Геополитику еще никто не отменял: Трамп выводит войска из Германии

Остающаяся в Европе группировка серьезные операции не потянет

01.07.2020 в 15:52, просмотров: 436

Происходящая у нас на глазах гражданская полувойна захватывает мысли и чувства так сильно, что порой забываешь о внешних конфликтах, в которые вовлечены Соединенные Штаты. И об обязательствах, которые Вашингтон взял на себя в области обеспечения безопасности нашей планеты.

Геополитику еще никто не отменял: Трамп выводит войска из Германии

Президент Трамп объявил о намерении вывести из Германии 9,5 тыс. из 34,5 тыс. американских войск, дислоцированных в стране. Столь драматических пертурбаций американский контингент в Европе не испытывал с конца прошлого века, когда всего за 5 лет, с 1990 г. по 1995 г., численность войск США на немецкой земле уменьшилась в пять раз, с 250 тыс. до 50 тыс. При таких сокращениях не имеет значения, пополняется ли альянс новыми членами, расширяется ли на восток. Ясно, что о наступательных операциях он не думает. Что бы там ни декларировали пропагандисты в Москве.

Трамп и прежде грозил урезать военное сотрудничество США с НАТО в целом и с ФРГ в частности. Но угрозы свои в жизнь не претворял. На сей раз, похоже, ситуация иная. В ходе первого после карантина предвыборного митинга в Оклахоме президент обвинил Берлин в том, что тот дармоедствует, не расходует на оборону то, что обещал, и перекладывает бремя военных расходов на плечи американского налогоплательщика. Мало того, номинальный союзник расширяет импорт газа из России, нанося вред молодой сланцевой индустрии Америки.

До плановых 2% ВВП военный бюджет Германии не дорастет до 2031 г., тем не менее в абсолютных числах Берлин в настоящий момент тратит на оборону не меньше, чем Франция или Британия.

Буквально через день после речи в Оклахоме помощник Трампа по национальной безопасности Роберт О'Брайен изложил на страницах The Wall Street Journal теоретический тезис, что в эпоху после холодной войны неразумно держать где-либо на постоянной основе крупные воинские контингенты, поскольку современные войны ведутся преимущественно экспедиционными силами. К тому же необходимость противостоять Китаю вынуждает Пентагон переориентироваться на Азию.

«У пациента случился инсульт, ему вызывают скорую помощь, и в карете у него происходит повторный удар», - с грустью комментируют происходящее власти немецкого города Кайзерслаутерн, где расположена одна из военных баз США. Под первым кризом они имеют в виду экономический урон от эпидемии COVID-19, под вторым — грядущие потери в результате отъезда американских военных и членов их семей. Но это экономика. Что касается политики, то на сегодняшний день не более половины немцев видят в американских базах залог национальной безопасности.

Властям Кайзерслаутерна сопереживают американские генералы. По-своему, конечно. Штабы всех видов и родов американских войск, развернутых в Европе и Африке, прописаны в Штутгарте; штаб сухопутных сил США, приданных НАТО, - в Висбадене. Пять из семи баз США в Европе тоже обосновались на немецкой земле, включая крупнейшую за пределами страны в баварском Графенвёре. Из Рамштейна осуществляется управление боевыми действиями беспилотников в Афганистане, Йемене, Сомали, Пакистане. Что немцам не всегда нравится, но они терпят. В Ландштуле работает военный госпиталь, где восстанавливались после ранений, полученных в ходе антитеррористических операций, десятки тысяч американских солдат и офицеров. Таким образом, Германия представляет собой важнейшее звено не только в европейской, но и в общемировой системе безопасности, выстроенной Вашингтоном. Найти ей замену будет совсем не просто.

Находящиеся в Европе американские силы уже и сегодня настолько малочисленные, что если те 9,5 тыс., которые предполагается убрать из Германии, вообще покинут европейский континент, то тогда с равным успехом можно будет полностью свернуть военное присутствие США в регионе; остающаяся группировка, рассредоточенная по разным странам, какие-либо серьезные операции просто не потянет. Поэтому значительную часть персонала, покидающего Германию, предполагается, по-видимому, перебросить в Польшу. О чем Трамп говорил с президентом Анджеем Дудой — первым высоким иностранным гостем, посетившим Белый дом с момента снятия карантина. Транспортировка бронетанковой дивизии из Америки через Атлантику на вероятный театр военных действий в Восточной Европе займет до 2 месяцев, танкового корпуса, то есть двух дивизий — от 5 до 6 месяцев. Непозволительно долго. Поэтому хотя бы первый стратегический эшелон необходимо иметь на месте.

Министр обороны Марк Эспер готовит разные варианты сокращения американских войск в Германии и в ближайшие дни представит их главе государства. Бессрочная дислокация войск на территории Польши станет шагом беспрецедентным, противоречащим заверениям, переданным Москве еще в 1997 г.; досель американские подразделения в Польше строго ротировались. Впрочем, аннексировав Крым и развязав войну на Донбассе, Кремль сам нарушил договоренности, обеспечивавшие современную систему безопасности в Европе. Более того, если рассуждать формально, постоянное присутствие войск в Польше и других бывших государствах — членах организации Варшавского договора, не нарушит обещаний, данных Москве, ибо оформлено оно будет в качестве их двусторонних договоров с США, а не с Трансатлантическим оборонным союзом как таковым.

В Конгрессе, как и в Пентагоне, радости по поводу анонса, сделанного Белым домом, не было никакой. Республиканцы напуганы тем, что неосторожный маневр, затеянный администрацией, еще больше подстегнет российскую агрессию, демократы в порыве патриотизма, спровоцированного нелюбовью к Трампу, клянутся заблокировать ассигнования на финансирование мероприятий по передислокации войск. «Атлантика становится все шире», - заметил германский министр иностранных дел Хайко Маас, намекая на то, что раздоры внутри альянса множатся и на настоящий момент охватывают политику в отношении Китая, вопросы торговли и энергетики. Канцлер Меркель подлила масла в огонь, отказавшись под благовидным санитарно-эпидемиологическим предлогом приехать в Штаты на очередную встречу «Большой семерки». Ее коллеги Макрон и Джонсон проявили большее мужество, высказавшись за «очно-контактный» формат саммита.


|