Скелеты в семейном шкафу Трампа

Книга племянницы президента раскрывает фамильные тайны

Президент Трамп навестил своего младшего брата Роберта в нью-йоркской больнице за день до его смерти. Роберту Трампу шел 72-й год. Он работал в одной из семейных компаний и был сторонником Дональда, по его собственным словам, «на тысячу процентов».

Книга племянницы президента раскрывает фамильные тайны

Точная причина смерти не оглашается. Президент после визита в клинику сказал, что его брат «очень болен и переживает тяжелые времена». Церемония прощания планируется в Белом доме в пятницу.

Именно Роберт Трамп пытался в судебном порядке остановить публикацию книги Мэри Трамп «Слишком много и никогда не хватает. Как моя семья сотворила самого опасного в мире человека». Дядя обвинил племянницу в нарушении соглашения о неразглашении, заключенного 20 лет назад в результате судебной тяжбы по поводу раздела наследства Фреда Трампа-старшего, отца нынешнего президента. Верховный суд штата Нью-Йорк нашел доводы истца основательными, однако апелляционная инстанция его отменила. Книга вышла в свет в прошлом месяце. В первый же день было продано около миллиона экземпляров.

Опус Мэри Трамп отличается от мемуаров других лиц, претендующих на инсайдерское знание личности президента. Во-первых, она наблюдала его в кругу семьи. Во-вторых, она клинический психолог с большим опытом. И здесь необходимо вспомнить недавние дискуссии сообщества американских психологов о том, допустимо ли ставить пациенту диагноз заочно, без личного обследования.

В декабре прошлого года, когда в Конгрессе только начиналась процедура импичмента, трое авторитетных психиатров направили законодателям петицию, в которой предупредили: психическое здоровье президента стремительно ухудшается, и это может представлять угрозу национальной безопасности. Все трое выразили готовность дать показания Конгрессу. Петицию подписали в общей сложности 350 американских психиатров.

Однако авторам петиции напомнили о «правиле Голдуотера», изданном Американской психиатрической ассоциацией после того, как в 1964 году ныне не существующий журнал «Факт» разослал всем ее членам анкету с вопросом, способен ли кандидат республиканцев Барри Голдуотер руководить государством по психиатрическими показаниям. Примерно половина из 2400 психиатров, ответивших на анкету, или заявила, что вполне способен, или - что они не располагают достаточным материалом для ответа. Остальные сказали, что неспособен. Среди этих ответов были и такие шедевры: «Психическая нестабильность Барри Голдуотера проистекает из того факта, что его отец был евреем, а мать - протестанткой», «Голдуотер обладает тем же патологическим складом личности, что и Гитлер, Кастро, Сталин и другие шизофренические лидеры». Голдуотер тогда подал в суд на журнал и отсудил у него 1 доллар моральной компенсации, а Ассоциация в 1973 году признала неэтичным ставить публичным фигурам заочные диагнозы. Прежде чем публиковать свое мнение о психическом здоровье пациента, психиатр должен лично обследовать его и получить надлежащее разрешение на огласку этих сведений, гласит правило Голдуотера.

Мэри Трамп в интервью Finacial Times назвала правило Голдуотера абсурдом. Ее книга изобилует чисто психиатрическим анамнезом. Она утверждает, что ее дядя с юных лет отличался самовлюбленностью, верхоглядством, полным отсутствием интеллектуального любопытства и инфантильностью. Этому способствовало отлучение от семьи старшего сына, отца Мэри Фреда Трампа-младшего. Уже по одному тому, что отец назвал его своим именем, видно, что он видел в нем продолжателя династии. Но Фред отказался идти по стопам отца, стал пилотом гражданских авиалиний и женился на стюардессе. В результате он превратился в изгоя, а Дональд сделал правильные выводы и стал любимчиком.

Книга Мэри Трамп производит тягостное впечатление и, откровенно говоря, многое говорит о ее собственной детской травме. В ее описании дом Трампов напоминает диккенсовский Холодный дом, где не терпят никакого своеволия, где процветают грубость и насмешки. Отец, считает Мэри, уничтожил характер старшего сына. «Единственная причина, по которой Дональд избежал той же участи, - пишет она, - заключается в том, что он поставил свою личность на службу целям своего отца. Так поступают социопаты: они приспосабливают других к своим интересам, вовлекают других и используют их для достижения своих целей, безжалостно и рационально, и не терпят при этом несогласия или сопротивления». Мэри не помнит отца в расцвете сил, когда он был жизнерадостным бонвиваном. Но помнит, как он, уже начав прикладываться к бутылке, вернулся в отчий дом «поджав хвост». Свою трудовую деятельность Фред закончил в составе ремонтной бригады в компании Трампа. «Дональд стоит десятерых таких, как ты», - сказал ему однажды отец. Его семья ютилась, по словам Мэри, «в дерьмовой квартирке», принадлежавшей Трампам, тогда как все остальные члены семейства жили в роскошных апартаментах. Фред умер от сердечного приступа, осложненного алкоголизмом. Ему было 43 года. Брат Дональд ни разу не навестил его в больнице, и в тот вечер, когда Фред умирал, отправился в кино.    

Спустя восемь лет, в 1999-м, когда умер Фред Трамп-старший, Мэри узнала из телефонного разговора с матерью, что отец не оставил ей с братом никакого наследства. Именно тогда Мэри почувствовала себя окончательно отрезанным ломтем. Она и ее брат Фред Трамп III, страдавший церебральным параличом, вчинили иск семье - они утверждали, что завещание написано под «неправомерным давлением» Дональда, который воспользовался деменцией отца. В ответ Дональд немедленно лишил больного племянника финансовой помощи на лечение. Впоследствии, по словам президента, спор был урегулирован «очень дружелюбно». Именно тогда было заключено соглашение о неразглашении, которое, как считал покойный Роберт Трамп, нарушила его племянница Мэри. Его брат тоже считает ее книгу нарушением договорных обязательств.