Почему Байден решил не наказывать саудитов

Администрация Байдена, если отбросить официозную риторику, нисколько не хочет сохранять добрые отношения с Саудовской Аравией, установленные Трампом, ибо саудовцы категорически возражают против сближения Америки и Ирана, к которому тяготеет Демпартия со времен Обамы.

Почему Байден решил не наказывать саудитов
Фото: wikipedia.org.

Обамовцы, да и байденовцы тоже, стремятся свести к минимуму роль США на мировой арене, а на Ближнем Востоке, на их взгляд, есть только одна страна, обладающая амбициями заменить Америку в качестве регионального арбитра. Россия как альтернатива Америке плоха тем, что она является державой европейской и христианской — и то, и другое левые не приемлют. Турция кокетничает с Европейским союзом — и поэтому тоже не годится. Остается Иран, проиранская же политика требует, чтобы Вашингтон отдалился от Эр-Рияда, и у администрации есть удобнейший способ осуществить свою идеологическую повестку — права человека.

У прозападного наследного саудовского принца Мохаммеда ибн Салмана, сокращенно МИС, был близкий советник, Саад аль-Джабри. Они рассорились, аль-Джабри, будучи обвиненным в госизмене и казнокрадстве, бежал в Канаду. В марте прошлого года принц посадил в тюрьму сына и дочь отступника и грозится не выпускать их, пока отец не вернется на родину. Что есть абсолютно нормальная политическая практика в авторитарных режимах третьего мира, в том числе в Иране, стратегическом партнере американских и европейских левых, который расправляется с политическими противниками куда круче, чем саудовцы. Ну и, конечно, в Китае и Венесуэле, к которым левый лагерь также питает слабость. Но пока еще не на Западе. Даже при правлении Трампа Государственный департамент счел тактику ибн Салмана «недопустимой», заявив, что «обвинения против аль-Джабри должны рассматриваться в порядке законного и открытого судопроизводства». Ну что еще мог сказать Госдепартамент? Он намерен придерживаться той же линии и при действующем президенте.

Однако администрация осведомлена, что еще в ноябре оба ребенка саудовского диссидента были приговорены тайным судом к длительным срокам заключения, предъявленные им обвинения выглядят, мягко говоря, неубедительно; процесс проходил с многочисленными процедурными нарушениями, подсудимым не дали даже встретиться с адвокатом. Словом, байденовцам есть к чему придраться.

Мало того, за аль-Джабри заступается ЦРУ, поскольку он якобы тесно сотрудничал с американской разведкой в предотвращении ряда крупных терактов, замышлявшихся «Аль-Каидой», которые могли унести жизни тысяч американцев.

МИС предложил аль-Джабри сделку: все будет забыто, если тот согласится дать показания против своего соратника, бывшего кронпринца Мухаммеда ибн Наифа, который в 2017 г. был смещен со своего поста Салманом. Аль-Джабри отказался. В ярости МИС поклялся достать его любым способом, включая Интерпол.

Бывший канадский премьер Малруни взялся посредничать в урегулировании коллизии, у него была на эту тему беседа в Белом доме с зятем Трампа Джаредом Кушнером. Кушнер признал, что «ситуация токсична, у каждой стороны есть веский компромат на противную».

МИС осуществил свою угрозу и обратился в Интерпол, но оттуда два года назад ему пришел отказ. А в августе 2020 г. аль-Джабри предъявил принцу контриск в окружном суде Вашингтона.

Другой удобный повод отстраниться от Ирана — дело Джамаля Хашогги, высокопоставленного противника кронпринца, политэмигранта, убитого в Стамбуле, видимо, по прямому приказу Салмана. Хашогги был серьезный оппонент с ярко выраженными исламистскими симпатиями, иного способа заставить его замолчать у саудовского режима, надо полагать, не было. Но в глазах западных левых любой противник МИС по определению демократ. К ним и был причислен Хашогги, которого «Вашингтон пост» сделала своим обозревателем. А после его смерти взяла на себя благородную миссию отомстить Эр-Рияду. В служебном документе ЦРУ, который недавно раскрыла столичная газета, подтверждается исходная оценка аналитиков, что за убийством Хашогги стоял непосредственно ибн Салман. Тем не менее администрация Байдена воздерживается от применения санкций к наследнику престола, досадует прогрессистское издание. А вместе с ним и убежденные обамовцы, такие, как бывший шеф ЦРУ Джон Бреннан или комментатор «Нью-Йорк таймс» Николас Кристофф. Воздерживается администрация, может быть, просто потому, что не хочет размениваться по мелочам: возвращение к ядерной сделке с Ираном будет саудовцам местью пострашней. Как бы то ни было, приближенные ибн Салмана попали под санкции, мало того, Госдеп, вдохновленный случаем с Хашогги, ввел почти полный запрет на въезд в Америку любых иностранных чиновников, замешанных в мероприятиях, направленных против своих диссидентов, живущих за рубежом.

Администрация Байдена, естественно, могла жестоко поквитаться с саудовцами, простимулировав еще большее, чем при Трампе, развитие отечественного американского энергосектора. Но тут, как говорится, «Заратустра не позволяет». Разумеется, не сам древний жрец, а движение «зеленых», с которыми солидарен Байден.

Тем не менее Байден уже приостановил оружейные поставки Саудовской Аравии, одобренные Трампом, и, вероятно, будет пытаться по дипломатическим каналам склонить правящего саудовского монарха к выбору другого наследника. Комментаторы вспоминают и примечательные слова, произнесенные Байденом в ходе предвыборной кампании: «С социально-экономической точки зрения саудовский режим большой ценности не имеет».

Сюжет:

Санкции

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №10 от 5 марта 2021

Заголовок в газете: Почему Байден решил не наказывать саудитов