Партийные съезды превращаются в мероприятие по мобилизации электората

Они рисуют диаметрально противоположную картину мира

Национальные партийные съезды - неотъемлемая часть американского избирательного цикла. Их задача - утвердить кандидатов в президенты и вице-президенты и их предвыборную платформу. Делегаты подают голоса в соответствии с результатами праймериз. В прошлом съезды не раз становились ареной упорного соперничества нескольких кандидатов, представлявших интересы разных партийных фракций. В 1928 году съезду демократов потребовалось 103 тура голосования, чтобы назвать имя кандидата партии.

Они рисуют диаметрально противоположную картину мира
Flickr

В 1976-м губернатор Калифорнии Рональд Рейган отказался снять свою кандидатуру в пользу президента Джеральда Форда и довел борьбу до съезда, однако проиграл в первом же туре, уступив Форду чуть больше пяти процентов. Спустя четыре года точно так же поступил кандидат демократов сенатор Тед Кеннеди, но проиграл на съезде президенту Джимми Картеру.  

Это был последний в истории США съезд с открытым финалом.

В наше время соперничество кандидатов не доходит до съезда, даже когда ни один из кандидатов не набрал необходимого большинства в 50 процентов плюс один голос. В 2008 году Хиллари Клинтон, в 2016-м и 2020-м Берни Сандерс вышли из борьбы еще до окончания праймериз. Голосование делегатов съезда становится формальностью. Съезд превращается в мероприятие по мобилизации электората, возможность продемонстрировать единство и сплоченность партийных рядов, а кроме того - в развлекательное шоу с участием поп-звезд.     

На этот раз, однако, пандемия коронавируса внесла коррективы в партийные планы. Национальным комитетам обеих партий пришлось пожертвовать зрелищем. Президент настаивал на массовом мероприятии до последней возможности, но и ему в конце концов пришлось уступить здравому смыслу и губернатору Северной Каролины Рою Куперу, отказавшемуся принять полномасштабный съезд. Попытались найти новое место, но из этого ничего не вышло. Официальным местом проведения съезда демократов был Милуоки, Висконсин, республиканцев - Шарлотт, Северная Каролина. Но туда из-за санитарных требований были приглашены лишь очень немногие делегаты (у демократов - 250 человек, у республиканцев - 300), да и им удалось увидеть живьем лишь некоторых ораторов. Большинство выступали или онлайн, или в записи. Например, республиканцы произносили свои речи главным образом с подиума, установленного в Вашингтоне.

Формат форумов изменили, но многие ораторы не смогли или не сочли нужным перестроиться. Они держались так, будто перед ними тысячи сторонников, хотя в данном случае больше подошел бы стиль доверительного разговора, а не площадной риторики. Особенно это несоответствие было заметно при выступлении Трампа, которому в паузах вместо обычного рева толпы отвечал довольно жалкий хор.

Красноречие не смогло в полной мере компенсировать зрелищность. По данным рейтингового агентства Nielsen, размер телеаудитории обоих съездов сократился по сравнению с 2016 годом. Тогда за первым днем съезда республиканцев в Кливленде наблюдали 23 миллиона зрителей, за первым днем съезда демократов - 26 миллионов. В этом году демократы собрали 19,7 миллиона, республиканцы - 17 миллионов.

У съездов было много общего и помимо виртуальности. Во-первых, оба кандидата были утверждены на безальтернативной основе. У демократов партийное руководство одного за другим выдавило из гонки всех конурентов Джо Байдена. Но на съезде у него оставался хотя бы формальный соперник - Берни Сандерс. Он получил свой 1151 голос - втрое меньше, чем Байден (3558) - при необходимом для номинации 1991 делегате. У Дональда Трампа серьезных соперников не было изначально. Самый успешный из них, бывший губернатор Массачусетса Билл Уэлд, сошел с дистанции еще в марте, когда Трамп обеспечил себе номинацию, всего с одним делегатом, полученным на праймериз в Нью-Гэмпшире. В результате парторганизации ряда штатов праймериз вообще не проводили, а в других они свелись к формальной процедуре. Съезд в Шарлотт избрал Трампа единогласно.

Во-вторых, на обоих съездах агитация велась «доказательством от противного»: ораторы говорили не столько о своем кандидате, сколько о его сопернике, несущем стране и народу беду и горе.

Отличительной чертой съезда демократов стало наличие выступавших из противоположного стана. Джо Байдена поддержал, в частности, бывший губернатор штата Огайо, соперник Трампа на выборах 2016 года Джон Кэйсик. Он записал свое выступление, начинавшееся фразой «Америка - на распутье», стоя для наглядности в чистом поле на пересечении двух проселочных дорог. «Я всю жизнь был республиканцем, - сказал он, - но моя партийная принадлежность отходит на второй план по сравнению с ответственностью за судьбу моей страны. Вот почему я решил выступить на этом съезде. В нормальные времена ничего подобного, вероятно, не случилось бы, но сейчас не нормальное время».

Другим видным республиканцем, выступившим на съезде демократов, был генерал Колин Пауэлл, бывший госсекретарь в кабинете Джорджа Буша, ранее дважды поддержавший Обаму, но отказавший в поддержке Хиллари Клинтон. «Нашей стране, - говорил он, - нужен главнокомандующий, который будет заботиться о наших войсках так же, как он заботится о собственной семье. Джо Байдена не надо этому учить. Он разделил опыт миллионов семей военных, послал на войну собственного любимого сына и молился, чтобы он вернулся домой невредимым. Джо Байден будет президентом, которому не стыдно отдавать честь».

Многие оценили как исключительно удачное выступление Барака Обамы, который описывал стиль работы Трампа с некоторым сожалением: «Я никогда не ждал от своего преемника, что он примет мои взгляды или продолжит мою политику. Но я все же надеялся, что ради блага страны Дональд Трамп воспримет свою должность всерьез. Что он почувствует груз ответственности и найдет в себе хоть сколько-нибудь уважения к демократии, которая вверена его заботам. Этого так и не произошло. Прошло уже почти четыре года, а он так и не проявил интереса к своей работе, к поискам общего языка, к использованию своих огромных полномочий для помощи кому-нибудь кроме себя и своих друзей. В должности президента он видит всего лишь реалити-шоу, способ привлечь к себе внимание, которого он жаждет».

Принимая номинацию, Джо Байден пообещал вывести страну «из мрака»: «Здесь и сейчас я даю вам слово: если вы доверите мне пост президента, я воспользуюсь лучшим, а не худшим в нас. Я буду союзником света, а не тьмы. Пора всем нам, ибо мы народ, сплотиться. И будьте уверены: мы преодолеем этот сезон мрака в Америке».

Естественно, на съезде республиканцев картина мира зеркально изменилась: теперь силой добра и света был Дональд Трамп, противостоящий силам зла и хаоса в лице Джо Байдена. Дональд Трамп-младший изобразил кандидата демократов в виде ископаемого ящера, обитающего в «болоте», как трамписты называют вашингтонскую бюрократию: «Байден пообещал забрать обратно деньги из вашего кармана и отдать их болоту. Ничего иного и нельзя ожидать от Джо Байдена, который прячется в этом болоте, как лохнесское чудовище, вот уже полвека. Он высовывает оттуда голову всякий раз, когда приходит срок президентских выборов. Потом исчезает и ничего не делает в промежутках».

Бывший посол США в ООН Никки Хейли, которую многие прочили в напарницы Трампу, а теперь прочат в кандидаты 2024 года, расписала международные успехи президента, отталкиваясь опять-таки от «слабости и провала» администрации Обамы - Байдена и противопоставляя им «силу и успех» Дональда Трампа: «Для меня было наивысшей честью служить послом Соединенных Штатов в ООН. Это работа не для слабонервных. Это место, где диктаторы, убийцы и воры порочат Америку, а потом протягивают руки и требуют, чтобы мы платили по их счетам. Президент Трамп положил всему этому конец. Под его руководством мы сделали то, что отказывались делать Барак Обама и Джо Байден. Мы встали на защиту интересов Америки и против наших врагов. Обама и Байден позволяли Северной Корее угрожать Америке. Президент Трамп отверг эту слабость, и мы ввели самые жесткие в истории санкции против Северной Кореи. Обама и Байден позволили Ирану избежать ответственности за убийства и послали ему самолет, набитый - в буквальном смысле слова - деньгами. Президент Трамп поступил правильно и расторг иранскую ядерную сделку...».

Разумеется, это слишком прямолинейная картина. Хейли ни словом не упомянула о заигрывании Трампа с северокрейским диктатором и убийцей Ким Чен Ыном или с саудовской монархией в ущерб Израилю, забыла о том, что деньги, отправленные Ирану - это его собственные активы, размороженные по условиям ядерной сделки, и не объяснила, чем отсутствие сделки лучше ее наличия, пусть даже и плохой. Но съезд - не то место, где вдаются в нюансы.

Показали на съезде и ролик, записанный супругами Марком и Патришей Макклоски из Сент-Луиса, Миссури. В июне этого года они прославились тем, что во время прохода мимо их дома демонстрантов, протестующих против полицейского насилия, вышли на крыльцо с винтовкой и пистолетом и потребовали очистить частную территорию. «То, что произошло с нами, легко может случиться с каждым из вас, кто смотрит сейчас телевизор в каком-нибудь тихом уголке нашей страны», - говорила Патриша Макклоски, а ее муж продолжал: «Похоже, демократы больше не считают обязанностью правительства защищать честных граждан от преступников, они видят обязанность в том, чтобы защищать преступников от честных граждан. Ни одному человеку в этой вышедшей из-под контроля толпе не было предъявлено никакого уголовного обвинения. Знаете, кому их предъявили? Нам. Нас обвинили в том, что мы посмели защищать свой дом». Суть послания Макклоски: в случае победы Джо Байдена страну ждут анархия и бандитский беспредел.

В программе первого дня республиканского съезда вообще было много пугалок, смонтированных из видеохроники недавних, а кое-где вспыхнувших с новой силой уличных беспорядков. Избрание Байдена трампистская пропаганда изображает как социалистическую дистопию, почти апокалипсис, от которого есть только одно спасение - второй срок Трампа - Пенса.

В противоположность Байдену Дональд Трамп позиционирует себя как президент «закона и порядка». Зрители первого дня республиканского съезда увидели репортаж из Розового сада Белого дома, где президент выступил в своей любимой роли ведущего шоу: перед публикой предстали осужденный за ограбление банка Джон Пондер и арестовавший его агент ФБР Ричард Бисли. Теперь между ними полнейшая гармония: за решеткой Пондер полностью перевоспитался, уверовал в Бога и основал организацию по перевоспитанию других преступников. Полюбовавшись на эту идиллию, президент полностью помиловал Пондера, который, правда, уже отбыл свой пятилетний срок заключения.    

Сюжет:

Санкции