Кавано: страсти накаляются

Профессор призывает кастрировать республиканцев и скормить их свиньям

04.10.2018 в 12:58, просмотров: 329

«Вашингтон пост» называет взгляды своей обозревательницы Дженнифер Рубин «правоцентристскими» или «консервативными».  Это давно не так, и газета врет.

Кавано: страсти накаляются

Помнится, я читал Рубин с удовольствием. Пока она не пала очередной жертвой «синдрома помешательства на Трампе», погубившего также бывшего консерватора Макса Бута, которого отец мальчонкой привозил ко мне в 80-х на дачу. Много лет мне нравилось почти все, что Максик пишет. Но пришел Трамп, и мальчонка свихнулся.

С тех пор, как Бут-младший возненавидел Трампа и начал поливать его в газетах, Максика взяли комментатором на Си-эн-эн и стали печатать в органах, в которые раньше ему было не достучаться. Но сейчас я напишу о Рубин. Начну издалека.

В прошлый четверг в сенатский юридический комитет дернули калифорнийского профессора психологии Кристину Блази Форд и трамповского назначенца в Верховный суд США Бретта Кавано, которого она обвинила в приставаниях 36-летней давности (раньше я писал «Блейзи», но Блази будет правильнее).

Сенаторы-республиканцы в комитете все мужики. Сообразив, что если они будут допрашивать Форд сами, то демократический агитпроп изобразит это как наскок республиканского патриархата на бедную женщину, они пригласили вместо себя аризонскую прокуроршу Рейчел Митчелл, специализирующуюся на половых правонарушениях.

Каждому сенатору давалось на вопросы по пять минут, которые республиканцы по очереди уступали Митчелл. Она пять минут допрашивала жалобщицу, а потом выступал кто-то из демократов, который обычно вопросы не задавал, а поносил Кавано. После истечения демократической пятиминутки наступала республиканская, и прокурор снова задавала вопросы бедной Форд.

Несчастной 51 год, но одна моя русская знакомая написала в «Фейсбуке», что Форд выглядела на семьдесят. Это я не знаю, но она действительно смотрелась гораздо старше 53-летнего Кавано. Демократы объяснят это тем, что изверг Кавано преждевременно ее состарил.

Несчастная показала, что даже прорезала себе в доме лишнюю дверь на тот случай, если ей снова придется удирать от насильника. Правда, в правой печати была озвучена теория, что лишняя дверь имеет другие объяснения (Форд якобы держала незаконного жильца). Как Трамп, эти люди все опошлят.

Я видел в жизни сотни допросов и десятки раз допрашивался сам, поэтому такая метода сразу показалась мне порочной. Перерывы нарушали естественный ход допроса, сбивали Митчелл с темпа и давали Форд время пораскинуть мозгами. Немудрено, что в антракте трамписты приуныли. Когда наступила очередь Кавано, они по большей части допрашивали его сами, отстранив Митчелл.

Но она их не подвела и представила республиканскому большинству комитета пятистраничую докладную записку с заключением, что ни один нормальный прокурор не возбудил бы дела на основании жалобы Форд.

Иного вывода демократы от нее не ждали и начали поливать Митчелл еще до того, как она отчиталась о результатах допроса несчастной. Дженнифер Рубин, с которой я начал, напечатала в «Твиттере» следующее: «Только эта кучка бестолковых старых белых мужиков могла выбрать сотрудницу шерифа Джо. Я говорила, что ни один уважающий себя юрист не возьмется служить прикрытием трусам-республиканцам. Я была права».

«Старые белые мужчины» - это самая ненавистная группа населения для наших сторонников прогресса. Она хороша для них тем, что о ней можно безнаказанно говорить все что угодно. Других таких групп в Америке уже не осталось.

В начале недели заслуженного адъюнкт-профессора Джорджтаунского университета Кристину Фэр временно забанили в «Твиттере» за следующий пост о сенаторах-республиканцах: «Гляньте на этот хор сановитых белых мужчин, которые оправдывают серийного насильника... Все они заслуживают страшной смерти, а феминисты будут смеяться над их последними вздохами. Добавочный дивиденд: мы кастрируем их трупы и скормим их свиньям? Да!».

Администрация университета заявила, что Фэр имела полное право на свое мнение. Тут я согласен.

«Шериф Джо», которого упомянула Рубин, - это бывший шериф аризонского графства Марикопа Джо Арпайо, прославившийся тем, что держал своих узников в палатках среди пустыни и обряжал их в розовое исподнее. Местный федеральный судья дал ему срок за то, что Арпайо отказался выполнять его эдикты по поводу более женственного обращения с нелегалами, но Трамп его амнистировал.

Арпайо ненавидим демократами, и то обстоятельство, что прокурорша Митчелл работала у него, должно было ее навсегда скомпрометировать. Рубин, однако, ошиблась: Митчелл работала не у шерифа Джо, а в местной прокуратуре, которая на имела к его ведомству никакого отношения. Oops!

В своей докладной Митчелл приводит 12 причин, по которым она считает, что никакой прокурор не открыл бы дело по жалобе Форд.

Во-первых, все известные на тот момент свидетели подтверждают слова Кавано, а не Форд. Прежде всего это ее близкая подруга Лиланд Ингэм-Кайзер, которая, по версии Форд, была на злополучной вечеринке, закончившейся попыткой Кавано ее обесчестить.

Кайзер извинилась перед Форд, но заявила, что ничего подобного не припоминает.

Во-вторых, жалобщица называла разные даты этой вечеринки. Она сказала «Вашингтон пост», что дело было «в середине 80-х», написала сенатору-демократу Дайэнн Файнстайн, что «в начале 80-х», заявила своему психологу в 2013 году, что ее атаковали, когда ей было «близко к двадцати», но в других местах указывала, что ей было 15, и т. п.

Сейчас она уверенно говорит, что инцидент имел место в 1982 году. Люди нередко путают даты далеких событий, но решение Форд твердо остановиться на этом годе прокурор нашла необычным.

В-третьих, у Форд ушло более 30 лет на то, чтобы впервые назвать насильника по имени. Ее муж утверждает, что это произошло лишь в 2012 году. Как подчеркивает Митчелл, именно тогда СМИ начали упоминать Кавано как вероятного кандидата в Верховный суд.

В-четвертых, несчастная продолжает приводить разное число присутствовавших на вечеринке. В-пятых, память подводит ее, когда дело касается совсем недавних обстоятельств. Она, к примеру, не могла вспомнить, показала ли она корреспонденту «Вашингтон пост» копию записей своего психолога или просто суммировала их словесно. Когда она в первый раз связалась с этой газетой, она не могла сказать, есть ли у нее эти записи или она видела их лишь у психолога.

Но она утверждает, что ясно помнит события 36-летней давности, например, что она выпила на вечеринке одно пиво или слышала глумливый хохот Кавано и его приятеля Марка Джаджа, хотя, казалось, у них не было причин радоваться, поскольку обесчестить ее не удалось.

В-шестых, Митчелл обращает внимание на слова Форд о том, что та не имела понятия, как связаться с Сенатом США. Но Форд нашла способ связаться с Палатой представителей и послать письмо тамошней демократке.

В-седьмых, Форд попросила отложить заседание сенатского комитета, объяснив, что боится летать. Она, тем не менее, показала на опросе, что летает часто, в том числе на Гавайи, в Коста-Рику и французскую Полинезию.

Этим список спорных показаний Форд не исчерпывается, но хорошенького понемножку.

Потом выступил Кавано. Я никогда не видел всхлипывающих федеральных судей и даже сам прослезился, хотя давно не плакса. Республиканец Лесли Грэм заметил, что голосовал за утверждение обамовских назначенок Лены Коган и Нины Сотомайор, тогда как демократы сейчас ставят себе целью уничтожить Кавано за проделки в средней школе, которые и он, и все свидетели дружно отрицали.

   В конце той недели комитет 11 голосами против 10 утвердил его кандидатуру и послал ее на голосование полному составу Сената. За Кавано в комитете голосовал даже республиканец Джефф Флейк, помешавшийся на ненависти к Трампу. Но Флейк тут же дал задний ход, недаром его фамилия означает по-русски «фуфло».       

    Феминистки зажали его в сенатском лифте и не давали закрыть двери, пока он не дослушает их претензии по поводу Кавано. Одну, левую активистку, звали Ачила, я прозвал ее Гунн Ачила, Achila the Hunn.

   Фуфло так расчувствовался, что потребовал дополнительного расследования ФБР, уже 7-го по счету. У республиканцев так мало голосов, что они не могли просто послать Флейка в задницу, а стиснув зубы попросили Трампа назначить дополнительное расследование. Трамп дал на него неделю.

Демократы между тем нашли новое направление атаки на Кавано, даже два. Они начали обвинять его во лжи под присягой, поскольку он-де приуменьшил дозы спиртного, которые поглощал в юности на вечеринках. Во-вторых, его страстное выступление в комитете якобы изобличило его несудейский темперамент и идеологический крен вправо, на которые до сих пор никто не жаловался, хотя Кавано отсидел 12 лет во втором по влиянию суде страны и написал более 300 прецедентных решений.

Внутренний голос подсказывает мне, что его все же утвердят. Но крови у него выпили уже изрядно. Такова новая Америка.