moderna проходит испытания на добровольцах (это только первая из трех фаз клинических исследований). Только лекарство, успешно прошедшее все три фазы исследований, может получить одобрение FDA. Но вы поймите, что, как и в случае с другими вакцинами, нам нужно понять, какие у нее возможные побочные эффекты, ведь ее будут давать здоровым людям. Учитывая необходимость проведения всех 3 фаз клинических испытаний, вакцина не может появиться раньше чем через 9-12 месяцев (и этот срок будет фантастикой).

И в этот момент — фантастика! — Саше на почту приходит сообщение от коллег о том, что президент Дональд Трамп объявил об «обнадеживающих результатах» действия лекарства от малярии и артрита гидроксихлорохин. Мы кидаемся искать подтверждение на сайте Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA). Действи­тельно, это лекарство использовалось китайскими и итальянскими врачами, но пока результаты все еще очень предварительные, чтобы говорить о полной победе над вирусом.

— Гидроксихлорохин — это наша новая надежда. Относи­тельно дешевый препарат, который используется много лет, у него не так много побочных эффектов. Помимо расстройства желудочно-кишечного трак­та, могут возникнуть проблемы со зрением, но это бывает очень-очень редко. Опыт его использования для лечения пациентов с коронавирусом пока минимальный, но результаты неплохие.

Поэтому пока мы рассчитываем на то, что должно уйти от 12 до 18 месяцев, пока переболеет большая часть населения и появится иммунитет. Пока же мы только в начале пути. Пик заболевания в Нью-Йорке наступит через 45 дней, и это при условии, что все соблюдают рекомендации властей по карантину. Как только мы ослабим эти рекомендации, все начнется заново! Если вы хотите представить себе всю картину, просто сравните нас с Италией — сейчас мы отстаем от ее эпидемических данных на 3—3,5 недели.

— Саша, а есть что-то хорошее, чтобы подбодрить наших читателей?

— Множество лабораторных данных показывают, что вирус SARS-CoV-2 родственен вирусу SARS-Cov, который тоже пришел в свое время из Китая и тоже с рынка экзотических животных, правда, не в Ухане, а в провинции Гуанчжоу, но у нас есть некоторые данные, что вирусу комфортно при температуре от 3 до 10 градусов Цельсия. Вирус SARS-CoV был агрессивен и не пережил летнюю жару. Этот вирус, SARS-CoV-2, гораздо коварнее, но надежда есть. Возможно, летом будет перерыв, а потом нас может ждать новая вспышка заболевания. Однозначно эта эпидемия поменяет американский уклад жизни, повлияет на всю медицинскую систему страны.