Почему в штате Мэн сказали «нет» освобождениям от прививок

Уроки референдума

В супервторник 3 марта в штате Мэн произошло событие, которое, хотя технически и было связано с выборами, однако не имело прямого отношения к вопросу о том, кто может стать будущим президентом США. На референдум была вынесена спорная проблема. В этом штате в мае прошлого года был принят закон об отмене возможности отказа от прививок по религиозным убеждениям (так называемый Законодательный документ №798). Далеко не все были с ним согласны, развернулась полемика.

Уроки референдума

В Мэне закон можно заветировать путем референдума. И потому в избирательном бюллетене предлагалось высказать свое мнение по поводу отмены права на отказ от прививок по религиозным или философским мотивам для школьников от подготовительного класса до 12-го, для студентов колледжей и работников учреждений здравоохранения.

Ответ «да» означал бы, что участник референдума за прекращение действия Законодательного документа №798 и за восстановление исключений по религиозным или философским мотивам. Ответ «нет», соответственно, рассматривался как поддержка продолжения действия принятого закона.

Противники прививок ожидали от этого голосования многого. И не только в Мэне. Победа антивакцинистов имела бы резонанс по всей стране. Однако, к своему превеликому сожалению, они потерпели поражение. Несмотря на то, что родители, не желающие делать прививки своим детям, все лето агитировали население штата поддержать свободу их выбора на референдуме, 74% участников голосования высказались против отмены закона. Он вступит в силу, как и намечалось, 1 сентября 2021 года.

Реакция была бурной. «Это огромное ущемление наших личных свобод, медицинской свободы в частности», – заявила Кэра Сакс, сопредседатель группы, добившейся включения в бюллетени вопроса о прививках. Эта организация объединяет многих родителей, активно борющихся с вакцинацией. Таких, например, как Энджи Кенни, которая прежде имела возможность отказываться от прививок своих детей «по философским соображениям». Эти соображения появились у нее давно, еще когда ее старшая дочь была полуторагодовалым младенцем и после прививки против оспы почувствовала себя ужасно.

«Она не могла ползать. Она не могла ходить. Она не могла самостоятельно есть. И это продолжалось почти год», – вспоминает мать. У девочки диагностировали атаксию (ataxia). Эта патология, которая проявляется как расстройство координации движений, внесена в список Центра по контролю и профилактике заболеваний (СDС – Сenters for Disease Control and Prevention) и упоминается там как крайне редко встречающийся негативный побочный эффект прививки против оспы. Дочь Энджи Кенни прошла курс лечения, на которое получила деньги из фонда National Vaccine Injury Compensation Program. Она поправилась и, войдя в тинейджерский возраст, чувствует себя нормально. Но у Энджи есть еще одна дочь, которой сейчас 4 года. И помня о перенесенных волнениях, мать категорически против того, чтобы штат диктовал ей, прививать или не прививать ребенка. Кенни решительно заявляет: «Я не собираюсь приносить мое дитя в жертву, пусть даже во имя блага общества». 
Однако общество, судя по результатам референдума, рассудило иначе. Чем руководствовалось большинство? Уверенностью в благотворности вакцинации? Или на чашу весов легли в дополнение ко всему панические настроения, связанные с эпидемией коронавируса?

Стоит послушать сторонников закона. У 11-летнего сына Молли Фрост слабая иммунная система. Врачи нашли у него один из видов рака, лимфому Ходжкина, когда ребенку было пять лет. Болезнь то отступала, то возвращалась. Эса (так зовут мальчика) проходил химиотерапию, радиацию, а недавно ему трансплантировали стволовые клетки. «В данный момент у него нет иммунитета ни к каким болезням, против которых его прививали в прошлом, – говорит мать. – И он легко может стать жертвой любого недуга, который может подхватить». Все ее надежды связаны с так называемым «иммунитетом стада» (herd immunity), то есть чем больше однокласcников ее сына окажутся вакцинированы, тем меньше, как ей представляется, у него шансов подцепить корь или краснуху. Семья Фрост живет в приморской зоне, где до сих пор 9% семей имели возможность получить освобождение от прививок по религиозным мотивам – самый высокий показатель в штате. А во всем Мэне более 5% дошкольников не вакцинированы по соображениям немедицинского характера. Цифра вдвое выше среднего уровня в стране. Немудрено, что в таких вольготных условиях «иммунитет стада» не достигал считающихся необходимыми 95%, и это не могло не волновать Молли Фрост и других родителей. Сейчас им станет спокойнее. Конечно, можно сказать, что случай с ребенком  Молли не такой уж типичный. Но наверняка в каждой семье есть свои убедительные обстоятельства и свои соображения.

Как бы там ни было, в Мэне маятник качнулся в пользу тех, кто убежден, что новый закон необходим в интересах общественного здоровья и не может быть никаких оснований для освобождения, кроме медицинских.

«Мы дошли до такой точки, когда нет других решений», – убеждена педиатр Лора Блэйсделл. По ее словам, последние годы она чувствовала себя беспомощной, наблюдая, как падает рейтинг иммунизации в штате, будучи при этом не в состоянии переубедить родителей. Каждое лето в Мэн приезжают миллионы туристов. По мнению доктора, это увеличивало опасность распространения таких болезней, как корь. Теперь к страхам наверняка добавится COVID-19.

Сопротивление продолжается

Означает ли неудача антипрививочников в Мэне, что они прекратят борьбу? Вряд ли.

У них есть свои веские причины оберегать своих детей от вакцинации, и это связано не только с религией. Родители боятся за тех мальчиков и девочек, у которых проблемы с иммунной системой, аутизм, синдром Дауна, нарушения речи, аллергические реакции и многое другое. И они готовы оберегать своих чад всеми доступными им средствами. Поэтому они не успокоятся, какие бы решения ни выносили суды и каковы бы ни были результаты референдумов.

К тому же, как известно, вакцинация – не панацея. Эффективность отнюдь не стопроцентная. В этом году в довершение к ужасам коронавируса тяжелая ситуация складывается с гриппом. Число заболевших в США самое большое с 2004-го (за исключением 2009 года, когда болезнь носила пандемический характер). Согласно данным Центра по контролю и профилактике заболеваний, в феврале только за одну неделю, завершившуюся 22-го числа, умерло 20 детей. Общее число детских смертей с начала года достигло 136. Возникает вопрос: а сколько среди этих умерших были предварительно вакцинированы? В CDC нам ответили, что пока не имеют точных данных, но в прошлые годы уровень невакцинированных среди умерших детей достигал 80%. По статистике Центра, в этом сезоне прививки снижают риск заболевания гриппом на 40% для взрослых и на 55% для детей.  Каждый из родителей вправе сам прикинуть, в какой степени можно рассчитывать на вакцину, и решать для себя, что делать.

Предмет споров между сторонниками и противниками прививок столь сложный и многогранный, что часто трудно прийти к однозначному выводу. С одной стороны, кто же может оспаривать необходимость заботы об общественном здоровье, на что, собственно, и нацелены прививки? А с другой, то и дело появляются новые факты, которые ставят под сомнение эффективность и безопасность вакцин. То выясняется, что 70% заразившихся корью в графстве Рокленд в штате Нью-Йорк были до этого вакцинированы. То появляется сообщение, что за 30 лет федеральное правительство выплатило $4 млрд по искам в связи с ущербом здоровью людей от вакцин. Что касается гриппа, всего за год - с 2014-го по 2015-й - компенсации ущерба здоровью от прививок против гриппа по судебным искам выросли с 4,9 млн до 61 млн долларов.

Так что вполне можно ожидать, что активисты движения против поголовной вакцинации детей не сложат оружия.

Вести с «фронтов»

Со штатом Мэн ситуация определилась, но что же делается в других «горячих точках»?

Нью-Йорк. В штате пока остаются нерассмотренными судебные иски, поданные от имени родителей, чьи дети пострадали от ужесточения требований по прививкам. 26 000 детей перешли на домашнее обучение этой осенью. Легислатура собирается рассмотреть новые законодательные меры, которые предусматривают увеличение масштабов вакцинации, расширение освобождений по мeдицинским причинам, понижение возраста согласия на прививки (чтобы не нужно было разрешение родителей), очень спорную вакцину против вируса папилломы HPV (Human Papillomavirus) хотят сделать обязательной для школьников. При этом в Англии недавно вышло исследование, подтверждающее 54-процентный рост рака матки среди женщин в возрасте 25-29 лет. В свое время их первыми в Англии стали прививать от HPV. Все это предстоит обсудить на сессии в Олбани, которая продлится до начала июня.  

Колорадо. Здесь предложен законопроект, который даст местному Управлению здравоохранения и охраны окружающей среды право добавлять в качестве обязательных любые вакцины, не запрашивая на это разрешения легислатуры. В тексте билля термины «по религиозным мотивам» и «по философским мотивам» объединены в одно выражение «по немедицинским». Если родители захотят не подвергать дитя хотя бы одной обязательной прививке, они должны получить от доктора подписанную им справку об освобождении «по немедицинским соображениям» (интересная уловка!) или пройти онлайн образовательный курс по вакцинам. Законопроект одобрен сенатом и находится на рассмотрении в комитете по здравоохранению нижней палаты. Скоро пройдут слушания. Предвидятся протесты и демонстрации.  

Коннектикут. Билль об отказе от освобождения по религиозным мотивам для всех детей школьного возраста и студентов вузов одобрен и сейчас должен пройти апробацию с точки зрения соответствия конституции штата. Правда, закон принят с двумя поправками. Одна из них неожиданно дает свободу детям, которые в настоящий момент имеют освобождение из-за религии или родились в семье, пользовавшейся прежде таким освобождением. Для них все остается по-старому. Таким образом закон, получается, рассчитан только на новые случаи отказов. Другая поправка расширяет применение освобождений по медицинским обстоятельствам, в частности, в ситуациях, когда у ребенка аллергические реакции. Решения, как ожидается, будут вынесены в ближайшие две недели.

Иллинойс. С законом об отмене освобождений по религиозным мотивам нет никаких подвижек. Он застрял в одном из комитетов сената. Но легислатура намерена вернуться к рассмотрению резолюции об ответственности производителей вакцин.

       

После неудачи с референдумом в Мэне он, если ничего больше не будет дополнительно предпринято, станет пятым штатом, в котором нет никаких исключений в ситуации с вакцинацией, кроме медицинских. Во всех 50 штатах местные законы требуют прививать школьников. В каждом есть свои юридические нюансы, но повсюду можно получить освобождение по медицинским показаниям. В 45 штатах и в округе Колумбия действуют правила, позволяющие жителям отказываться от вакцинации из-за своих религиозных взглядов. В 15 штатах допускаются так называемые «философские мотивы» для неучастия в программе вакцинации, то есть просто потому, что у вас такие убеждения. Накал страстей между обеими сторонами в споре о прививках не снижается. Сторонники вакцинации (а их большинство) говорят: непривитый школьник представляет опасность для своих одноклассников. А у противников есть свои веские причины оберегать от вакцинирования своих детей, и это связано не только с религией. Они не верят в прививки, тем более что, как уже неоднократно говорилось, те не обеспечивают ожидаемый эффект на 100%. И для этих мам и пап никакие разговоры о том, что при демократии выбор в пользу большинства – это апофеоз справедливости, не звучат убедительно. Для них судьба собственного чада важнее всех абстрактных принципов. Пока нет ни одного исследования, сравнивающего привитых детей с полностью непривитыми, родители не успокоятся. И кто их может в этом упрекнуть?