Спор о трансгендерах: большинство американцев продолжает считать, что мужчинам не место в женском спорте

Губернатор Южной Дакоты прогнулась перед прогрессистами

Сразу поясню, что «сисгендерши» - это биологические женщины, которых в старину называли нормальными. Теперь, когда «нормальным» предписано называть лишь Джо Байдена (который вернул нам нормальность после оранжевого хаоса и его любит народ), бывших нормальных женщин полагается величать cis-gender women, или, по-нашему, сисгендершами. Они родились без члена.

Губернатор Южной Дакоты прогнулась перед прогрессистами

В настоящий момент ни много ни мало 25 реакционных штатов Америки намылились провести законы, запрещающие трансгендерам (то есть биологическим мужчинам, родившимся с членом, но потом переквалифицировавшимся в дам) тягаться в спорте с биологическими девочками и женщинами.

Реакционные законодатели исходят из убеждения, что биологические мужчины от природы сильнее и выносливее сисженщин. По словам ретроградов, спорт издавна делится на мужской и женский не случайно. Насколько неравны силы полов, видно из следующего примера. Самой быстрой бегуньей в мире является американка Аллисон Феликс. Ее личный рекорд в беге на 400 метров - 49,26 сек.

По данным за 2018 год, только в США этот рекорд могут побить почти 300 старшеклассников мужского пола.

В командном спорте картина аналогичная. Американская сборная является чемпионкой мира по футболу среди женщин. Она проиграла команде мальчиков моложе 15 лет со счетом 5:2.

Прогрессивные мыслители доказывают, что преимущества экс-мужчин перед женщинами преувеличиваются реакционерами, которые на самом деле просто трансфобы. Во вторник «Лос-Анджелес таймс» - дюже прогрессивная, как сейчас все крупные американские газеты, кроме «Уолл-стрит джорнэл», - напечатала программную редакционную статью «Пусть трансгендерные учащиеся-спортсмены участвуют в состязаниях. Равенству в школьном спорте ничто не угрожает».

Из того, что происходит ныне в легислатурах половины американских штатов, говорится в статье, может создаться впечатление, что самая большая проблема, с которой сталкиваются спортсменки, это не сексуальные домогательства, а «девочки, родившиеся с пенисами и отбирающие все призы у тех, кто родился с влагалищами».

У юных спортсменок могут быть разные преимущества друг перед другом, от лучших спортивных снарядов до большего количества денег на частных тренеров, продолжает газета, но означенные легислатуры зациклились лишь на том, что трансгендерные девочки и женщины якобы нечестно побеждают других женщин в разных спортивных состязаниях.

На самом деле, замечает «Л.-А. таймс», утверждения сисгендерных барышень, что вчерашние мальчики отбирают у них призы, не подтверждаются эмпирическими данными. В 2018-2019 гг. в спортивных состязаниях участвовали примерно 3,4 млн старшеклассниц, однако жалобы на трансгендерных спортсменок были настолько редки, что их можно уподобить по численности «лишь поголовью волков в Калифорнии». Где их почти нет, как и республиканцев.

«Хотя вышеуказанное движение легислатур основано главным образом на нетерпимости, - резюмирует газета, - оно захлестнуло страну, поскольку, в отличие от иных проявлений ненависти к трансгендерным людям, оно имеет под собой кое-какое основание. Более высокий уровень тестостерона у тех, кто родился биологическим мужчиной, может сделать трансгендерную женщину более рослой и мускулистой, что может являться преимуществом в некоторых видах спорта. Но не во всех: когда, например, речь идет о гибкости, необходимой для успеха в женской гимнастике, тело сисгендерной женщины имеет преимущество».

Страстную отповедь реакционерам дала 27 марта в журнале «Ньюйоркер» бывшая ленинградка Маша Гессен, чья статья начиналась ехидным наблюдением, что «призрак преследует девичий спорт, призрак трансгендерных спортсменов».

Автор, с которой я познакомился четверть века назад на гей-параде в Нью-Йорке, после чего напечатал в «Новом русском слове» интервью с ней (и получил самый большой гонорар за 27 лет работы – 140 долларов, на которые четверть века назад можно было купить корову), доказывает, что залежи тестостерона в организме экс-мальчиков дают им гораздо меньше преимуществ в спорте, чем принято считать.

Дело в том, пишет Гессен, что гормоны, тестостерон-блокеры и эстроген, которые принимают мальчики в ходе превращения в девочек, лишают их былых премуществ биологических мужчин. Поэтому трансгендеров допускают к участию в Олимпийских играх при условии, что они по крайней мере два года принимали гормоны.

Однако, как показал в начале марта опрос «Морнинг консалт»/«Политико», большинство американцев продолжает считать, что мужчинам не место в женском спорте. Такого же мнения придерживался и Трамп, распорядившийся, чтобы трансгендеров не подпускали к сисгендерным спортсменкам.

Байден отменил трамповский эдикт в первый же день в Белом доме, подписав указ о «ликвидации дискриминации на основе гендерной идентификации».    

В прошлый четверг губернатор Арканзаса республиканец Эйса Хатчинсон подписал закон «Об обеспечении равенства в женском спорте», закрывающий в него дорогу вчерашним пацанам. Первый закон этого сорта подписал в прошлом году губернатор Айдахо Брэд Литтл, тоже, естественно, республиканец. В начале марта аналогичный закон подмахнул губернатор Миссисипи демократ Тейт Ривс. Шутка, республиканец.

8 марта о своем намерении подписать такой же закон, принятый легислатурой Южной Дакоты, с воодушевлением объявила губернатор этого республиканского штата Кристи Нойм, которая была восходящей звездой партии и ее возможным кандидатом в вице-президенты в 2024 году, если Трамп решит пропустить следующие выборы.

Шли дни, а Нойм все никак не могла раскачаться на то, чтобы сдержать слово подписать закон о защите женского спорта от вторжения трансгендеров. Кончилось тем, что она отправила законопроект обратно в легислатуру с предложением его переписать.

Консерваторы прочитали ее пожелания и заключили, что их выполнение выхолостит закон и оставит его совершенно беззубым. И на вчерашнюю любимицу партии обрушилось то, что ее сторонники окрестили conservative cancel culture, «консервативная политкорректность». Звезда Нойм начала быстро клониться к горизонту.

«Губернатор Нойм привыкла отбиваться от критики слева, - заявил консервативному сайту «Дейли коллер» ее пресс-секретарь Иан Фьюри. – Ведь в минувшем году она была единственным во всей стране губернатором, который никогда не приказал закрыть ни одного бизнеса или церкви в своем штате. Левые шпыняли ее постоянно, но она не обращала внимания».

«Но, если верить ораве консервативных говорящих голов, - продолжал Фьюри, - та же самая губернатор, которая отказывалась прогнуться, сейчас прогибается перед Национальной ассоциацией вузовского спорта и «Амазоном»! Очевидно, дремучая политкорректность – это нормально, когда правые поедают своих».

Как объяснила Нойм ведущему «Фокса» Такеру Карлсону, юристы предупредили ее, что в случае подписания закона о защите женского спорта от трансгендеров на Южную Дакоту обрушится лавина исков, которые будут не по карману этому маленькому штату. Критики также уверены, что Торговая палата штата и его большой бизнес вообще надавили на Нойм, будучи по нынешней моде прогрессивны и опасаясь бойкотов.

Рядовые республиканцы желают, чтобы их избранники равнялись на Трампа, которого они считают бойцом, и Ноум, которую они уже начинали любить, не оправдала их ожиданий.

Лично я сколотил бы для трансов отдельную лигу и пусть себе меряются тестостероном друг с другом, а не с институтками.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №14 от 2 апреля 2021

Заголовок в газете: Закат республиканской звезды