Система поступления в средние и старшие школы в Нью-Йорке станет прозрачной

Прощай, второй тур!

21.08.2019 в 19:18, просмотров: 200

Процесс поступления в средние и старшие государственные школы Нью-Йорка с 2020 года будет изменен. Об этом заявили мэр города Де Блазио и руководитель Департамента образования города Ричард Карранза. Это первое значительное изменение в городской образовательной системе за шестнадцать лет – но действительно ли это что-то новое, а не просто громкие слова городских властей?

Система поступления в средние и старшие школы в Нью-Йорке станет прозрачной

Любопытно, кстати, что Де Блазио объявил о переменах, стоя на трибуне, украшенной лозунгом «Экономьте время родителей и берегите их нервы». Давайте разберемся, действительно ли нововведения «сэкономят» нам, родителям, хоть что-то.

Учеников занесут в лист ожидания

Каждый год ученики выпускных классов начальных школ и выпускных классов средних школ проходят через процесс поступления в школы следующей ступени. Им выдается довольно увесистая книга с описанием всех школ в их школьном округе, они сдают необходимые тесты и выбирают из окружного списка три государственные школы, в которые они хотели бы попасть. Выбор делается по принципу от большего к меньшему, то есть первой указывается та школа, в которую очень-очень хочется пойти.

Далее администрация каждой школы рассматривает заявки. Оценивается все, от результатов тестирования до участия в общественной жизни школы и спортивных, музыкальных, художественных успехов. Все кандидаты делятся на две группы. Первая по приоритету группа – это ученики, живущие в «зоне» данной школы. Вторая – это ученики, которые живут в этом школьном округе. Нововведения властей не затрагивают этот механизм отбора. Но до сих пор, например, если в первых из того списка школ, которые выбрал ребенок, мест больше не было, то его просто определяли в следующую, где место было. Теперь же его не только определяют туда, где есть место, а еще и автоматически включают в список ожидания в те школы, куда он хотел попасть, – более того, теперь можно будет выбрать двенадцать школ, что, несомненно, расширяет возможности. Учащиеся также могут добавить себя в дополнительные листы ожидания, даже среди школ, которые они не указали в своем первоначальном заявлении.

Строго говоря, это не новшество. Ученики и раньше могли попросить включить их в списки ожидания на поступление в желаемое учебное заведение. Разница лишь в том, что теперь это происходит автоматически, и еще в том, что родителям сообщат место их ребенка в таком списке и можно будет отслеживать обновления онлайн в режиме реального времени. Таким образом, вы будете видеть, как двигается очередь, если в школе появляются свободные места для новых учеников.

- Это все равно, что пойти в магазин и получить билет: вы знаете, какой у вас номер, и знаете, сколько людей впереди вас, и вы можете наблюдать за ходом процесса, - сказал заместитель руководителя городского Департамента образования Джош Уоллак.

Процесс поступления в желаемые школы становится максимально прозрачным. При этом пока непонятно, по какому принципу будут составляться листы ожидания. Например, включат ли в них всех желающих? Будет ли ограничено количество мест в списках и будет ли определена дата, после которой попасть в лист ожидания уже нельзя, – или эти списки будут бесконечными? Получат ли более востребованные городские школы дополнительную поддержку из бюджета для создания новых классов на основе этих списков? Известно, что школы финансируются исходя из того, сколько учеников зарегистрировано на будущий учебный год. Будут ли при этом учитываться эти списки?

Робин Броши, член Общественного совета по образованию в округе 2 Манхэттена, сказала, что онлайн-наблюдение за листами ожидания, безусловно, сделает процесс поступления прозрачным, «тем не менее изменения не помогут сделать систему более понятной или более справедливой. Мы перешли от действительно громоздкого процесса к чуть менее громоздкому».

Один тур вместо двух

Есть еще одно новшество, которое ввели из-за автоматического зачисления в списки ожидания. Раньше те студенты, которые не попадали ни в одну из желаемых школ (таких было всего 7%), могли составить список из трех других школ и податься туда. Теперь этот шаг полностью исключен. То есть, ребенок пойдет туда, куда его определит город, в ожидании, пока в желаемой школе освободится место и подойдет его очередь.  

Плюс в том, что отказ от второго тура подачи документов может сэкономить время и школ, и родителей, избавляя от необходимости выбирать другие школы. Но при этом сократилась и возможность выбора.

- Возникает очень много вопросов, - пишет Алина Адамс, писатель и общественный защитник родительских прав. – Так, на данный момент есть разные критерии приема учеников в школу. Будут ли они применяться к новым спискам ожидания для того, чтобы принять предпочтительное число учащихся из числа меньшинств, учащихся из малообеспеченных семей, учеников, нуждающихся в дополнительных уроках английского (ELL) или находящихся на индивидуальном плане обучения (IEP)? В каком виде будет сохранен процесс апелляции? На сегодняшний день уже заявлено, что, как и раньше, можно будет оспорить результат поступления тем, кто много путешествует по семейным обстоятельствам, имеет медицинские трудности или определенные виды инвалидности. Но как насчет более туманных категорий, которые придумали родители (и их адвокаты)? Например, относительно недавно был случай, когда одна мать утверждала, что ее ребенок «очень-очень расстроен» своим положением и заслуживает определенные преференции перед другими учениками, и школа пошла ей навстречу, приняв ребенка, чтобы избежать судебных скандалов. Как быть с такими семьями? Представьте себе такой сценарий: ваш ребенок находится на 5-м месте в списке лучших школьников. Затем вы узнаете, что одноклассница, которая была №55, опередила ее. Почему? Потому что ее семья подала апелляцию, а вы следовали правилам и терпеливо ждали своей очереди. Нужно ли всем сейчас подавать апелляцию, чтобы удержать свое место в списке ожидания?

Мисс Адамс также задается вопросом, как повлияют новые правила на так называемые Ed-Opt школы, то есть те, куда берут учеников на основании оценок, полученных при тестировании. Сейчас в такие школы берут 16 процентов учеников с оценками выше необходимого уровня, 16 процентов с оценками ниже уровня и 68 процентов с оценками на требуемом уровне. В анкете при поступлении в среднюю или старшую школу прежнего образца была указана «категория Ed Opt» и отдельно пункты – «низкий», «средний» или «высокий». Значит ли это, что теперь, при автоматическом включении всех желающих в списки любых школ, оценки за государственные тесты в принципе становятся не столь уж и важны? Или если ученик с более низким уровнем знаний опередит в списке ученика с высоким уровнем знаний – как это скажется на общих результатах школы в целом?

Непонятно также, будут ли такого рода листы ожидания в специализированных средних школах, куда требуется сдавать дополнительные тесты, как, например, бруклинская Mark Twain IS 239 или Frank Sinatra School of the Arts HS в Квинсе. На специализированные старшие школы новые правила не распространяются.

- Меня также интересует вопрос о семьях, которые переезжают в другой район Нью-Йорка или только приехали в Нью-Йорк, уже после окончания приема в средние и старшие школы, - рассказывает Алина Адамс. – Сейчас я работаю с двенадцатью такими семьями. Вот как это происходит. Они приходят в Центры, оказывающие поддержку семьям, со списком школ в их районе, которые они предпочитают для своего ребенка. В центре им говорят, что мест в этих школах нет. После чего мы с ними звоним в эти школы напрямую, и оказывается, что в некоторых школах места все-таки есть, и ребенка приглашают на собеседование. Неужели мы действительно думаем, что новый процесс приема сделает все это проще?

Пока и критики, и сторонники нового процесса поступления в школы сходятся в одном: это сделано во многом для того, чтобы обеспечить национальный и расовый баланс в школах.

- Если мы хотим иметь равные возможности для всех, мы должны заставить систему работать и мы должны упростить ее, потому что часто и родители, и дети даже не обращались в те школы, в которые, возможно, хотели бы попасть, опасаясь, что для них это может быть слишком сложно, - заявил Де Блазио.

Не изменятся сроки приема в средние и старшие школы: все места будут открыты в октябре, крайний срок подачи заявок – в декабре, и в марте ученики получат письмо, в котором им сообщат, в какую школу их определил город. Департамент образования обещает доработать проект и представить дополнительную информацию о нововведениях семьям абитуриентов этой осенью.

Между тем

Безопасность важнее всего

Пока чиновники решают, как упростить процесс поступления в школы, сами учебные учреждения озаботились вопросами безопасности накануне нового учебного года. На днях стало известно, что бруклинская еврейская школа для девочек Bnos Menachem School первой в Нью-Йорке установила пуленепробиваемые двери.

Двери изготовила компания Remo Security Doors, которая производит их в Израиле. Производитель заявляет, что 70-килограммовые двери классной комнаты, изготовленные из оцинкованной стали, укреплены внутри металлическими решетками. Двери можно запереть изнутри, всего лишь нажав пальцем на замок. Каждая дверь также снабжена пуленепробиваемым окном.

- Никакое оружие не откроет эту дверь, - заявил президент компании Омер Барнс.

Считается, что такие двери – не только защита детей от возможных сумасшедших убийц. Дети смогут избежать психологических травм, которые они получают во время учебных тревог, прячась в своих классах. Такие тревоги, увы, уже стали повседневной реальностью в американских школах.

Каждая такая дверь стоит 2,5 тысячи долларов, но спокойствие и жизни детей стоят гораздо больше. Кроме того, будучи религиозным учреждением, школа для девочек, как сообщается в СМИ, смогла получить государственный грант в размере около 150 тысяч долларов.

Инициативу еврейской школы для девочек подхватили и другие школы. На данный момент израильская компания занимается установкой дверей в более чем 50 еврейских школах и синагогах в Бруклине, а также в государственных школах в штате Нью-Джерси и в школьном округе долины реки Гудзон на севере штата Нью-Йорк.