Уход Сорок Первого и американская пресса

06.12.2018 в 10:40, просмотров: 362

Известно, что долговязые сухопарые англосаксы, как правило, живут очень долго. Сорок первый президент США и отец сорок третьего Джордж Герберт Уокер Буш подтвердил эту закономерность, скончавшись в возрасте 94 лет. Свое 90-летие он отметил парашютным прыжком – как и 75-летие и все круглые даты посередине.

Уход Сорок Первого и американская пресса

До этого Сорок Первый последний раз парашютировался над Тихим океаном в 20-летнем возрасте после того, как его торпедоносец сбила японская зенитка. Буш стиснув зубы довел горящий самолет до цели и выбросился из него лишь после того, как отбомбился. Двое других членов экипажа не спаслись. Через несколько часов его спасательный плотик увидели с американской подлодки, и так Буш не погиб в волнах или в пасти акулы.

Хотя его приняли в Йель, Буш не взял отсрочку и в 18 лет записался в авиацию добровольцем, сделавшись одним из самых молодых военных летчиков в американской истории. Он был последним президентом США, участвовавшим в той войне.

Мне нравятся американцы, но я с трудом переношу их периодическое обыкновение предпочитать героям своих войн сладкоречивых демагогов вроде Билла Клинтона, который обманом уклонился от призыва, или уличных активистов вроде Барака Обамы, легко разгромившего инвалида войны сенатора Боба Доула.

Да зачем далеко ходить: месяц назад аризонцы избрали своим сенатором не бывшего командира эскадрильи штурмовиков А-10, ветерана нескольких войн республиканку Марту Максэлли, а бисексуальную демократку Кирстен Синему, чья фамилия пишется неправильно: Sinema.

До того, как сделаться президентом, Буш дважды избирался в Конгресс, был американским делегатом в ООН, послом в Пекине, директором ЦРУ и вице-президентом при Рейгане, в связи с чем был вынужден идеологически слегка подвинуться вправо.         

Когда он баллотировался в сменщики Рейгана, ему повезло с соперником, которым был губернатор Народной Республики Массачусетс Майкл Дукакис, брат известной актрисы Олимпии Дукакис.

В то время я работал в «Новом русском слове» и отвел душу на фамилии Дукакиса. Однажды, например, я увидел из машины в Астории вывеску магазина кроватей Dukakis Beds и перевел ее как «Двусральные кровати». Хозяин «НРС» Андрей Седых был хорошо знаком с матом, но не был расположен к вольностям в печати. Тем не менее он скрепя сердце оставил в тексте моей передовой этот перевод, которым я до сих пор горжусь и рад случаю им похвастаться.

История была благосклонна к Бушу, потому что его правление совпало с развалом «социалистического лагеря» и Союза и временным исчезновением призрака большой ядерной войны. При нем рухнула Берлинская стена и мирно воссоединилась Германия, что в числе прочего обогатило зарождавшуюся «русскую мафию», наживавшуюся на распродаже исполинского имущества советской группы войск в ГДР.

Поскольку Буш был произведением вашингтонского истеблишмента, он поздно пришел к столу консервативных яств и удручил республиканцев своей «котлетой по-киевски».

Так консервативный свадебный генерал «Нью-Йорк таймс» Уильям Сэфайр окрестил речь, которую Буш произнес в Киеве в августе 1991 года, когда он предостерег украинцев от «самоубийственного национализма», то есть от выхода из империи.

Но популярность его пострадала не из-за этого. После того, как международная коалиция неожиданно быстро и с ничтожными потерями выгнала иракских захватчиков из Кувейта, рейтинг Буша взлетел до немыслимых в Америке 90%. Правда, консерваторы роптали, что он зря остановил войска на полдороге и не дошел до Багдада, а его командующий генерал Норман Шварцкопф не заставил иракцев избавиться от военных вертолетов, с которых они потом расстреляли восстание на юге страны.

Буш оправдывался, что он сделал именно то, что ему позволяла резолюция Совбеза, то есть освободил Кувейт, и на этом остановился, поскольку ООН больше ему ничего не разрешила. Из-за такой логики республиканцы никогда не считали его полностью своим.

Осмелевший Саддам Хусейн вскоре организовал покушение на Буша, но, к счастью, неудачное. 43-й президент США потом отомстил за отца, как Ленин когда-то за брата, но это уже другая история.

Если в 1991 году рейтинг Буша положительно зашкаливал, то полтора года спустя он обвалился до жалких 29%, и лишь 16% американцев считали, что страна идет в правильном направлении.

Причин было несколько. Мне тогда казалось, что Буша утопила пресса, преувеличивавшая экономические трудности. Спад 1990 года был щадящим, к выборам 1992-го давно кончился, и хозяйство США было на подъеме, однако СМИ ловко это замалчивали, а избранники демократов Клинтон и механический человек Эл Гор клеймили Буша за то, что он якобы довел экономику до ручки.

К тому же Клинтон, будучи простолюдином и южанином, звучал теплее, чем выросший на Северо-Востоке патриций-республиканец, и талантливо изображал симпатию к невзгодам трудового народа, хотя украдкой пялился при этом на его дочерей.

Во-вторых, подвинувшись под влиянием Рейгана вправо, Буш временно заразился республиканской неприязнью к налогам и торжественно заявил в 1988 году: «Читайте у меня по губам – никаких новых налогов!». Консерваторы визжали от восторга, но Буш все равно оставался им чужим, и когда дефицит госбюджета сильно увеличился (хотя и до смешной по нынешним меркам суммы), нарушил слово. Он повысил налоги в обмен на обещание демократов, контролировавших тогда обе палаты Конгресса, сократить государственные расходы, которого они, естественно, не выполнили.

Консервативная часть его партии относилась к налоговому бремени куда серьезнее, чем Буш, и начала от него отдаляться.

В-третьих, в последние десятилетия американцы редко посылают избранников одной и той же партии в Белый дом на два срока подряд. Первый срок 41-го президента Буша был, по сути дела, третьим рейгановским, и четвертого срока избиратели Рейгану не дали.

После ухода 41-го наши СМИ бьются в припадке обожания и наперебой поют ему осанны, а попутно сравнивают его с вурдалаком Трампом. Но я пишу о политике уже 40 лет и прекрасно помню, как СМИ самозабвенно гнобили Никсона, Рейгана и обоих Бушей.

Помнится, пресса взахлеб обсуждала сцену в гастрономе, в котором Буш-старший с любопытством разглядывал сканер кассового автомата, как будто видел такую штуковину впервые.

Смысл этой жанровой сценки: страшно далек он от народа.

Буша дружно называли «тряпкой» (wimp), хотя он боевой летчик, и, разумеется, расистом. Последнее обвинение было связано с его предвыборным видеоклипом, изображавшим чернокожего убийцу Уилли Хортона.    

Бушевский соперник Дукакис практиковал прогрессивную систему наказаний, при которой заключенные мокрушники отпускались из тюрьмы за примерное поведение в короткие увольнительные.

В ходе такого отпуска Хортон изнасиловал женщину, предварительно пырнув ножом ее спутника. Бушевский клип вызвал всеобщее негодование и породил неологизм «хортонизировать».

Слушать сейчас дифирамбы СМИ в адрес Буша-старшего омерзительно. Не то чтобы он их не заслуживал, но мне трудно забыть пакости, которые СМИ несли по его поводу прежде, смакуя, например, сцену, когда его вырвало на приеме в колени важному японцу.

Я сейчас впервые подумал, что Буш сделал это нарочно, чтобы расквитаться за свой экипаж.