Что такое иски class action?

Uber, iPhone, Jonson&Jonson и другие гиганты под судом

08.01.2020 в 07:36, просмотров: 163

Библейская история о том, как юноша Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, победил филистимлянского воина, богатыря Голиафа, прекрасна. Однако, как отмечает юрист Дэйв Рус, легенды хороши, но в реальной жизни, по крайней мере в корпоративном мире, чаще всего победы достаются Голиафам.

Что такое иски class action?

И приводит пример, который можно считать классическим. Предположим, в конце 1990-х годов вы купили акции корпорации «Энрон», полагая, что имеете дело с одной из самых успешных и новаторских энергетических компаний мира. Однако в 2001-м она неожиданно рухнула, как потом оказалось, из-за явного мошенничества, а вместе с ней в тартарары полетели ваши деньги. Что делать? Судиться? Пожалуйста. Но даже если вы потеряли на акциях «Энрона» десятки тысяч долларов, судебный процесс принесет вам еще большие убытки, так как затраты на адвоката, которому предстоит бороться с юридическим «зубрами» «Энрона», окажутся неизмеримо больше, чем возвращенные деньги, если их вообще удастся вернуть. Давиду остается смущенно потупить взор и отступить. Но делать этого не следует. Ведь вокруг полно таких же пострадавших Давидов. Все, что им следут сделать, это нанять адвоката калибра Голиафа, который будет за них сражаться. Вот это и есть суть того, что называется class action, то есть групповой иск. Класс – это группа людей, которые стали жертвами одной и той же компании или организации и стремятся получить возмещение за одинаковый ущерб здоровью или материальные потери. Кстати, с «Энроном» это прекрасно сработало: в 2006 году группа обманутых инвесторов получила после досудебного соглашения $7,2 млрд.

Сlass action настолько распространенное явление в нашей жизни, что трудно найти сферу, где бы не применялся этот инструмент. Судятся из-за лекарств с губительным побочным эффектом, из-за дефектов в автомобилях, из-за обсчетов и просчетов в финансовых операциях и бог знает из-за чего еще.

Как рождается коллективный иск? Обязательно должен быть ведущий истец (leading plaintiff). Он, в отличие от примыкающего анонимного большинства, выступает под собственным именем, дающим название делу. Например, в самом крупном групповом иске в истории США Dukes v. Walmart Stores, Inc. заявление о дискриминации по признаку пола в знаменитом универмаге поступило от имени одной из его работниц Бетти Дьюкс, которая жаловалась, что женщины в магазине получают за ту же работу более низкую зарплату, чем мужчины, и имеют меньше шансов на продвижение в карьере.

У ведущего истца некоторые преимущества: вознагражение выше, чем у остальных участников, да и имя в громких делах, вроде только что упомянутого, останется в анналах истории и в учебниках по правоведению.

Я могу предположить, что большинство читателей так или иначе сталкивались с class action: получали приглашения по почте или онлайн, видели информацию в журналах. Со мной, например, это случалось неоднократно. В 1990-х годах, когда мы только-только приехали в Штаты, я пользовался услугами известной в то время фирмы посылочной торговли United States Purchasing Exchange. Лет через восемь после последней покупки неожиданно пришло сообщение, что торговцы завышали цены. Я заполнил заявление, и через некоторое время часть денег вернули. В другой раз дело касалось театральных билетов. Оказалось, что и в этой благородной сфере не все было кристально чисто. Вознаграждение по итогам class action поступило не в денежной форме, а в виде скидки на будущие покупки у Ticketmaster. Совсем недавно я попал в группу обиженных фирмой Power Home Remodeling Group, которая нарушала правила, посылая на мобильные телефоны клиентов записанные заранее сообщения с автоматической телефонной системы.

Деньги по групповым искам, как правило, поступают небольшие, но все равно это лучше, чем ничего. Как говорится, пустячок, а приятно. Тем более что часто чек сваливается как снег на голову, когда вы этого совсем не ждете. Поэтому отказываться и бояться не надо: самое худшее – ничего не получите. Участие в class action закрепляется по-разному. Иногда вообще ничего не надо делать, вас уже заочно «вычислили» и приписали к группе, как законных претендентов. Иногда необходимо приложить документы и квитанции, подтверждающие право на компенсацию.

Наиболее распространенный повод для class action – ответственность производителя за качество продукта. Когда бракованные шины Bridgestone/Fairstone привели к многочисленным авариям и травмам, федеральный судья в штате Индиана очертил круг потенциальных претендентов на возмещение следующей фразой: «Все нынешние жители Соединенных Штатов, которые на 9 августа 2001 года владели или брали в лиз машины модели Ford Explorer, выпущенные за период с 1991 года по 2001». Таковых оказалось очень много. Еще одно крупное дело было связано с претензиями к производителям имплантов груди из силикона. Женщинам, ставшим жертвами недобросовестных фирм, было выплачено $3,4 млрд. Обычно большое количество участников групповых исков появляется после стихийных бедствий, техногенных катастроф, тяжелых инцидентов на разных видах транспорта.

К примеру, рыбаки и работники консервных заводов дружно присоединились к class action против нефтяного гиганта Exxon, допустившего разлив нефти из супертанкера Exxon Valdez в проливе Принца Уильяма на Аляске.

Против чего выступают водители Uber?

Немалая часть групповых дел связана с трудовыми спорами.

Недавно в Нью-Йорке 96 тыс. водителей Uber подали иск к менеджменту, обвиняя его в том, что нарушался трудовой контракт и из зарплаты в период с 2011-го по 2017 год незаконно изымались деньги в связи с некоторыми налогами, которые не должны были выплачиваться из их кармана.

Дело рассматривается в федеральном суде Южного округа Манхэттена. Ведущих истцов трое: водители Левон Алексанян, Сонам Лама и  Хаджит Кхатра. Как сказано в документе, «а также от имени всех, оказавшихся в аналогичной ситуации». В качестве ответчиков названы три фирмы: Uber Technologies Inc., Uber Logistik LLC и Uber USA LLC. Коллективно они объединены одним словом «Uber».

В чем, по мнению водителей, повинны их работодатели? В том, что с 2011 г. по 22 мая 2017 г. удерживали из заработков своих работников, во-первых, торговый налог (sales tax) штата Нью-Йорк, который составляет 8, 875%, а во-вторых, дополнительную наценку 2,5%, которая поступает в фонд под названием Black Car Fund. Из него в случае необходимости выплачивается Worker’s Compensation водителям «черных лимузинов». Эта наценка не должна была взиматься в тех случаях, когда пересекались границы штата, скажем, при езде из Нью-Йорка в Коннектикут или в Нью-Джерси. Оба налога вполне законны, только деньги на их покрытие администрация не имела права брать из кармана водителей. По собственным правилам Uber, записанным в контракте, не допускаются никакие изъятия из зарплаты, кроме «комиссионных» в пользу менеджмента (от 20% до 28% с каждой поездки).

В иске упоминаются также манипуляции, которые допускали в Uber, когда пассажиру сообщали одну цену поездки, а водителю другую. Кому шла разница, я думаю, уточнять нет необходимости. 
Иск против Uber собрал огромное количество участников, которое сейчас приближается к 100 тысячам. Однако если кто-то еще не успел примкнуть, но хотел бы, советуем обратиться в нью-йоркскую юридическую фирму, которая представляет истцов: Mirrer, Mazzocchi, Julien&PLLC.

Вы можете присоединиться к этому коллективному иску, если работали водителем на компанию Uber в городе Нью-Йорке в любой момент между 6 ноября 2013 г. и 22 мая 2017 г. и платили вычеты из зарплаты - BCF и торговый налог (sales tax); а также

если работали водителем на компанию Uber в городе Нью-Йорке и стали жертвой схемы upfront pricing (когда пассажиру сообщали одну цену поездки, а водителю другую) в любой момент между апрелем 2016 г. и 22 мая 2017 года.

Опасен ли смартфон?

Сlass action, как любые гражданские иски, могут рассматриваться как в штатных судах, так и в федеральных.

Последнее законодательное дополнение по этой части было сделано в 2005 году, когда был принят The Class Action Fairness Act. Записано, что в федеральные суды должны поступать дела в тех случаях, когда сумма претензий превышает $5 млн или если истцы живут в разных штатах. Суды этого уровня вправе отклонять иски против официальных лиц штата или если в группе, подавшей иск, меньше 100 человек.

Примером федерального иска может послужить недавняя громкая скандальная история, которая началась в Чикаго, где известная местная газета Chicago Tribune провела по собственной инициативе тестирование смартфонов, выпускаемых компаниями Apple и Samsung. Проверялся уровень радиации от высокочастотных волн. Обнаружилось, что в ряде случаев федеральные нормы были превышены.

Коллективный иск был подан от имени пользователей в трех штатах – Иллинойс, Калифорния и Айова. Производителей обвиняют в том, что они сознательно представляли в ложном свете безопасность своей продукции, уверяли покупателей, что телефоны проверены и их можно без всякого риска держать в непосредственной близости от тела. Претензии сформулированы в грозных выражениях: «небрежность, нарушение гарантии, обман потребителей, незаконное обогащение». Сумма требуемой компенсации не уточняется. Но помимо денег истцы хотят гарантии покрытия расходов в связи с медицинским мониторингом для всех владельцев телефонов шести моделей: iPhone 7, iPhone 8, iPhone X, Galaxy S8, Galaxy S9, Galaxy J3.

Chicago Tribune тестировала всего 11 моделей от четырех прозводителей, в том числе и те, что приводятся выше.

Apple и Samsung продолжают настаивать, что выпускаемые ими телефоны не представляют никакой угрозы и что проверка, затеянная газетой, проводилась в лаборатории по методологии, отличающейся от той, какой пользуются эти компании. В спор вмешалась Федеральная комиссия по связи (FCC– Federal Communications Commission), которая, собственно, и устанавливает стандарты безопасности смартфонов. Она намерена провести собственные тесты.

Споры продолжаются. Авторы иска высмеивают своих оппонентов: «Можно ли носить смартфон в заднем кармане брюк? Ну конечно, утверждают ответчики. Можно ли делать с помощью телефона сонограмму нерожденного ребенка в утробе матери? ОК, согласно Samsung». На самом деле это вовсе не окей.

К дискуссии подключилась пресса.

Зак Доффман пишет в журнале Forbes: «Нет оснований для паники. Смартфоны сейчас значительно безопаснее, чем были прежде».

Но зерно сомнения посеяно, и участники class action намерены стоять на своем. Делом занимаются несколько юридических фирм, которые имеют опыт в такого рода судебных процессах. В их числе специализирующаяся на групповых исках адвокатская компания Fegan Scott, которая имеет отделения в разных городах страны.

Штаб-квартира находится в Чикаго. Если вы намереваетесь присоединиться к иску, по телефону вам дадут бесплатную консультацию. Надо только упомянуть название дела – «Apple and Samsung Smartphone». Можно также сделать запрос на сайте фирмы www.feganscott.com.

Когда дело касается class action, чаще всего нет никакой необходимости что-либо предпринимать. Вас найдут, если вы подходите под критерии иска, пришлют письмо или сообщение по электронной почте. Но «чаще» не означает «всегда». Могут не найти или проглядеть. Так что порой не худо проявить инициативу и заявить о себе.

Платить за участие не надо. Дело беспроигрышное.     

Ведь судиться, как известно, необычайно дорогая затея. Расходы на адвокатов и судебные издержки велики. Поэтому всегда приходится задумываться: а стоит ли игра свеч? Ради $100 или $1000 обычный иск никто подавать не будет. А вот class action предоставляет великолепную возможность получить удовлетворение без всяких затрат. В этом его главное преимущество. Но есть и серьезный минус: согласившись стать участником группового дела, вы уже не имеете права предъявлять какие-либо претензии в индивидуальном порядке. И если сумма вознаграждения покажется мизерной, остается пенять на самого себя.

С чем едят mass tort?

В последнее время набирают популярность другие виды коллективных исков – mass tort. Это идеальное решение для тех, кто не хочет или не в состоянии судиться в одиночку, но желает получить более значительные суммы компенсации, чем в исках class action.

В основном принцип тот же – группа людей (mass) судит одного или нескольких ответчиков. Как и в случаях class action, иск выглядит более убедительным, когда пострадавших много, но иногда есть группы и из 5 или 20 человек. Таких групп может быть неограниченное количество. Обычно волны таких судов идут по следам уже выигранных прецедентов. Иски mass tort связаны в основном с ущербом здоровью. Пострадавшие доказывают, что ущерб здоровью был вызван общей причиной, например лекарством, медицинским прибором, применением продукта бытовой химии, косметики, аварией поезда, крушением самолета, загрязнением окружающей среды. Но в случае mass tort акцент на одинаковой причине, а вот ущерб у всех участников разный, индивидуальный (поэтому их часто невозможно объединить в один класс).

Объединяясь в группу, истцы понимают, что сумма полученной компенсации будет назначаться каждому участнику пропорционально степени тяжести нанесенного ущерба. Но сумма выплаты общая. Таким образом истцы зависят друг от друга. Каждому в отдельности придется документально доказывать ущерб. Обычно объединяет истцов в группу местный адвокат, работающий с крупной юридической компанией, вам искать «братьев по несчастью» не надо. За свои услуги юрист в случае выигрыша дела возьмет с вас комиссионные в размере 30-40 процентов от суммы компенсации.

У всех на слуху громкие дела. Round Up, средство борьбы с сорняками компании «Монсанто», содержащее гербицид глифосат, вызывает неходжкинские лимфомы (уже выплачено $2,42 млрд в виде компенсаций и еще подано 13 000 исков). Детская присыпка компании «Джонсон и Джонсон», содержащая тальк, вызывает рак яичников (подано свыше 12 тысяч исков, уже выплачено около миллиарда долларов). Недавние два крушения самолетов AirMax 737 компании «Боинг» унесли сотни жизней (досудебные соглашения обойдутся компании в $100 млн), на днях также потерпел крушение самолет в Иране.

О лекарствах и говорить не приходится. Постоянно какое-то средство снимают с рынка или находят не заявленные во вкладыше побочные эффекты. Фармацевтическая компания «Мерк» (крупнейший в мире производитель вакцин) выплатила в 2007 году 27 000 пострадавших $4,85 миллиарда в качестве компенсации ущерба здоровью от болеутоляющего Vioxx. Виагра, оказывается, вызывает меланому и потерю зрения у некоторых ее пользователей, тысячи исков подано по стране. Разжижитель крови Хarelto вызывает внутреннее кровотечение (25 600 исков, 775 млн компенсации). Психотропное средство Risperdal вызывает рост молочных желез у мальчиков (10 000 исков, свыше 10 млрд выплачено в виде компенсаций). Десятки миллиардов выплачены диабетикам, которые принимали

Invokana и заработали гангрену. Сейчас нарастает волна  коллективных исков mass tort к компании Juul, производителю электронных сигарет.

У всех этих исков есть срок давности. Как в случае с Хarelto. После того, как производитель стал указывать во вкладыше кровотечения в качестве побочных эффектов, пострадавшие уже не могли его судить. Срок давности тогда был назначен в 3 года.

Адвокат обычно проверяет, соответствует ли истец критериям иска. Например, в случае электронных сигарет их очень много: никогда до этого не курил, возраст, состояние здоровья и т.д.

Если вы считаете, что могли пострадать от какого-то лекарства или продукта, с которым уже были связаны громкие дела, просто наберите запрос в Интернете, например: Viagra attorneys near me (адвокаты по искам о виагре в моем районе) и проконсультируйтесь. Возможно, вы тоже можете претендовать на компенсацию. Как мы уже сказали, такие иски не требуют финансовых вложений. А за спрос, как говорится, денег не берут.