Маркс и марксизм в эпоху плюрализма и плутократии

Слухи о смерти преувеличены

10.05.2018 в 09:20, просмотров: 917

Москвичи и гости столицы помнят скульптуру Карла Маркса работы Льва Кербеля в центре города, напротив Большого театра. Крах социализма давал основание думать, что вскоре исчезнут и памятники, и память об основоположнике научного коммунизма. Но в юбилейном году 200-летия Маркса медиа, профессура и политики уделяют его наследию больше внимания, чем любого другого мыслителя прошлого и настоящего.

Маркс и марксизм в эпоху плюрализма и плутократии
Карл Маркс

Уроки "Капитала"

После развала Союза, казалось, все споры о сравнительных достоинствах капитализма и социализма закончены. Китай, хоть и сохранил партийную диктатуру, открыл простор для деловой инициативы и личного обогащения. Там, где социализм сохранил устои - Куба, Северная Корея, Венесуэла, - система обрекла народ на нищенское существование.

Но и представление о победном шествии либеральной демократии и свободного предпринимательства пошатнулось. Рост массового недовольства, имущественного и политического неравенства, антагонизма между социальными группами очевиден. В этих условиях актуальность учения Маркса и его вклад в историю не оспаривают даже противники. Маркс хотел не только понять и объяснить мир, но изменить его, и ему это удалось не в меньшей мере, чем Христу. Атеист, но он создал новую веру, за которую шли на страдания и смерть миллионы последователей. Маркс выступил защитником малых мира сего, обещая им даже больше, чем пророки, - царство справедливости не на небесах, а здесь и теперь, на Земле.

Хотя Маркс отмежевывался от своего еврейства ("Иудаизм для меня отвратителен") и написал антисемитскую статью "К еврейскому вопросу", женился на христианке-аристократке, он нес в себе сполна родовое свойство мыслящего еврея - отрицание авторитета власти и мессианские амбиции. Полунищий, гонимый из разных стран, он жил в убежденности в истинности своих идей и будущем мира как их воплощении - самый еврейский способ бытия и мышления.

Сила учения Маркса не в оригинальности идей и достоверности прогнозов. То, что он обещал, соответствовало давним мечтам человечества о защищенности от нищеты и бесправия, равенстве, одолении вражды между классами и народами. Тора, Евангелие и Коран обещали то же самое. Маркс видел движущие силы общественного развития не в элите, а в законах истории. Но это признавали и античные материалисты. Маркс раскрыл первостепенную роль потребностей и экономики. В Америке, воплощении капитализма, одно из самых популярных объяснений всего на свете: "Это экономика, глупый", так говорят и те, кто не слышал о Марксе.

Почему же опять такой интерес к Марксу? Сегодня социальная критика лишь утешение лузера в гневе и зависти, развлечение для циника, порой опора политика-популиста. Нет идей и авторитетов, способных указать путь в будущее. И вакуум заполняется утопиями прошлого.

У людей с советским опытом свои представления о Марксе. Мы учили марксизм не только по учебникам, но и по реалиям социализма. Те, кто пережил советский эксперимент, не хотят его повторения. Даже в России Компартия стала анахронизмом. Израиль создавали социалисты-кибуцники, но жизнь заставила поменять ориентиры. Западные социал-демократии не выдерживают экономической конкуренции, не могут справиться с вызовами времени. Больше социализма - больше безответственности и деградации.

Маркс в Америке

Мое знакомство с Марксом в Америке началось с того, что, получив в колледже учебник социологии, по которому должен был учить студентов, я с изумлением увидел портрет создателя научного коммунизма. И развернутый анализ его роли в развитии общественной мысли был вполне уважительным. Мне пришлось преподавать и другие курсы, в учебниках и академической литературе по философии, экономике, политическим наукам Маркс представлен как авторитетный ученый. Большинство авторов не возлагает на него вину за последствия кровавых революций.

Но Маркс признан среди интеллектуалов, а участники демонстраций за права меньшинств, иммигрантов, геев не ищут в "Манифесте" и "Капитале" методы борьбы с несправедливостью. Есть небольшие и не влиятельные социалистические организации, марксистские издания, интернетовские сайты с очень малой аудиторией. На какое-то время общественное внимание привлекло шумное движение «Нас 99%», озабоченное имущественным неравенством и влиянием больших денег на политику. Движение выдохлось, оставив на месте палаточных лагерей горы мусора и нечистот. Порой десяток-другой социалистов собирается для дискуссии и призывает к борьбе. Я бывал на этих встречах - впечатление жалкое, ветераны политбаталий, но какое время на дворе - без понятия.

Но было и по-другому. Под влиянием российской революции в 1919 г. была создана Коммунистическая партия США, тесно связанная с рабочим движением, профсоюзами и компартиями в других странах. В ее рядах было около 60 тысяч членов. Особую активность компартия проявила во время Великой депрессии, в борьбе за гражданские права афроамериканцев, во время Вьетнамской войны. В отличие от итальянских и французских коммунистов, Коммунистическая партия США всегда поддерживала КПСС и получала от СССР финансовую поддержку. КП США была против хрущевских разоблачений культа личности и горбачевской перестройки. Среди американских коммунистов были советские шпионы, но во времена маккартизма по подозрению в коммунистических симпатиях пострадали и невинные люди. Сегодня в компартии США около 5 тысяч человек, в основном пенсионеры.

Марксистская партия как политическая сила умерла, но если судить по литературе, марксизм переживает ренессанс. "Он вернулся", - провозглашает Луис Менанд в "Нью-Йоркере": "Даже сегодня "Коммунистический манифест" как бомба, готовая взорваться в ваших руках". Терри Иглетон, автор "Почему Маркс был прав", пишет: "Сегодня молодое поколение не носит членский билет марксистской партии, но большая часть его все больше и жестче настроена антикапиталистически".

Томас Пикетти в "Капитале XXI века", самом известном социально-экономическом исследовании последних десятилетий, утверждает, что "события в богатых странах напрямую отражают Марксову логику и что экономисты сегодня могут получить вдохновение от его примера". Я помню выступление Пикетти в CUNY, все залы и классы телефицированы, яблоку негде упасть.

Можно напомнить о сенаторе Берни Сандерсе, кандидате в президенты (говорят, он не оставил амбиций), и Элизабет Уоррен, которые часто воспроизводят марксистские инвективы капитализму. В социалистических пристрастиях обвиняли Обаму и Хиллари Клинтон. Можно и Трампа обвинить в подготовке пролетарской революции. Ныне всего 8,4% американцев трудятся в промышленном производстве. В 1960-м было 24%, в 1900-м более 70% - стачки, бунты, головная боль владельцам и властям. Трамп хочет возродить мануфактуру, но с ней придет единство трудового народа в борьбе с классовым врагом. Шутка. Ни при каких обстоятельствах социализм Америке не грозит, если и есть опасности, то не те, о которых писал родоначальник научного коммунизма.

Ничего лучше не придумали

В отличие от европейских демократий, в Америке нет серьезных антикапиталистических движений. Есть массовое недовольство, но это касается не отрицания системы, а требований перераспределения ее благ. Меньшинства, женщины, молодежь не предлагают другого способа бытия, они хотят всего того же, что и элита: больше денег и власти. Даже незваные иммигранты инородной культуры, не желающие учить английский, знают, куда и зачем едут. Готовые к работе или настроенные на дармовщину, все понимают, что рассчитывают на капитализм, а не на заботы вождя и партии. Маркс, который видел в богатстве и привилегиях корень зла, нынешним диссидентам не нужен. Согласно опросу Гарвардского университета, более половины американцев поддерживают систему в целом, и даже среди молодежи 20% считают себя капиталистами.

Если американская экономика проживет без рецессий еще один год (их было 33 с 1854 г.), будет установлен рекорд стабильности и прогресса. Несмотря на хаос и противоречия, экономика на подъеме, уровнь жизни улучшается. Испробованы разные модели развития, судя по результатам - больше капитализма, выше экономические показатели.

Вопрос только, в чем и как они измеряются. Брокер в глобальном банке или инвестиционном фонде может сделать больше денег, чем тысяча рабочих на заводе, фабрике, стройке. Индустриальная революция базировалась на труде миллионов и нуждалась в постоянном притоке рабочей силы. Электронная революция требует небольшую группу молодых энтузиастов и приносит больше прибыли, чем трудоемкое строительство машин, железных дорог, жилья, инфраструктуры. Всякого рода посредники, а не производители, производят львиную долю доходов. Экономика из предметной, материальной все более становится виртуальной. При нужде Федрезерв напечатает миллиарды виртуальных денег, никто и не заметит.

В былые времена финансы служили производству. Сегодня финансы обслуживают в первую очередь сами себя. Экономист Рана Форухар пишет: "Болезнь американской экономики имеет имя: финансизация... Уолл-стрит и его методы властвуют в Америке." Диагноз имеет и более жесткие определения: финансовая олигархия, плутократия. Банки занялись инновациями, делая деньги из воздуха, спекуляций, долг государства и граждан больше не беда, а условие инициативы и прогресса.

В результате 1% населения контролирует 40% национального богатства, а нижние 90% - только 27%. Согласно "Нью-Йорк таймс", 40% пожертвований на президентскую кампанию 2016 г. пришли от 0,01% населения, средний взнос около 110 тысяч долларов. Это не благодеяние, политики должны отрабатывать долги: обеспечивать контракты, уменьшать корпоративные налоги, держать открытыми лазейки от уплаты. Когда нью-йоркский прокурор Прит Бхарара развернул борьбу с манипуляциями Уолл-стрита и коррумпированными политиками, он выиграл в суде, но быстро лишился работы.

Критику, список пороков можно продолжать. Тема неисчерпаема для монографий, диссертаций и проектов осчастливливания человечества, и марксизм в том подмога. Но капитализму все на пользу, в том числе и оппозиция. При плюрализме и мультикультуре групповые цели и ценности несовместимы, левые враждуют с правыми, либералы с консерваторами, националисты с космополитами, на каждое «за» есть «против». Пролетарский интернационал обернулся утопией, второго шанса не будет, а интернационал людей, верующих в силу и возможности капитала, растет во всем мире.