Эми Кони Барретт обвиняют в потворстве корпорациям

В спорах граждан с бизнесом она предпочитает бизнес

Назначение в Верховный суд стало первым же вопросом президентских дебатов. Кратко изложив позицию участников (Трамп говорит, что обязан заполнить вакансию, Байден - что это злоупотребление властью), модератор Крис Уоллес обратился с вопросом к обоим, дав на ответ две минуты: «Почему вы правы, а ваш оппонент - нет?».

В спорах граждан с бизнесом она предпочитает бизнес
wikimedia commons

Президент ответил: «Мы выиграли выборы. У выборов есть последствия. У нас Сенат, у нас Белый дом и у нас феноменальный кандидат, которого уважают все. У нас полно времени. Даже если мы сделаем это после выборов. У меня, как вам известно, много времени и после выборов».

Иными словами - назначил, потому что имею право и потому что моя партия контролирует Сенат. И все же: почему они так торопятся? Как правильно отметил президент, даже если контроль над верхней палатой перейдет к демократам (судя по одному из последних опросов, вероятность этого составляет 83 процента из ста), у «хромого» Сената нынешнего состава есть время до января утвердить назначение судьи Эми Кони Барретт.

Причину спешки по простоте душевной президент указал еще до того, как назвал имя своей назначенки. Судью Рут Бейдер Гинзбург еще не успели похоронить, а Дональд Трамп заявил на своем брифинге в Белом доме:

«Нам нужно девять судей. Вам это нужно. С миллионами бюллетеней, которые никто не запрашивал, но которые все равно рассылаются, это афера, обман. Все это знают. И демократы знают, что они поступают неправильно, но идут напролом. Так что, я думаю, вам понадобятся девять судей».

Президент намерен оспаривать итоги выборов. Он предполагает, что решать спор будет Верховный суд США, и не уверен, что нынешние восемь судей примут решение в его пользу, что голоса не разделятся поровну. Ему нужна дополнительная гиря на чаше весов. Поэтому Сенат намерен утвердить назначение Барретт 26 октября.

Этот вопрос сенаторы-демократы подняли в первый же день слушаний. По их мнению, в случае такого спора Эми Кони Барретт должна взять самоотвод. Она отказалась дать такое обещание, но сказала, что не станет пешкой, чтобы решать вопрос о победителе вместо американского народа.

Она также решительно отклонила попытки заручиться ее обещаниями и по другим проблемам, таким, как сохранение или прекращение Obamacare. «Я не беру на себя никаких обязательств и не заключаю сделок подобного рода, - заявила она. - Моя миссия не состоит в том, чтобы разрушить Закон о доступной медпомощи. Я здесь для того, чтобы применять закон и блюсти принцип верховенства закона».

Она последовательно отказывалась отвечать на вопросы общего характера, всякий раз подчеркивая, что ее мнение будет зависеть от обстоятельств конкретного дела и что ее юридическая философия заключается в том, что законы - это то, «что в них написано». Такая твердая позиция позволяет ей пока сравнительно легко отражать натиск демократов, стремящихся вырвать из нее какие-то признания или клятвы.

Область, о которой пока на слушаниях говорилось лишь вскользь, - трудовое право и право потребителя. Между тем специально к слушаниям опубликованы два доклада на эту тему. Один подготовила группа сенаторов-демократов во главе с Элизабет Уоррен, другой - неправительственная организация Accountable.us. В обоих утверждается, что Эми Кони Барретт в большинстве судебных споров корпораций с работником принимала сторону корпораций.

«Всего за три года судебной практики, - пишут сенаторы, - в послужном списке судьи Барретт появился длинный список ее мнений, захлопнувших двери суда для работников и потребителей и оградивших корпорации от ответственности за их неправильные действия».

Авторы доклада приводят примеры таких дел. В одном из них Барретт присоединилась к большинству членов федерального окружного апелляционного суда, отказавшего женщине в компенсации на сумму 322 доллара по чисто бюрократической причине. «Судью Барретт, похоже, не волнует тот факт, что в реальном мире истец, претендующий на 322 доллара компенсации, не в состоянии нанять адвоката», - резюмируют сенаторы.

Этот пример имеется и в досье Accountable.us. Истица посетила клинику, чтобы сдать мазок из матки. При проведении этой процедуры ей причинили боль и оставили синяки. В иске отказано на том основании, что пострадавшая не исчерпала административных способов решения конфликта и обратилась со своей претензией в ненадлежащее федеральное ведомство.

Другое дело, на которое ссылается сенатский доклад, - «Федеральная торговая комиссия против кредитного бюро». Владелец и единственный сотрудник кредитного бюро Майкл Браун обещал потенциальным клиентам бесплатную кредитную историю. Однако клиенты, как выяснилось, должны были вносить ежемесячную плату в размере 29 долларов 94 центов. Сообщение об этом было напечатано в объявлениях кредитного бюро гораздо более мелким шрифтом, чем слово «бесплатно». На этом основании ФТК потребовала от Брауна возмещения ущерба на сумму более пяти миллионов долларов, однако федеральный апелляционный суд отменил решение низшей инстанции о возмещении. Эми Кони Барретт это мнение поддержала.

Еще в одной тяжбе Барретт вместе с большинством судейской коллегии нашла, что запрет дискриминации работников по признаку возраста не распространяется на условия найма новых работников.

По подсчетам Accountable.us, Эми Кони Барретт принимала решения в пользу корпораций в трех из четырех случаев. Точнее - из 55 дел она 42 решила таким образом. В ней подозревают даже сторонницу расовой сегрегации, но хочется верить, что это все же полемический прием. В данном случае речь идет об иске работника чикагской компании, торгующей автозапчастями. Продавца Кевина Стакли несколько раз переводили из одного магазина в другой. После очередного перевода он отказался выходить на работу и заявил, что его дискриминируют по признаку расы. Стакли - афроамериканец, и компания, по его мнению, перевела его потому, что хотела сделать магазин, в котором он работал прежде, «преимущественно латиноамериканским». Но суд не усмотрел в деле признаков расовой сегрегации и, кажется, правильно сделал. Но в нынешней раскаленной атмосфере работает и такое голословное обвинение в адрес Барретт.

В том, что она будет утверждена Сенатом, сомнений нет. Как и в том, что навесить на нее ярлык врага рода человеческого пока не получается.