Облик США меняется соответственно новой структуре общества

Жить вместе трудно, но порознь нельзя

08.01.2020 в 07:44, просмотров: 170

Евангелие учит, что мир спасет любовь к ближним и врагам, но Екклесиаст в Ветхом завете смотрит на мир реалистично: есть время любить и время ненавидеть. В какое время мы живем, вопрос не возникает, предупреждения и вражда потеснили миролюбие и добрососедство.

Облик США меняется соответственно новой структуре общества

Новый облик глобализма

Гражданские конфликты, ожесточение отношений и нравов видны во всем мире. Европейская цивилизация после Второй мировой войны была примером солидарности и миротворчества, но сегодня погружается в глубокий кризис и не может противостоять росту агрессивного национализма, возрождению нацистского мировоззрения. Экстремистские группы и партии укрепляют позиции, старый истеблишмент часто не в состоянии им противостоять.

Англия, с репутацией бастиона стабильности и уважения к традициям и закону, в бунтах и скандальных сварах, парламентарии и партийные лидеры обмениваются оскорблениями, демонстрирует манеры, с которыми раньше в пивной паб бы не пустили. Внутренней борьбой вражда не ограничивается. Премьер Борис Джонсон говорит: "Наполеон, Гитлер, многие люди пытались сделать это... Европейский союз пытается сделать то же другими методами" - лишить Англию независимости. Политики - сторонники «Брекзита» утверждают: "Мы на войне". Кто враг? Германия и Брюссель с его бюрократией, пытающиеся разрушить уникальность Англии.

Практически во всех европейских странах политика отражает радикализацию общества, националистические настроения получают все более широкую поддержку и улицы, и элиты. В Восточной Европе это можно объяснить тоталитарным прошлым, но найти причины кризиса демократических идей и институтов в странах с вековыми традициями гражданского общества сложнее.

Обычное объяснение - массовая миграция из стран другой культуры, вытеснение и перерождение старого континента. Надежды на ассимиляцию не оправдались, рост преступности, социальная напряженность, финансовые затраты создали почву для широкой неудовлетворенности. Каролина Вебер пишет о современной Европе: "Законы не успевают за техническим прогрессом, капитализм и консьюмеризм разрушают, национализм, расизм, ксенофобия отправляют публичный дискурс, угрожая катастрофой". Сказано это в рецензии на книгу "Европейцы", в которой речь идет о былом центре мировой культуры, просвещения и гуманизма. Не все разделяют ностальгию, критики европоцентризма напомнят о фашизме и газовых камерах.

.

Иммиграция не единственный фактор гражданского раскола. На мировую арену вышли страны третьего мира, бывшие источником сырья и дешевого труда для Запада. Конкурировать с ними расслабившаяся в благополучии Европа не может. Попытки правых партий и правительств повысить продуктивность труда, сократить социальные программы вызывают жесткое сопротивление. Хотя в Европе нет такого глубокого, как в США, социально-экономического неравенства, но и здесь это источник протеста.

При всех противоречиях Европа более благополучна и стабильна, чем большинство стран мира. Положение в Азии, Африке, Латинской Америке намного хуже. Сотни миллионов беженцев, миллионы погибших и раненых в гражданских и гибридных войнах, ООН беспомощна, Запад не может оставаться ни мировым полицейским, ни примером для подражания.

Только 6%, согласно международному опросу Гэллапа, верят в возможность мира без войны, и на первом месте в числе стран, представляющих угрозу миру, - США, впереди Китая, Северной Кореи и Ирана. Можно видеть в таких настроениях трагедию. Можно и по-другому - научиться жить без иллюзий, в реальном мире.

Учили историю? Забудьте!

Я был ошеломлен, увидев в "Нью-Йорк таймс" статью "Зло американской революции" - рецензию, вполне благожелательную, на монографию М. Локвуда "Как американская революция разрушила мир". Человек современного мышления убежден, что освобождение от власти британской короны было поворотным пунктом на пути к свободе, гражданским правам, общественному прогрессу, примером для человечества. Но автор утверждает: "Американская революция была катастрофой". Базовая идея профессора Гарварда Локвуда - "Эффект бабочки": если она махнет крыльями, это может вызвать ураган в других частях света. За революцией в Америке последовали революции и гражданские войны во многих странах, возник мировой хаос. Подобным образом оценивали Российскую революцию ее противники.

Книга Локвуда - один из примеров радикального пересмотра национального мировоззрения. Отцы-основатели утратили статус икон, о них говорят как о сегрегационистах, рабовладельцах, отцах внебрачных детей от черных женщин. Памятники от Колумба до конфедератов разрушаются. "Унесенные ветром", "Убить пересмешника", "Гекльберри Финн" перешли из классики в разряд расистской литературы.

"Нью-Йорк таймс" предложила "Проект-1619" (год прибытия первого корабля с рабами), который предлагает пересмотр постулатов американской истории, изменения устоявшихся представлений о прошлом страны. Цель: "Показать наследие рабства и его влияние на современную жизнь, маргинализацию афроамериканцев". Авторы утверждают, что черные американцы сражались в основном за свою свободу в одиночестве и что Америка основана на рабстве. Предполагается, что проект станет фундаментом школьных программ и учебников.

Проект подвергся серьезной критике со стороны профессиональных историков, но их аргументы отвергнуты. Не мне судить, кто прав в этом споре, но ясно, что пересмотр представлений о национальной истории приведет к еще большей гражданской конфронтации. Кроме белых консерваторов, вряд ли его примут американские индейцы, которые считают, что они главные жертвы колонизаторов.

Джо Байден тоже озабочен исправлением истории. Он говорит, что "Наша культура не импортирована из Африке или Азии... Это европейская культура". Что это - белый супрематизм?! Нет, кандидат в президенты пытается понравиться меньшинствам и добавляет: "Культура белого человека основана на насилии". Байден упирает на насилие против женщин. Заглянул бы в статистику, сказал бы по-другому - цветные женщины страдают от насилия намного больше белых, и больше всех черные. Но приходится оправдываться за его позицию в скандальных разбирательствах обвинений Аниты Хилл против судьи Кларенса Томсона, Байден ее не поддержал. Хилл и Томac черные, но виновата белая культура.

Политическая борьба без правил каждодневно обостряет социальный конфликт. Президент, отбиваясь от атак оппонентов, не стесняется в выражениях. Он называет импичмент "величайшей аферой в истории американской политики" и обвиняет демократов в том, что они "нарушили верность Конституции и объявили войну американской демократии".

Соперники не уступают: националист, нацист, психопат, коррупционер, лжец, угроза миру, свободе и демократии. Когда у спикера Пелоси спросили, ненавидит ли она президента, она ответила: "Я никого не ненавижу"; по ее словам, по ночам она молится за президента и жалуется, что Бог не отвечает на ее молитвы. Ее пастор сказал, что она молится недостаточно. Плакать или смеяться от таких национальных лидеров?

Хиллари Клинтон для ее поклонников образец ответственного политика. Но сторонников Трампа она называет омерзительными, неизлечимыми, не американцами - это о 63 миллионах соотечественников. Интеллигентный, толерантный, "кул" Обама назвал тех, кто не разделяет его убеждения, троглодитами, цепляющимися за оружие и религию. Команда новых политиков-прогрессистов в Конгрессе демонстрирует воинствующее невежество и нетерпимость, селебрити-либералы публично позволяют себе нецензурную риторику... Не умом, так крутизной.

Серьезной угрозой социальной стабильности становится конфликт во взглядах на отношения с Ираном, многие вспоминают времена Вьетнамской войны. Сегодня все плохо: и сократить военное присутствие за рубежом, и принять решительные меры против противников.

Попытка диагноза

Американцы не отличаются лучшими манерами, но приветливы, доброжелательны, готовы помочь. В Америке самая большая в мире сеть благотворительности, огромное число организаций, культурных и просветительских фондов живет за счет пожертвований. Спорят о нелегалах, но тратят миллиарды на их обустройство. Уникальна забота об инвалидах.

Спросите, как найти нужный адрес, американец остановится, улыбнется, если не знает, станет разбираться с «Гуглом». Обращение начинается с sorry, excuse me, may I disturb you. В сервисе, не ожидая вопроса, - "Как я могу вам помочь?", хама советского образца в торговле и обслуге здесь представить невозможно.

Но старые традиции и обычаи меняются. Поведение на улице, в транспорте становится более агрессивным, конфликтным, порой патологическим и криминальным. Политическая атмосфера оказывает негативное влияние на нравственное и психическое здоровье страны. Один раз я готов согласиться с трампоненавистницей "Нью-Йорк таймс" Мишель Гольдберг: "Общество охвачено тревогой и озлобленностью. Психологи отмечают рост настроений отчаяния, неопределенности, опасности, апатии, отчуждения".

Или, напротив, агрессии и ненависти. "Хейт крайм" растет повсеместно. В прошлом году было более 400 массовых расстрелов. 60% преступлений ненависти связаны с этническими и религиозными мотивами, 19% - с сексуальной ориентацией. На долю евреев приходится больше нападений и вандализма, чем всех других этнических групп, вместе взятых.

Бороться с этими преступлениями трудно, потому что в большинстве они исходят не от организованной группы, а от уличных хулиганов, недоумков, ищущих острых переживаний и признания себе подобных. Сегодня страха они не ведают, о разуме и совести говорить не приходится.

Другая группа ненавистников - те, кто чувствует себя обиженными реальной или надуманной дискриминацией на работе, в отношениях, в проживании. (Особенно часто будет упомянут "еврейский лендлорд", это тема другого трудного разговора.) Наиболее опасна ненависть, продиктованная идеологией, она ведет к самым серьезным преступлениям, включая терроризм.

Anger management, демонстрации и декларации, школьное воспитание, фильмы и книги о любви и дружбе не помогут. Это работа ФБР, полиции и суда. При условии, что они не втянуты в политику.

Недавно Кёртис Слива обсуждал в радио ток-шоу достижения политики, проводимой Деблазио и Куомо. Подростки на Таймс-сквер развлекаются, оскорбляя полицейских: "свиньи", матерщина, стражи порядка отвечают по инструкции "Have a nice day". Это не преступление, не харразмент - свобода слова.

Каждый год около 10 млн выходят из тюрем, две трети из них будут арестованы в течение трех лет. Либеральные реформы выведут на улицу еще больше деклассированных, склонных к насилию и нарушению норм людей. Полиция - единственный барьер против погромов и бунтов, но у нее связаны руки. Вот случай Тифани Харрис. В один день она напала в Бруклине на трех хасидских женщин. Харрис не отрицала, что оскорбляла и била их, но ее освободили до суда, хотя и до этого она была арестована за нападение. Нужен был бы новый Джулиани, но сейчас другое время на дворе.

Наивно думать, что все это обусловлено поведением одного человека, истеблишмента или группы маргиналов. Ари Бернсон в обзоре литературы о кризисе демократии ставит вопрос, является ли Трамп причиной или симптомом. Единого ответа нет даже у либералов. Для Байдена ясно: устранить Трампа, все будет хорошо, но Уоррен и Сандерс говорят о необходимости радикальных перемен. Лоуренс Лессинг, профессор Гарварда, пишет: "Кризис в Америке - это не ее президент... Президент - это последствие фундаментального кризиса".

Столь же наивно винить социальные сети, они только обнажают настроения, позволяют избавиться от иллюзий. Медиа давно уже не пытаются воспитывать, они выражают представления и интересы своей аудитории, даже когда служат пропаганде.

Облик страны закономерно изменяется соответственно новой структуре общества. Можно лучше понять истоки партийной борьбы, если учесть, что электорат республиканцев на 90% белые, у демократов на 62% цветные. Сосуществование дается нелегко. Больше всего "хейт групп" в Калифорнии, Флориде, Техасе, Нью-Йорке, где происходят интенсивные демографические перемены.

Жить по-старому Америка не может, по-новому еще не научилась. Смутное время.