От любви до ненависти один шаг: Когда родители переходят черту

17.07.2019 в 20:39, просмотров: 14556

Шестиклассница Таня влюбилась в мальчика из седьмого класса. Они начали встречаться. Для мамы это недолго оставалось секретом. Узнав, она побежала в школу и подняла там тревогу. Обо всем этом стало известно и родителям парня. Мать требовала от Тани прекратить отношения. Та плакала, но отказывалась подчиниться. В семье не прекращались скандалы. В какой-то момент девочка, обращаясь к маме, крикнула: «Я ненавижу тебя! Не хочу тебя больше знать!».

От любви до ненависти один шаг: Когда родители переходят черту

Каково слышать такое любящей и заботливой матери, которая не желала дочке ничего кроме добра? Конечно, вы скажете, ребенок не имел в виду того, что высказал в гневе. Может быть, так. А может быть, и нет. Сколько историй об отношениях в семье, испорченных, если не навсегда, то на годы, только из-за того, что родители не знали меры и такта в своем стремлении безраздельно управлять детьми и вмешиваться во все их дела!

Как только Джудит Ньюмен в 18 лет начала жить самостоятельно, она завела две телефонные линии - соответственно, с двумя разными номерами. Один был только для матери, другой для всех остальных. Это было давно, в 1980-е годы. Определителей номеров тогда не было, и для Джудит было важно снимая трубку случайно не напороться на мать. В случае ошибки последовал бы двухчасовой разговор с расспросами, как она живет, сколько зарабатывает, с кем встречается и правда ли, что тот чудный парень, которому она нравилась, бросил ее. И это было еще не все. Мама волновалась из-за того, что в районе, где поселилась дочь, якобы объявился серийный убийца, и подробно наставляла дочь, как избежать встречи с негодяем, чтобы не оказаться разрезанной на куски. Джудит понимала, что мать действует из самых лучших побуждений и что она ее любит. Но любовь порой проявляется самым странным, непредсказуемым образом.

Теперь у самой Джудит Ньюмен, колумнистки New York Times, два взрослых сына. И она часто вспоминает надоедливые, как ей казалось, звонки матери и осознает, что была не права, избегая общения с ней. Ее неудержимо тянет звонить сыновьям, наставлять их на путь истинный и уберегать от неверных шагов в жизни, объяснять, с какими девушками не нужно встречаться и какие шапки следует надевать в холодную погоду.

Поначалу она столкнулась с технической трудностью: в наши дни существуют определители номеров, и мальчики просто не отвечали, когда не хотели. Но преодолеть это было несложно: Джудит зарегистрировалось как private caller и стала «невидимкой» для тех, кто не хотел с ней говорить. Труднее оказалось осознать, почему сыновья уклоняются от навязчивых бесед. Это потребовало времени и усилий. Она разговаривала с другими родителями, читала книги и статьи на беспокоящую ее тему. И в конце концов пришла к некоему своду правил, которые наверняка пригодятся многим читателям. В них нет ничего особенного. Все рекомендации подсказаны здравым смыслом. Но в пылу семейных конфликтов о них забывают, а конфликты все обостряются и порой приводят к непоправимым последствиям.          

Не вторгайтесь в их жизнь

Людмиле 15 лет. Она живет вдвоем с мамой. Отец их оставил, когда дочери было пять лет. Мать растила ребенка одна. Неудивительно, что Людмила для нее, что называется, «свет в окошке». Но чувства к драгоценному дитяти могут приобрести уродливую форму. «Она уверяет, что очень любит меня, и я не сомневаюсь, что так оно и есть. Но эта любовь выходит мне боком, – рассказывает Людмила. – Мать не оставляет меня ни на минуту в покое. Проверяет, что задали и как я выполнила домашние задания. Узнает, с кем и куда я хожу. Надоедает учителям бесконечными вопросами обо мне. Звонит по мобильнику и контролирует каждый мой шаг. Неужели она не понимает, что я уже большая и что у меня могут быть какие-то свои интересы и, скажем так, секреты, которыми не тянет поделиться даже с матерью? Неужели до родителей не доходит, что у детей есть своя жизнь и что они многое могут сделать сами и обойтись без докучливого надзора?».

Джейн Грир, психотерапевт, автор книги «Как насчет меня? Останови эгоизм, чтобы не разрушить отношения», консультирует многие семьи. На первом месте у детей жалобы на то, что родители переходят все границы, вмешиваясь в их жизнь. «Мамы м папы принимают детские успехи и провалы как свои собственные, – пишет Грир. – И потому не оставляют в покое своих сыновей и дочерей, вникая в мельчайшие подробности их жизни».

Доходит до абсурда. Эта история прогремела на всю страну несколько лет назад. Одри Айрленд, старшекурсница Университета Цинциннати, изучающая музыку и театральное искусство, подала в суд на своих родителелей – Джули и Дэвида Айрленд, живущих в городе Ливуд, штат Канзас.  

Родителям ничего не стоило проехать шестьсот миль до кампуса дочери и нагрянуть, не предупреждая ее, чтобы застать врасплох и посмотреть, чем она занимается. Они установили специальные следящие программы в ее мобильнике и компьютере. Они говорили руководству колледжа, что подозревают у дочери отклонения в душевном состоянии и хотели бы, чтобы она прошла тестирование. Короче, любящие папа с мамой вконец «достали» Одри своим неусыпным контролем. Она говорила, что чувствует себя «как собака, на которую надели ошейник».

Суд, в который обратилась девушка, выдал ей охранный ордер, предписывающий родителям держаться от нее по крайней мере на расстоянии 500 футов и дальше.

Этот случай, конечно, крайность. Но он вполне характерен для не такого уж редкого стиля воспитания, когда папы и мамы из самых благих побуждений навязывают детям свое постоянное деспотическое руководство.

Одри – одна из тех, кто стал жертвой так называемых «геликоптерных родителей», или «вертолетных родителей», что, собственно, одно и то же. Этот термин утвердился в 1990-х годах для описания специфической группы беби-бумеров, которые опекают своих детей на каждом шагу, с младенчества и до окончания высшего учебного заведения, а может быть, даже и после этого. Они как бы нависают над своими отпрысками как вертолеты, так что из их поля зрения не ускользает ни одно движение: ведь сверху все прекрасно видно. А если что-то, по мнению пап и мам, не так, «вертолет» незамедлительно приземляется и «десантники»-родители предпринимают решительные действия, навязывая детям свои решения.

«Несмотря на добрые намерения, такие родители причиняют больше вреда, чем пользы», – считает Лора Варосак, писательница, педагог, мать, автор многих статей в педагогической периодике.

Термином «вертолетные родители» охотно пользуются администраторы колледжей, которые хорошо знают из своей практики многих таких представителей поколения беби-бумеров. Они часто звонят профессорам по поводу отметок своих детей-студентов и нередко вступают в споры с преподавателями. Ситуация обострилась с появлением мобильных телефонов и других современных гаджетов, позволяющих усилить контроль.  

Не дарите, если ставите условия

Еще одно характерное проявление деспотизма взрослых.

Вы даете детям деньги, а потом начинаете пенять им за то, что они тратят их не так, как вам бы хотелось. Бабушка вручила внуку подарочную карточку Amazon, но потребовала, чтобы он покупал на нее только книги. Случаются вещи посерьезнее. Мать оплатила дочери и ее мужу первый взнос за дом. Но потом оказалось, что она хочет иметь ключ от этого дома и приходить, когда ей захочется. «Это прекрасно, – говорит дочь. – Но вовсе не прекрасно то, что она никогда не постучится в дверь прежде, чем воспользуется этим ключом».

Помните: любой подарок – это замечательная вещь, однако он не дает права на вторжение в жизнь того, кого одаривают. И, кроме того, если он делается на определенных условиях, это уже не подарок.

Не устраивайте тотальную слежку

Когда ребенку 15-16 лет, вполне уместно волноваться и огорчаться, когда сын или дочь где-то гуляет допоздна и не удосужится позвонить и предупредить, что задерживается. Но едва ли это повод для истерик и обвинений в бессовестности, которая, дескать, довела вас до сердечного приступа. Предполагается, что полный раскаяния виновник рухнет на колени и начнет просить прощения. Однако этого не происходит. Наоборот, от этих бурных упреков и попыток пристыдить возникает раздражение. И из чувства противоречия в следующий раз подросток, загуляв, звонить не будет.

Еще хуже, когда ребенок вырастает, становится самостоятельным, живет отдельно, а мама по старой памяти звонит каждый вечер и возмущается: «Где ты? Что с тобой? Я так волнуюсь, а ты не звонишь».

Неэффективный «геликоптерный» подход начинается еще в дошкольный период, когда малышей нагружают до предела посещением классов карате, фортепиано, балета, йоги, гимнастики, плавания, искусства, кулинарии. Плотная опека продолжается в школьные годы, когда к регулярным занятиям добавляется большая дополнительная нагрузка, которая далеко не всем мальчикам и девочкам по силам и вызывает у них усталость и безразличие.

Не навязывайте устаревшие советы

Патрик Диджасто, который работает редактором книжного издательства в Нью-Йорке, недавно опубликовал забавный диалог, который произошел у него с отцом. Тот посоветовал:

– Положи свои деньги на CD под 7%.

– Папа, нет больше CD под 7%.

– Как это нет? Что за чушь? Я всегда получал 7% . Это удвоит твой капитал за 10 лет.

– А у тебя самого сейчас есть эти CD?

– Нет.

–Почему?

(В ответ что-то неразборчивое).

–В этом все дело, папа. Ты не найдешь сейчас CD под 7%.

– Найдешь, если захочешь, – упорствует отец.

Это очень характерный спор. Мы, взрослые, порой не отдаем себе отчета, до какой степени быстро меняется все вокруг нас, и продолжаем жить прежними представлениями, причем не только жить ими, но и навязывать детям.

«Мы все любим давать советы в той области, в какой считаем себя компетентными, –говорит уже упоминавшаяся Джейн Грир. – Но имейте в виду, что ваши экспертные оценки не придутся по вкусу, если они не соответствуют реалиям сегодняшнего дня».

Поэтому, когда расчувствовавшаяся бабушка при рождении внука дает зарок, что оплатит ему половину расходов на обучение в колледже, она должна крепко подумать и хорошо взвесить свои возможности. Кто может предсказать, сколько будет стоить обучение к тому времени, когда внук вырастет? Обещание может оказаться невыполнимым.

Конечно, многих родителей не переделаешь. Им трудно отказаться от своих привычек. И все-таки стоит задуматься и, может быть, изменить свое безудержное вмешательство в повседневную жизнь детишек, ослабить хватку. Помните о тех негативных последствиях, которые связаны с таким авторитарным стилем воспитания. А иначе может случиться, что однажды вы услышите: «Я тебя ненавижу, мама».

После всех своих раздумий и изысканий Джудит Ньюмен пришла к выводу, который, собственно говоря, был ясен с самого начала: молчание – золото. Чем больше в общении с детьми держишь язык за зубами, тем лучше для всех. Она обещала поделиться этими мыслями с сыновьями. Если, конечно, они снимут трубку...