Квинс-бульвар - уже не «бульвар смерти», но до безопасности еще далеко

11.11.2019 в 08:26, просмотров: 731

В начале 2018 года Билл Де Блазио обещал дать толчок проекту перепроектирования движения на Квинс-бульваре, который считается самой опасной магистралью в городе. Сейчас защитники пешеходов и велосипедистов напоминают ему об этом и призывают довести дело до конца.

Участники недавней встречи в Форест-Хилс, которая прошла в парке Макдоналд, потребовали от мэра и городского управления транспорта сдвинуть наконец с мертвой точки проект, который должен включить наращивание отдельных велосипедных полос.

Когда-то Квинс-бульвар называли «бульваром смерти» из-за высокого показателя смертности велосипедистов и пешеходов. С 2016 года ситуация начала улучшаться после того, как были добавлены линии для велосипедистов и осуществлены разные другие меры, призванные уменьшить дорожные происшествия. Большая часть преобразований коснулась отрезка между Рузвельт-авеню и Йеллоустон-бульваром. Но потом проект остановился в финальной фазе, предусматривавшей распространить полосы для велосипедистов и другие меры безопасности до Юнион-Тернпайк.

«Я была так обрадована, когда Билл Де Блазио объявил о своем плане Vision Zero, – сказала репортеру Daily News Лизи Рахман, чей сын был убит, когда ехал на велосипеде по Квинс-бульвару в 2009 году. – Однако сейчас оказалось, что мэр нас покинул».

Пресс-секретарь Де Блазио, Уилл Баскин-Гервиц, в ответ на этот упрек сказал, что город продвинулся в планах о перепроектировании бульвара и сотрудничает по этому вопросу с местными общинами, однако признал, что конкретных дат завершения проекта нет.

Некоторые критики мэра связывают задержку с политикой. Дескать, общественность Квинса не соглашалась с намерением Де Блазио строить новую тюрьму в Кью-Гарденс, а он в ответ приостановил проект полос для велосипедистов. Но сейчас препятствие исчезло: ведь горсовет одобрил закрытие Райкерс-Айленд и связанное с этим сооружение новых тюрем в четырех боро. И, стало быть, предмета для политического торга по принципу «ты мне, я тебе» больше не существует.