Как ответить на рост антисемитизма

Никогда опять? Или опять?

09.01.2019 в 21:40, просмотров: 279

По данным FBI, в Америке третий год подряд зафиксирован рост "преступлений ненависти". Больше половины из них (58%) приходится на долю евреев, больше, чем любой другой этнической группы. После массового расстрела в Питтсбурге по всей стране прошёл "Шабат солидарности", еврейские организации провели митинги, медиа говорят об антисемитизме больше, чем когда-либо ранее. Дискуссии продолжаются, но что делать практически - вопрос открытый.

Как ответить на рост антисемитизма

Прощание с иллюзиями?

Еврейская жизнь в Америке всегда воспринималась как "саксесс стори". Хотя были ограничения при приеме на работу и учебу, в ресторане можно было увидеть табличку "Евреям вход запрещен", но борьба за права, за место в общественной жизни увенчалась успехом.

Сегодня евреи, менее 2% населения страны, - десятая доля сенаторов, треть в высших судебных органах, четверть миллиардеров. В финансовых институтах, высшем образовании, медицине, юриспруденции, энтертейменте, среди Нобелевских лауреатов и обладателей высших национальных наград в науке, искусстве евреев 25-30%.

Смотреть на этот успех можно по-разному. Для евреев это предмет гордости, свидетельство вклада в общественный прогресс. И те, чье сознание не затуманено завистью и антисемитизмом, отдадут должное. Но было и есть и другое отношение: сионистский заговор овладения миром, еврейское лобби, деньги, медиа, еврейское коварство.

Враждебное отношение никогда не исчезало. Генри Форд, Чарльз Линдберг, немало политиков и священнослужителей выражали антисемитские убеждения и симпатии к фашизму. В 1938 г. 71% респондентов ответили "Нет" на вопрос "Должны ли мы допустить больше евреев из Германии в США?" и 8% - "Не имею мнения". Сопротивление в госучреждениях привело к гибели многих тысяч беженцев, которым было отказано в праве на убежище.

Даже после Холокоста сенатор Джесси Джексон и госчиновник на высокой должности Пат Бьюкенен могли позволить себе антисемитские высказывания без последствий для карьеры. В элитной Метрополитен-опере была представлена бездарная "Смерть Клингхоффера", оправдывающая палестинских террористов.

Евреи принимали активное участие в борьбе за права афроамериканцев, но в этой расовой группе уровень антисемитских настроений выше, чем в среднем по стране, в 4 раза. Помню, на Таймс-сквер я встречал группы ряженых в чёрные доспехи чёрных парней, которые разъясняли прохожим всемирный еврейский заговор и сожалели: "Гитлер допустил одну ошибку - не всех евреев уничтожил". Полиция не вмешивалась - "свобода слова". Луис Фаррахан, лидер "Нации ислама", называет евреев "нелюди", "термиты". Обама, чета Клинтонов, члены Конгресса тепло общались с ним на недавних похоронах Майи Энджелоу. Любимица либералов Линда Сарсур пропагандирует палестинский террор и призывает прекратить  "очеловечивание евреев", но Университет Нью-Йорка присваивает ей почетное звание, сенатор Кирстен Джиллибранд  и мэр Билл де Блазио восхваляют ее политическую активность.

Университетская администрация позволяет палестинцам и их сторонникам оскорблять еврейских студентов, срывать мероприятия в поддержку Израиля. Только что прошло собрание "Движения сионизма", тема - положение в кампусах. Студентка Колумбийского университета рассказала, что когда она идёт на занятия, приходится слышать "Baby killers", и жаловаться бесполезно.

Интернет воспроизводит фашистскую пропаганду, угрозы еврейским активистам стали повседневной реальностью. Чаще жертвы ортодоксы и хасиды, но и реформистским синагогам нужна охрана полиции.

У американцев есть выражение Insult to injury, "соль на раны". После расстрела в Питтсбурге «Хамас», на руках которого кровь тысяч жертв-евреев, лидер палестинцев Махмуд Аббас, президент Турции Эрдоган, сравнивающие Израиль с нацистской Германией, выразили симпатии жертвам, Линда Сарсур собрала какие-то деньги в помощь семьям пострадавших. Цинизм и лицемерие тоже могут быть пропагандистским оружием.

От судьбы не убежишь?

После того как Римская империя разгромила Иудею, евреи жили без суверенной территории, армии, своих правителей, искали убежища в рассеянии, но не было места на Земле, где они обрели бы безопасность. В 1297 г. пришлось бежать из Англии, в 1492-м - из Испании; в Польше, в России жить под угрозой погромов. И даже там, где утверждались идеи равенства и эмансипации, была не только враждебность толпы, но и чудовищные инвективы интеллектуалов - "Венецианский купец" Шекспира, обвинения Вальтера, Вагнера, были "Дело Дрейфуса" и "Протоколы сионских мудрецов".

В предвоенные годы в Германии, Австрии, Венгрии три четверти юристов, половина врачей и финансистов были евреи, они занимали видное место в образовании, культуре, госслужбе, чувствовали себя патриотами, но это не спасло их от Холокоста. Мир оставался безучастным, а у фашистов было достаточно добровольных помощников.

Возрождение Израиля, жесткие законы против антисемитизма создали надежду, но сегодня положение хуже, чем когда бы то ни было после Второй мировой войны. Почти половина евреев Европы не исключает необходимости эмигрировать. Евреев в Европе меньше 1%, большинство секулярные, ассимилированные, в смешанных браках, но само их присутствие нетерпимо для антисемитов.

Мой знакомый Тувия Тененбом родился в ортодоксальной семье в Иерусалиме, свободно говорит на иврите, арабском, немецком, французском и английском. Он путешествует по Германии, представляя себя сторонником палестинцев. На основе такого опыта Тувия написал несколько книг о возрождении нацизма и экспансии радикального ислама, вывод - ситуация безнадежная для евреев. Во Франции иммигранты-мусульмане нагло оскорбляют и атакуют евреев, посещение синагоги и кипа требуют гражданского мужества. Учитывая демографию, рассчитывать на лучшее будущее французских евреев не приходится. Слабое утешение: у французов такие же перспективы. 

В Англии Джереми Корбин, лидер Лейбористской партии, которая, по прогнозам, победит на следующих выборах, называет Израиль расистским государством, поддерживает антисемитские группы. Член парламента баронесса Дженнет Тонга возложила на Израиль ответственность за убийства в синагоге в Питтсбурге и заявила, что политика еврейского государства порождает антисемитизм.

Мусульманский мир охвачен гражданскими войнами, в которых погибли сотни тысяч, миллионы стали беженцами, но в центре внимания остается Израиль, отрицание его истории и права на существование. В последнее время обрел популярность аргумент: ашкенази не евреи, а хазары, тюркское племя. Большинство европейских и российских евреев - ашкенази. Идея не нова, ее поддерживал известный еврейский историк и писатель Артур Кестлер. Но теперь этот довод служит попыткам доказать нелегитимность Израиля. Не знаю, что говорят генетические тесты, но по такой логике большинство евреев самозванцы, вообще не евреи. Нужно бы съездить в Турцию, может, там я сойду за своего.

Что делать и чего не делать?

После Питтсбурга евреи сошлись на том, что антисемиты не различают ортодоксов и реформистов, либералов и консерваторов и что нужно объединить усилия в борьбе с вековым злом. В речах и резолюциях звучит убедительно, в реальной жизни всё сложнее.

В Америке самые агрессивные проявления антисемитизма исходят не от партий и организаций, а от одичавших одиночек, которых невозможно остановить резолюциями и юридическими мерами. Протесты играют больше терапевтическую, чем практическую роль. Помог бы запрет на продажу армейского оружия в частные руки, но это давний и пустой разговор.

Но и в этих условиях что-то можно и нужно делать, и есть тому достойный пример. Сионистская организация США провела в Нью-Йорке очередное ежегодное собрание. Советник президента Джон Болтон сказал, что Израиль никогда не знал лучшего друга в Белом доме, чем президент Трамп. Это не риторика, не эмоции: признание Иерусалима столицей Израиля, перевод посольства, конец сделки с Ираном, прекращение субсидирования палестинских террористов, реальная защита Израиля в ООН и других международных организациях, изменение политики уступок и умиротворения, губительных для еврейского государства, дипломатические назначения, способствующие укреплению связей между двумя странами.

Но многие еврейские организации не расстаются с либеральными утопиями. Трудно сказать, на что больше они затрачивают усилий: на защиту еврейских интересов, которые каждый понимает по-своему, или на взаимные претензии. Для антисемитов все евреи сионисты, агенты Израиля, но большинство американских евреев либералы, с такими друзьями порой врагов не надо. Около 80% израильтян одобряют политику Трампа по отношению к Израилю, но только треть американских евреев. 85% израильтян удовлетворены решением президента признать Иерусалим столицей государства, но только 46% американских евреев. Острые расхождения и в отношении условий соглашения с палестинцами, религиозных ритуалов.

Евреев-традиционалистов заботит отход евреев от религии, смешанные браки, снижение рождаемости. Прогрессисты видят будущее без национальных различий, хотят открытых границ и уверены, что добрыми делами могут победить ненависть и насилие, что благодарные мусульмане и гондурасцы ответят добром на добро. Ортодоксы и хасиды не питают иллюзий всемирного братства, многие видят в евреях-либералах не единоверцев, а разрушителей заветов и тысячелетних основ бытия. Для либералов инакомыслящие - ретрограды, застрявшие в Средневековье.

Большинство еврейских организаций и синагог остро политизированы, но есть и другие представления: если поумерить энтузиазм, не подливать масло в огонь, озлобленности будет меньше. Одно из объяснений роста антисемитизма в США - евреи неистовствуют по поводу каждого слова и действия Трампа, и его сторонники видят в них главных врагов. Роберт Боверс, питтсбургский убийца, вынашивал ненависть многие годы, но поводом его преступления был "Рефьюджи шабат", организованный ХИАСом. Эта организация помогала советским евреям, но в последние годы ее поддержку получали в основном мусульмане и африканцы. Нет и не может быть оправданий убийце, но о том, что для евреев самое важное, первоочередное, об ответной реакции и последствиях приходится думать.

Как написано у Экклезиаста, "Есть время плакать и время смеяться, время молчать и время говорить".