Свобода слова в Америке: берем курс на Северную Корею

Ноутбук Хантера Байдена, соцсети и увядание Первой поправки

На прошлой неделе старейшая ежедневная газета США, «Нью-Йорк пост», основанная в ноябре 1801 года одним из отцов-основателей Америки Александром Гамильтоном, опубликовала статью, которая, касайся она Дональда Трампа, мгновенно сделалась бы сенсацией и круглосуточно обсуждалась бы в эфире до сих пор.

Ноутбук Хантера Байдена, соцсети и увядание Первой поправки
wikimedia commons

Статья, однако, касалась демократа Джо Байдена и утверждала, что, будучи вице-президентом США, он якобы сознательно позволял своему сыну Хантеру торговать доступом к администрации Барака Обамы. Поэтому сначала главные американские СМИ либо игнорировали статью или упомянули о ней мимоходом и скептически, а соцсети «Твиттер» и «Фейсбук» запретили или ограничили ее распространение, объяснив этот беспрецедентный шаг нежеланием способствовать публикации контента, похищенного хакерами или не прошедшего факт-чекинг.

«Твиттер», например, временно закрыл акаунты «Нью-Йорк пост», пресс-секретаря Белого дома Кейли Макинани, известного актера и гласного трамписта Джеймса Вуда, перепостившего статью, и даже избирательного штаба президента страны. Вуд, кстати, страдает за неполиткорректность не впервые: агентство, представлявшее его много лет, порвало с ним отношения, когда он засветился как республиканец.

Объяснения соцсетей могли воспринять серьезно лишь те, кто серьезно воспринимает Джо Байдена или его непутевого сына, как минимум шесть раз лечившегося в клинике от наркомании. Мнимый запрет на непроверенные и неподтвержденные материалы не помешал соцсетям беспрепятственно распространять пресловутое «Досье Трампа», основанное главным образом на информации Игоря Данченко, которого ФБР одно время подозревало в связях с российскими спецслужбами, или недавнюю статью «Атлантика», утверждавшую, что Трамп называл погибших на войне американцев «лохами» и «лузерами», и основанную на четырех анонимных источниках, но опровергнутую более чем двадцатью свидетелями, названными поименно.

Утверждения соцсетей о том, что статья «Пост» была основана на информации, добытой «хакерами», тоже не выдерживали критики. Вот почему.

В этой истории тоже был свой «разоблачитель» - вроде того, который слил демократам содержание телефонного разговора президента с Владимиром Зеленским, послужившего предлогом для импичмента Трампа. В отличие от «разоблачителя», донесшего на Трампа и названного по имени лишь в консервативной печати, источник компромата на Байденов был публично идентифицирован центровыми СМИ сразу после появления статьи «Пост».

Это хозяин делавэрской мастерской по ремонту компьютеров Джон Пол Макайзек, который говорит, что в апреле прошлого года Хантер Байден принес ему три ноутбука, пострадавших от воды. Пресса, относящаяся к Макайзеку с недоверием, подчеркивает, что он плохо видит, и поэтому сомневается, что он был в состоянии опознать заказчика.

Макайзек парирует, что по крайней мере на одном устройстве был ярлык с именем Боу Байдена, покойного брата Хантера, скончавшегося от рака мозга.

Журналисты допрашивали хозяина мастерской в общей сложности много часов и говорят, что местами он путался в ответах. Отмечают, однако, что Байден-отец до сих пор не оспорил аутентичность материалов, содержавшихся в ноутбуке с именем его покойного сына. По словам «Пост» и бывшего нью-йоркского мэра Руди Джулиани, который является ныне личным адвокатом Трампа и изучил содержимое ноутбука, оно включает десятки тысяч смс и имейлов, посланных и полученных Хантером, документы, снимки и видеозаписи, в том числе скабрезного характера.

Джулиани отказывается описать последние, но «Пост» сообщает, что среди прочего они изображают Хантера с трубочкой для курения крэка и в ходе совокупления с неизвестными женщинами. В выпущенном недавно сенатском докладе по поводу Байденов утверждалось, что Хантер якобы пользовался услугами российских и восточноевропейских проституток, являвшихся, возможно, жертвами торговцев живым товаром.

Доклад был почти не замечен центровыми СМИ, как, возможно, не заметили бы они и статью «Пост», если бы соцсети не поспешили закрыть ей дорогу в Интернет и этим сделали ей бешеную рекламу.

Джулиани долго беседовал с Макайзеком и сообщает с его слов, что мужчина, который отдал в починку ноутбуки, был в стельку пьян. Мужчина подписал контракт, согласно которому если он не заберет их в течение 90 дней, они будут считаться брошенными на произвол судьбы. Подпись заказчика на контракте очень похожа на подпись Хантера Байдена. Несмотря на звонки Макайзека, заказчик так и не вернулся в мастерскую за своим добром и не заплатил за работу. Может, запамятовал адрес по пьяни.

Как поведал Макайзек журналистам - вряд ли сыскав этим их расположение, - в 2016 году любовница бросила его за то, что он проголосовал за Трампа. В разгар импичмента он возмутился тем, что с Трампом, на его взгляд, обходятся несправедливо, и решил сдать байденовское имущество в ФБР, которое в очередной раз подтвердило, что оно скурвилось.

«Разоблачитель», заложивший в прошлом году Трампа, сперва обратился с доносом к сотрудникам главы комитета Палаты представителей по разведке Адама Шиффа, которого президент прозвал Карандашной Шейкой, и демократы немедленно начали готовить импичмент. Макайзек же отдал ФБР полученный от похожего на Хантера мужчины ноутбук в декабре 2019 года и с тех пор не слышал от этого ведомства ни звука. Сенаторы-республиканцы – тоже.

Иными словами, ФБР держало ноутбук с компроматом почти год и ничего очевидного не сделало. Может быть, оно, как и четыре года назад, было уверено в неминуемом поражении Трампа и решило заранее подмахнуть его сопернику.

Менее понятно поведение сенаторов-республиканцев, которые получили от Макайзека копию хантеровского дисковода несколько месяцев назад и тоже ничего очевидного не сделали. Они объясняют, что проверяли аутентичность доставшегося им компромата, которую не отрицают ни Байден, ни его клевреты. Я сомневаюсь, что республиканцы тоже скурвились, и думаю, что они просто выступают в своем обычном духе, которого нет у Трампа, поэтому его фанаты от него без ума.

Пресса сначала не тревожила Байдена вопросами по поводу сыновьего ноутбука, пока наконец его не осмелился побеспокоить корреспондент Си-би-эс. Байден отвечать по существу отказался, заявив лишь, что его пытаются оклеветать.

Он, правда, не сказал, кто именно. Это сделали за него журналисты ряда крупнейших СМИ, говорящие головы левацких телеканалов, непоименованные сотрудники американских спецслужб, бывший посол США в Москве Майкл Макфол и, разумеется, Карандашная Шейка, зарекомендовавший себя как патологический лгун в период «Рашагейта». Они дружно заявили, что перед нами... очередная порция российской дезинформации!

«Мы знаем, - авторитетно заявил в выходные Шифф ведущему Си-эн-эн Вульфу Блицеру, - что эта клевета на Джо Байдена целиком и полностью идет из Кремля, и... президент рад получить эту помощь от Кремля... Кремль явно заинтересован в том, чтобы повредить Джо Байдену. Там хотят, чтобы победил Дональд Трамп. Они считают, что он слабый президент». И так далее.

У людей легковерных могло сложиться впечатление, что глава комитета по разведке основывает свои утверждения на известных только ему секретных разведданных. Чтобы его развеять, директор национальной разведки Джон Рэтклифф заявил в понедельник, что у нее нет данных о причастности российских спецслужб к истории с байденовским ноутбуком и что она, соответственно, не делилась такими данными ни с Шиффом, ни с другими законодателями.

Консервативные журналисты говорят, что связались с частью людей, которым были адресованы имейлы, содержащиеся в ноутбуке. Те подтвердили их получение. Одно это, на первый взгляд, доказывает, что извлеченная из дисковода переписка не подделана. И в любом случае трудно поверить, чтобы кто-то подделал десятки тысяч смс и имейлов.

Самая опасная для Джо Байдена корреспонденция пришла Хантеру 17 апреля 2015 года от Вадима Пожарского, чью «жэ» произнести правильно не сподобился даже Такер Карлсон. Речь идет о третьем человеке в украинской энергетической компании Burisma Holding, в которой Хантер пять лет подряд заколачивал по 50 тысяч долларов в месяц (некоторые источники утверждают, что даже 83 тысячи), хотя не имел никакого опыта по части энергоносителей или Украины.

Джо Байден говорил, что никогда не обсуждал с сыном его заморский бизнес. Пожарский же благодарит Хантера за то, что он любезно устроил ему личную встречу с батюшкой. Oops.

Байденовские клевреты парируют, что не нашли следов такой аудиенции в журнале официальных встреч обамовского вице-президента. Правда, они не исключают, что короткая неофициальная встреча могла иметь место и осталась незафиксированной.

В любом случае, если будет доказано, что Джо Байден действительно позволял своему сыну монетизировать родство с папой-вице-президентом и даже, как утверждается в других имейлах, появившихся сейчас на свет, был с Хантером в доле, вряд ли это может фатально повлиять на исход предстоящих выборов, тем более что миллионы американцев уже проголосовали.

Что действительно страшно, так это стремительная усушка и утруска Первой поправки к Конституции, гарантирующей нам свободу слова и являющейся краеугольным камнем традиционного политического устройства Америки, раньше отличавшего ее от КНДР. Ужас в том, что наши СМИ, которые, казалось, готовы пасть порвать за Первую поправку, принялись науськивать «Твиттер» на врагов народа, то есть трампистов, не думая при этом, что на трампистах дело не остановится. «Не остановится», - вздохнул Робеспьер.    

«Век свободы не видать», - согласился Бухарин, чью биографию я с отвращением перевел 40 лет назад на русский. Ее автор, левый историк Стивен Коэн, скончался в сентябре от рака легких. Не далее как в прошлом году мы обменивались с ним воспоминаниями на тротуаре у «Русского самовара», откуда он вышел покурить. Мы расходились во всем, но он казался мне приличным человеком.

Возвращаясь к нашим баранам: немудрено, что «Твиттер» немедленно блокировал аккаунт советника Трампа по пандемии доктора Скотта Атласа, который дерзнул публично усомниться в пользе ношения масок. Лиха беда начало.