«Больше оружия вовсе не означает больше безопасности»

А что, если в школу забредет медведь?

13.09.2018 в 11:03, просмотров: 196

Казалось, эта идея забыта. Предложение вооружить учителей в школах появилось как вопль отчаяния после случившейся в феврале трагедии в Marjory Stoneman Douglas Smith High School в Паркленде, штат Флорида. Потом, более спокойно поразмыслив, проект отложили в сторону. Однако Министерство образования на днях неожиданно к нему вернулось. Оно опубликовало документ, в котором высказывалось предложение использовать федеральные фонды на приобретение оружия для работников просвещения.

«Больше оружия вовсе не означает больше безопасности»

Пресс-секретарь Лиз Хилл высказалась по этому вопросу туманно, в весьма общих чертах: «Министерство постоянно изучает и оценивает проблемы, важные для его политики, особенно проблемы, имеющие отношение к школьной безопасности». Но даже при таком завуалированном подходе одна лишь мысль о педагоге с пистолетом в кобуре вызвала шквал критики.

«Сама концепция появления учителя в классе с оружием в руках кажется неприемлемой для большинства американцев и вообще для большинства людей, у которых есть здравый смысл, – заявил бывший астронавт Марк Келли, чья жена, конгрессвумен Габриель Гиффордс чуть не погибла в 2011 году во время массовой стрельбы в Аризоне. – Больше оружия вовсе не означает больше безопасности для детей».

Одновременно с Келли с резким протестом выступили пережившая стрельбу в начальной школе «Сэнди Хук» учительница Эбби Клементс и президент Американской федерации учителей (American Federation of Teachers) Рэнди Вайнгартен. Их особенно возмутило, что деньги на покупку пистолетов собирались взять из федеральных грантов Student Support и Academic Enrichment, само название которых ясно указывает, что их назначение – в первую очередь приобретение знаний, повышение успеваемости.

«Я должна признаться, это просто шокировало меня, – сказала Вайнгартен корреспонденту Daily News. – Я знала, что нынешняя администрация может быть безрассудной, но не до такой же степени! Ведь деньги собирались перевести из фондов, призванных помочь нуждающимся детям, в том числе с проблемами душевного здоровья. А кому бы они помогли, если бы это прошло? Разве что только производителям оружия».

С ней полностью согласился Фред Гуттенберг, чья дочь, Джейми, погибла во время бойни в Паркленде. Он написал в «Твиттере», обращаясь к министру Бетси ДеВос: «Ваш безмозглый план приведет к потере денег, которые пригодились бы для оплаты услуг специалистов по психическому здоровью. Наши учителя тратят по $500 из собственного кармана, покупая для детей школьные принадлежности. Вы могли бы выкроить часть средств, чтобы помочь им».

Но дело не только в деньгах. Уже упоминавшаяся Эбби Клементс, которая преподает во втором классе начальной школы «Сэнди Хук», убеждена, что оружие в руках ее коллег не могло бы предотвратить трагедию 2012 года в городке Ньютон, штат Коннектикут, когда погибло 20 детей и шесть школьных работников.

«Пистолеты в руках персонала школы не обеспечили бы безопасность детям и учителям, – сказала она. – Наооборот, все было бы еще хуже. Совершенно нереалистично полагать, что педагог с наганом может уложить безумного стрелка».

Бетси ДеВос придерживается иного мнения. При ее утверждении на пост министра она сказала, что вооружение учителей должно быть оставлено на усмотрение местных школьных округов, но подчеркнула, что пистолеты и винтовки вполне могут пригодиться, например, если где-нибудь в сельской глубинке штата Висконсин в школу забредет медведь. Однако всем было ясно, что имеются в виду совсем не медведи, а повторяющиеся с кошмарной регулярностью массовые расстрелы в школах, затеваемые одуревшими подростками, которые одержимы какими-то комплексами и фантазиями.

ДеВос достаточно откровенно высказывается за то, чтобы педагоги в таких форс-мажорных ситуациях имели возможность защищать детей и себя с оружием в руках. Ее позицию разделяет президент Трамп. Последний «пробный шар», выпущенный министерством, вызвал сильный протест и показал сторонникам идеи вооружения учителей, что их время пока не пришло. Но были бы какие-то юридические препятствия для ДеВос, если бы она решила настоять на своем? Нет, не было бы. Потому что в законодательстве сохранилась «лазейка». Да, в марте на волне возмущения, вызванного случившимся во Флориде, Конгресс принял закон, запрещающий использовать федеральные фонды на приобретение оружия. Однако ничего не было сказано о грантах. Их просто проглядели. И если бы министерство все-таки запустило руку в  Student Support или Academic Enrichment, это не было бы нарушением закона. Неудивительно, что после того, как появилась информация о новых попытках вооружения учителей, сенатор Крис Мерфи (демократ из Конннектикута) внес на рассмотрение коллег срочный законопроект, призванный полностью перекрыть дорогу к федеральному финансированию.

ДеВос написала письмо конгрессмену от штата Вирджиния Бобби Скотту, демократу высокого ранга, главе комитета по вопросам образования. Она заверила его: «Я не предприму никаких действий, которые могли бы расширить или ограничить полномочия и гибкость подхода, дарованные Конгрессом федеральным и местным органам образования».

Бетси ДеВос возглавила комиссию по школьной безопасности сразу же после стрельбы во Флориде. В варианте доклада, полученном агентством Associated Press, говорится, что решение о вооружении школьных охранников и учителей должно приниматься на уровне штата или общины в зависимости от «уникальных обстоятельств каждой конкретной школы». То есть «наверху», в министерских сферах, пока ничего существенного не предпринимают. Но жаркие споры между сторонниками и противниками вооружения учителей продолжаются. Чья возьмет?

Аргументы «за»

Фрэнк Броган, высокопоставленный сотрудник министерства, в интервью Associated Press, которое он дал на днях, упомянул, что в Техасе успешно продвигается программа, которая позволяет добровольцам из числа сотрудников школ после соответствующей тренировки иметь при себе на работе оружие и в случае необходимости пускать его в ход.

Аналогичные меры предпринимаются в штатах Огайо и Колорадо. После убийства двух десятков детей и шести взрослых в начальной школе «Сэнди Хук» в Огайо была запущена программа FASTER (аббревиатура от Faculty/Administrator Safety Training and Emergency Response). Как ясно из назания, речь идет о тренировке вооруженного школьного персонала. За шесть лет подготовлено 1300 человек. В 2017 году организация «Жители Колорадо за гражданские свободы» переняла основные положения этой программы. В обоих штатах собраны деньги от частных лиц и организаций на оплату тренировок. От государства не получено ни цента. Ни о каких грантах нет и речи. Обучение ведут специалисты правоохранительных органов с большим опытом. Они преподают тактику, учат передвигаться под огнем и укрываться от пуль. Участники программы должны выдержать тест по снайперской стрельбе. Они осваивают основы медицины, учатся останавливать кровь и перевязывать раны. Не ставится цель сделать из них полицейских или докторов. У программы FASTER ограниченная задача: остановить убийцу и быстро оказать помощь пострадавшим. Ее поборники приводят по крайней мере шесть случаев за последние два десятилетия, когда вооруженные люди давали в школах отпор стрелкам-убийцам. Все это особенно эффективно в отдаленных сельских районах, где до прибытия полиции проходит много времени.

«Конечно, многие учителя не хотят брать на себя дополнительное бремя и носить оружие, – признает Лора Карно, глава организации «Жители Колорадо за гражданские свободы». – Мы согласны с тем, что никого нельзя принуждать. Программа FASTER рассчитана только на волонтеров».

Что говорят противники

Брэндон Фридман называет идею вооружения учителей «в высшей степени идиотской». Кто он такой? Сейчас бизнесмен. Был чиновником федеральной администрации при Обаме. В качестве офицера пехоты воевал в Ираке и Афганистане. Фридман вспоминает, что в своем первом бою настолько растерялся, что нажимал на спусковой крючок, забыв снять предохранитель. Это повторялось не раз, пока не приобрел основательный опыт. По его мнению, нечто подобное произойдет и с учителями, застигнутыми врасплох.

«Все это не так просто, как выглядит на телевидении, – говорит он. – Вооруженные охранники были в школе «Колумбайн» и в ночном клубе «Пульс» в Лас-Вегасе. В Паркленде тоже. И каждый раз гражданские лица и сотрудники охраны оказываются в положении, когда  уступают в стрельбе и  во всем остальном нападающему. У них нет опыта. И для рационального человека трудно достигнуть такого состояния, когда он может действовать на равных с вооруженным психопатом, которому нечего терять. Я был профессионально натренирован, но все равно часто «проваливался» в решающий момент».

Брэндон Фридман вполне резонно замечает, что вполне возможно достаточно быстро научить метко стрелять. Но гораздо сложнее обучить сражаться и убивать не раздумывая, рефлекторно. «Стрельба – это не столько умение пользоваться оружием, сколько состояние разума и воли», – говорит он. С этим трудно не согласиться. А теперь задумайтесь, как поведет себя в критической ситуации обычный учитель с пистолетом  в руках или, хуже того, учительница? Много ли от них будет толку? И в кого попадут выпущенные в панике пули?

Так что же делать? Фридман считает так: «Вместо того, чтобы вооружать школьных работников и призывать их отстреливаться, не лучше ли запретить продажу и владение таким оружием, как AR-15?».

Тоже не слишком реалистичное предложение, но многие в него продолжают верить.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Во время нынешней кампании Back to School популярной новинкой стали школьные пуленепробиваемые ранцы. На рынке уже появилось несколько вариантов разной сложности и стоимости.

Еще один ходовой товар – специальные аптечки для школ, укомплектованные словно для боевых действий. В них есть турникеты, бинты, коагулянты для остановки кровотечений и другие средства. Все для того, чтобы обрабатывать огнестрельные раны, пока не прибудут профессиональные медики. Цены от $40 до $100. Эти наборы получили широкое распространение после февральской драмы во Флориде. Сейчас в школьном округе графства Саффолк в Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк, ими снабжают школы в централизованном порядке. То же самое происходит в ряде районов Пенсильвании. Аптечки прошли испытания на полях сражений в Ираке и Афганистане. Но в применении к школам этот факт может произвести неблагоприятное впечатление: разве наши дети живут в обстановке, приближенной к боевой? И поэтому специалисты стараются, насколько возможно, подсластить пилюлю.

«Да, эти предметы могут понадобиться на случай массовой стрельбы в школах, – признает Кен Трамп, президент National School Safety and Security Services. – Но они нужны и во время спортивных мероприятий и разных других событий, когда возможны травмы».

Доктор Мэтт Леви из организации Stop the Bleed («Остановить кровотечение») ставит все точки над i, говоря о стрельбе в школах как о «злополучной правде современного общества».

И с этой правдой нам, увы, предстоит жить, пока не будут найдены какие-то кардинальные способы решения проблемы. Приходится с сожалением признать, что сегодня таких способов не видно.