Женевский саммит Байдена и Путина: хуже не стало

В речах Байдена не было уверенности, а Путин переводил стрелки

Последний раз Джо Байден и Владимир Путин встречались 10 с лишним лет назад, в марте 2011 года. Президенты Обама и Медведев учинили тогда "перезагрузку" отношений и годом прежде подписали СТАРТ-3, премьер Путин предлагал вице-президенту Байдену ввести безвизовый режим для граждан обеих стран, а Байден встречался в Москве с вожаками российской оппозиции.

В речах Байдена не было уверенности, а Путин переводил стрелки
Фото: kremlin.ru.

Сегодня отношения хуже некуда, и Вашингтон боится испортить их еще больше, обе стороны изощряются в придумывании все новых санкций друг против друга, а если бы Байден пожелал встретиться с лидерами оппозиции, их пришлось бы привозить к нему под конвоем.

Прошли те времена, когда дипломаты готовили саммиты вместе и каждый сопровождался подписанием соглашений и договоров. Тогда считалось хорошим тоном создать благоприятную атмосферу, устроить какую-нибудь выставку, привезти с собой артистов, открыть культурный объект, символизирующий двухвековую дружбу двух великих народов. Сегодня ни о чем подобном и помину нет.

Президент Путин дал перед Женевой два интервью, NBC News и каналу "Россия", и оба были похожи на артподготовку. Он не считал нужным скрывать свой антиамериканизм и повторил самые избитые штампы советской пропаганды, которым его когда-то научили. Последнее изобретение кремлевского агитпропа - миф о том, что 6 января полиция Капитолия зверски расправилась с мирным шествием граждан, которые "пришли не для того, чтобы украсть там компьютер, они пришли с политическими требованиями". "Вы приказали убить Навального?" - "А вы приказали убить женщину, которая вошла в Конгресс и которую застрелил полицейский?". Он и вправду считает эти факты равноценными. Он откровенно троллит интервьюера, издевается и насмехается над ним, но тот не смеет спорить - либо не знает предмет, либо боится нарваться на совсем уж откровенное хамство, либо и то и другое. Робкие попытки возражать встречают гневную отповедь Путина: "Вы не хотите, чтобы мой ответ слышали ваши зрители, вот в чем проблема. Вы затыкаете мне рот. Разве это свобода выражения собственного мнения? Или это свобода выражения собственного мнения по-американски?". Он искренне не верит в демократию и считает, что она хороша и удобна лишь для "правящих классов". О кибератаках на американскую инфраструктуру он говорит, что это "какой-то фарс, бесконечный фарс". "Теперь какая-то кибератака на мясокомбинат какой-то. Потом на крашеные яйца, скажут, атака совершена, понимаете?". Остапа несло, писали в таких случаях классики.

Президент Байден говорил в последние дни очень много, но в отношении России придерживался формул, написанных для него советниками. Америка хочет стабильности и предсказуемости, а если Путин будет продолжать вести себя плохо, то и Байден будет отвечать тем же. Америка не стремится к конфронтации и готова работать с Россией там, где это возможно, а там, где это противоречит ее принципам и ценностям, работать вместе не будет. Но действия России могут быть стабильно и предсказуемо враждебными. Ясно, что Вашингтон хочет иного, но чего именно? Чтобы Москва отказалась от поддержки украинских сепаратистов? Выпустила на свободу Навального? Провела честные выборы? Всего этого Вашингтон, конечно, хочет, но прекрасно понимает, что все это - wishful thinking, иллюзорные надежды, из которых разве что освобождение Навального может стать реальностью, но только в качестве принудительной депортации из страны, да и то не просто так, а в обмен на осужденных в США граждан РФ.

Помимо всего прочего, в речах Байдена не было драйва, уверенности. Когда он вынужден был отклоняться от готовых формул, его вообще было трудно понять. При таких условиях по рекомендации экспертов было решено отказаться от совместной пресс-конференции. По этой же причине в Женеве не было переговоров один на один. Вынужденное, но единственно возможное решение.

Ни прорывов, ни провалов в Женеве не случилось. Встреча закончилась раньше, чем ожидалось: вместо 4-5 часов она продолжалась всего три.

Владимир Путин первым вышел к журналистам. По его словам, стороны договорились начать консультации по стратегической стабильности и контролю за вооружениями. Состав делегаций, место и график встреч будут определены в рабочем порядке. Послы Антонов и Салливан возвращаются в Вашингтон и Москву. «Мы договорились о том, что этот вопрос решен, они возвращаются к месту своей службы постоянной», - сказал Путин. Странно, что об этом нужно было договариваться. Послов никто не выгонял, их отозвали их собственные правительства. О том, будут ли сняты ограничения на работу американских дипломатов в России, президента никто не спросил.

Ответ на вопрос ABC News о давлении на оппозицию, иноагентах и Навальном ничего хорошего оппозиции и Навальному не сулит. Путин сказал, что "господин, которого вы упомянули, ... сознательно шел на то, чтобы быть задержанным", и говорить тут больше не о чем. Статус иностранного агента - не запрет или ограничение деятельности. А что касается объявления Фонда борьбы с коррупцией экстремистской организацией, то она призывала молодежь к противоправным действиям, публиковала данные сотрудников правоохранительных органов и учила делать «коктейли Молотова». Путин напомнил о прошлогодних беспорядках в Америке, инспирированных движением Black Lives Matter, и заявил: "Мы не хотим допустить, чтобы такое же произошло у нас".

Президент России уверен, что общественные организации, получающие иностранное финансирование, действуют во вред России: "Соединенные Штаты объявили Россию своим врагом и противником. Теперь давайте зададимся вопросом: если Россия враг, то какие организации будет поддерживать Америка в России? Я думаю, что не те, которые укрепляют Российскую Федерацию, а те, которые ее сдерживают".

Тему прав человека, затронутую Байденом, Путин прокомментировал в свойственной ему манере перевода стрелок: "Гуантанамо до сих пор работает. Вообще не соответствует ничему. Ни международному праву, ни американским законам - ничему. А до сих пор существует".

Не приняты претензии американской стороны и по поводу киберпреступников. По мнению президента, центр киберпреступности находится не в России, а в США.

Но гражданам США, осужденным в России, осталось томиться недолго. "Президент Байден, - сообщил Путин, - поднял этот вопрос применительно к американским гражданам, находящимся в местах лишения свободы в Российской Федерации. Мы это пообсуждали. Там могут быть найдены определенные компромиссы". Речь идет о Поле Уилане и Треворе Риде. Первый осужден на 16 лет строгого режима за шпионаж, второй - на 9 лет общего режима за нападение на полицейских. Американская сторона считает дело Уилана сфабрикованным, а приговор Риду чрезмерно суровым. О каких компромиссах идет речь, Путин не уточнил. Если об обмене, то, скорее всего, на летчика Константина Ярошенко - это имя он называл, рассуждая о возможности обмена, в интервью NBC News.

Джо Байден в первых же фразах своего вступительного слова заговорил о правах человека: "Я сказал ему, что ни один президент Соединенных Штатов не сможет сохранить веру американского народа в себя, если не будет вслух защищать наши демократические ценности, отстаивать всеобщие и фундаментальные свободы, которыми, на наш взгляд, должны пользоваться все люди". Президент назвал Уилана, Рида и Навального как незаслуженно упрятанных за решетку. «Что если Навальный умрет в заключении? - спросил президента один из журналистов. - Каким будет ответ Америки?». "Я ясно дал понять, - сказал президент, - что последствия будут катастрофическими для России". Президент США считает "смехотворным" уподобление уличных беспорядков прошлого года в Америке грубому подавлению мирного протеста в России.    

Байден уверен, что Россия должна соблюдать "основные правила уличного движения" в своей внешней политике, и это пойдет ей только на пользу. Байден не считает данные своей разведки о киберпреступниках "всякими инсинуациями", как выразился Путин, и будет отвечать на злонамеренные атаки.

Байден подтвердил, что стороны начинают "диалог о стратегической стабильности" в интересах обеих стран и всего мира.

Отвечая на вопрос об отсутствии свободы прессы в России, Джо Байден рассказал, что прочел почти все написанное Путиным, его речи и пару его биографий и пришел к выводу, что, по мнению Путина, Россия может быть сильной на международной арене, "только когда она абсолютно едина как государство". "Так было при царях, комиссарах и остается по-прежнему до сих пор". Байден полагает, что Путин убежден в том, что Россия способна сохранить положение великой державы только "путем сплочения народа силой государства, государственного контроля".

Оба президента заявили, в сущности, что после Женевы хуже не стало. По словам Байдена, беседа прошла "не в напряженной атмосфере", по словам Путина - "в принципиальном и конструктивном ключе".

Президент Байден уже уходил с подиума, когда его настиг вопрос журналистки: "Учитывая, что в прошлом он не менял свое поведение и что на пресс-конференции после того, как он провел в переговорах несколько часов, он отрицал какую-либо причастность к кибератакам, пренебрежительно высказался о нарушениях прав человека и не назвал Алексея Навального по имени - какая же это конструктивная встреча?".

"Если вы этого не понимаете, это ваши проблемы", - ответил президент.

Сюжет:

Санкции

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №25 от 18 июня 2021

Заголовок в газете: Без прорывов и провалов

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру