Из названия штата Род-Айленд убрали слово "плантации"

Америку захлестнула волна переменований

01.07.2020 в 15:42, просмотров: 226

Вынесенный в заголовок афоризм Ежи Леца как нельзя лучше описывает нынешнюю эпидемию переименований и памятникопадов.

Джина Раймондо, губернатор маленького штата в Новой Англии, выпустила указ, укорачивающий название территории в официальных документах. Отныне она будет именоваться просто «Род-Айленд» вместо исторически полного наименования «Штат Род-Айленд и Плантации Провиденс».

Из названия штата Род-Айленд убрали слово

«Слово «плантация» неразрывно ассоциируется с рабством, а потому вызывает у многих жителей штата травматические переживания. Что недопустимо, - заявила благодушная прогрессистка. - Необходимо сделать так, чтобы все группы населения могли гордиться местом, где они живут».

Законодательное собрание штата подхватило почин губернатора и готовит текст референдума, голосование по которому приурочено к предстоящим ноябрьским выборам. «Каким бы ни был конкретный смысл слова «плантация» с точки зрения истории Род-Айленда, подтекст его ужасен в свете расистского прошлого Америки», - считает Гарольд Меттс, единственный чернокожий в верхней палате легислатуры штата.

Как тут не вспомнить? Раймондо, Меттс и иже с ними, сами того не подозревая, идут по дорожке, проторенной еще советскими цензорами. У тех на вооружении был изумительный термин «неконтролируемый подтекст». Если, скажем, актер произносил со сцены «не все в порядке в королевстве Датском», то идеологический охранитель вздрагивал, так как за Данией ему непроизвольно чудился Советский Союз. И «Гамлета» потому могли где-то в провинции не ставить. Или ставили с купюрой. В застойные годы даже анекдот такой ходил: «Допустим, вы смотрите фильм, не имеющий никакого отношения к политике. Видите темные горы, заснеженные вершины, синее небо, а в голове навязчиво свербит мысль, что Брежнев все-таки сволочь».

Теперь немного фактологии. Штат, о котором мы говорим, состоит формально из двух частей: острова Акуиднек и материковой территории, названной «Плантации Провиденс». Плантации в данном случае не имеют никакого отношения к рабовладельческим латифундиям, это были просто семейные фермы.

Редкий консерватор в голливудском иконостасе Джеймс Вуд отреагировал на предлагаемое переименовение следующим образом: «Невежество леваков безмерно. Основатель Плантаций Провиденс теолог-пуританин Роджер Уильямс мыслил их как пристанище для жертв религиозных преследований. При чем тут рабство? Этой идиотке-губернаторше неплохо бы подучить историю». Телеведущая Fox News Лора Ингрэм высказалась еще жестче: «Самоненавидящие кретины!».

В XVII, XVIII и даже в первой половине XIX века рабство было еще вполне нормальным явлением, так что неудивительно, что к нему пристрастились многие вполне достойные англосаксы. Элитный Йельский университет, член «плющевой лиги», заложил английский купец, империалист и работорговец Элайху Йель. Представляете, как обнулится диплом нынешнего бастиона прогрессизма, если заведение придется «крестить» заново? (Кстати, Леланд Стэнфорд, основатель престижного университета «имени себе», в бытность свою сенатором проповедовал неприкрытый расизм, правда, не «античерный», а менее предосудительный «антижелтый» - он поносил азиатов в Калифорнии). Нью-Йорк, еще одна цитадель левачества, наречен в честь герцога Йоркского, он же впоследствии английский король Яков II, учредивший Royal African Company, которая с 1672 г. по 1689 г. перевезла в колонии в Новом Свете порядка 100 тысяч африканских невольников. Томас Уэст, стоявший во главе Делавэра, вотчины Джо Байдена, карал за набеги индейцев племени алгонкинов с той же свирепостью, что усмирял в Старом Свете ирландских мятежников.

Движение на юг от Делавэра к Мэриленду не принесет облегчения измученной прогрессистской душе: в 1661 г. тамошняя легислатура приняла закон, явным образом запрещающий смешанные черно-белые браки, но при этом не наказывающий белых мужчин за сексуальную эксплуатацию чернокожих рабынь. Мэриленд таким образом, согласно кодексу левых, повинен и в рабстве, и в женоненавистничестве; второй грех в современном каноне, возможно, будет пострашнее первого. В 1664 г. губернатор колонии Чарльз Калверт, 3-й барон Балтимор, утвердил закон, по которому рабство объявлялось пожизенным и наследуемым детьми черных рабынь, рожденными от белых хозяев. Балтимор, нелишне напомнить, родина отца и брата Нэнси Пелоси, оба были там мэрами. Папаша Нэнси в 1948 г. открывал в городе памятник двум генералам — южанам Роберту Ли и Томасу Джексону, изваяния которых радикалы сносят сегодня с необыкновенным азартом.

В честь кого назван штат Вирджиния? В честь английской «королевы-девственницы» Елизаветы I. По ее приказу великий мореплаватель Джон Хокинс отправился в 1564 г. к берегам западной Африки за «живым товаром», продажа которого должна была принести средства на финансирование геополитического соперничества с Испанией. В настоящее время и пост губернатора, и большинство в обеих палатах заксобрания Вирджинии принадлежат демократам. Им несомненно подобает взять на себя инициативу по замене названия штата.

Столица Техаса Остин, весьма левый город в по-прежнему правом штате, носит имя Стивена Остина, который и сам был рабовладельцем, и на практике делал все, чтобы Техас остался рабовладельческим. Что не мешало ему быть модно непоследовательным и в теории осуждать рабовладение.

Между тем:

Полюбовно предупредить гражданскую войну Север и Юг не смогли, своеобразная политическая сделка между ними была достигнута только после окончания конфликта: Юг смирился с поражением, прекратил попытки отсоединиться и принял отмену рабства, Север в ответ закрыл глаза на дискриминацию южными штатами их негритянского населения и восстановление старых символов в виде геральдики и скульптур. Южане в качестве флагов своих штатов взяли боевые знамена конфедератов и поставили памятники своим генералам, но это были генералы капитулировавшие. Или вовсе погибшие. Пусть в камне и стягах будет увековечена память безнадежного дела южан, подумали северяне. Решение, надо сказать, исторически нетривиальное. И, наверное, предпочтительнее того, которое настаивает на полном моральном уничтожении стороны, проигравшей братоубийственную бойню.

Компромисс действовал, пока Америка оставалась культурно гомогенным образованием. Сегодня это далеко не так. И потому Юг сегодня снова сдает свои позиции. Из самой сути исторической сделки, однако, следует, что одновременно сдает их и Север.

Законодательное собрание Миссисипи, последнее в ряду парламентов Юга, проголосовало на днях за отказ от боевого штандарта, который служил ему флагом на протяжении 126 лет. Сегодня Миссисипи — штат с самым большим процентом негритянского населения. Исторический компромисс белых северян и южан они не считают своим, он их ни к чему не обязывает. Такого же мнения придерживается и большое количество нынешних белых жителей штата, которые тоже считают компромисс не своим. Чувства чернокожих им важнее сантиментов предков. С ними заодно тренеры ведущих спортивных команд, звезды музыки кантри, баптистские проповедники обоих цветов кожи, правозащитники, ассоциации банкиров и промышленников. Миссисипи грозил масштабный культурно-экономический бойкот. На новый мятеж, отсоединение миссисипцы не способны. Поэтому все кончено, остатки конфедератов (заодно с симпатизантами колонизаторов и конкистадоров) тушат свет в знак признания, что теперь сражение проиграно ими уже окончательно. Вынос флагов пройдет, правда, достойно, с соблюдением правил приличия.

Еще 20 лет назад на референдуме миссисипцы подавляющим большинством голосов отклонили идею сдачи своего флага в архив. Повторять плебисцит власти не захотели, предпочтя ему парламентский маневр. Они не прогадали: в нижней палате легислатуры голоса разделились в соотношении 91 против 23, в верхней - 37 против 14. Губернатор-республиканец Тейт Ривс обещает своей подписью придать мере силу закона.


|