ФБР не нашло компромата на Флинна и решило его изготовить

06.05.2020 в 23:57, просмотров: 321

Я писал на прошлой неделе, что Сидни Пауэлл, защитница бывшего помощника президента Трампа по нацбезопасности генерал-лейтенента Майкла Флинна, предсказывала скорое рассекречивание новых документов из дела ее подзащитного, которые, по ее словам, подтвердят, что его дело было состряпано «коррумпированными сотрудниками ФБР».

ФБР не нашло компромата на Флинна и решило его изготовить

Эти документы действительно появились в середине той недели в открытой базе данных федеральных судов и вызвали предсказуемую реакцию. Ведущие левацкого телеканала Эм-эс-эн-би-си отмахнулись от них, в один голос напомнив, что Флинн признал себя виновным во лжи на допросе, поэтому вопрос давно закрыт и новые документы ничего уже не изменят.

С другой стороны, профессор права Джонатан Турли написал в «Твиттере»: «Я несколько десятилетий работаю защитником по уголовным делам и не раз сталкивался с нечистоплотной тактикой. В данном случае речь идет об одних из самых бандитских приемов, которые мне приходилось видеть. Больше всего коробит то, что они пытались создать преступление, а не расследовать преступление».

Под «они» имеется в виду тогдашняя головка ФБР, конкретно его директор Джеймс Коми, его заместитель Эндрю Маккейб, помощник Маккейба следователь Питер Строк, юрисконсульт ФБР и любовница Строка Лиза Пейдж и следователь Джо Пиентка, мало известный за пределами этого узкого круга (в прошлом я ошибочно писал его как Пинтка).

Вот о чем речь. Летом 2016 года ФБР начало расследовать версию о вмешательстве России в предвыборную кампанию в США на стороне Трампа и о сговоре его штаба с Кремлем. Расследование получило убойное кодовое обозначение «Ураган перекрестного огня», Crossfire Hurricane. В частности, ФБР разрабатывало Флинна, следствие по которому (и он сам) назывались «Бритва перекрестного огня» (БПО), Crossfire Razor.

Передо мной лежит служебный документ ФБР, датированный 4 января 2017 года и фиксирующий закрытие расследования по «Бритве перекретного огня», то есть по Флинну. В его исторической части отмечается, что у ФБР имелись основания заподозрить, что Флинн «сознательно или неосознанно вел деятельность в интересах Российской Федерации, каковая деятельность может являть собой федеральное преступление или угрозу национальной безопасности».

БПО, говорится в документе, является советником республиканского кандидата в президенты Дональда Трампа с февраля 2016 года по внешнеполитическим вопросам и имеет связи с различными госведомствами Российский Федерации, о чем известно из открытых источников, которые сообщают также, что в декабре 2015 года БПО ездил в Россию. У него имеется секретный допуск.

Цель расследования заключалась в том, говорится дальше, чтобы установить, действовал ли означенный объект по указке Российской Федерации, контролировался ли он ею или координировал с нею свои действия таким образом, чтобы

представлять опасность для национальной безопасности или нарушать «Закон о регистрации иностранных агентов».

И как же расследовало ФБР дело о возможной госизмене трамповского советника? Отвечаю: оно справилось «с логическими базами данных на предмет наличия компрометирующей информации по «Бритве перекрестного огня».

Результат: в своих собственных закромах оно ничего не нашло.

После этого следственная бригада «Перекрестного огня» запросила компромат на Флинна в другом ведомстве, имя которого вымарано черной краской, и тоже ударилось сухой мордой об стол (ностальгическая формулировка моей юности). ФБР обратилась к еще одному ведомству, чье имя тоже замазано краской. Результат был тот же.

Наконец, следствие обратилось за помощью к некоему тайному осведомителю ФБР. Тот (та) сообщил (а), что видел (а) в ... (место вымарано, но я подозреваю, что это Москва, куда Флинн летал в 2015 году на юбилей «Раши тудей»), как Флинн разговаривает с (...), общается за обедом и за коктейлями с членами (...) и уезжает на такси на вокзал. Осведомитель сообщил, что в такси сел вместе с Флинном человек, который, возможно, является сыном российского олигарха, чье имя тоже вымарано.

Вы видите, как мучительно читать секретные документы с купюрами.

ФБР изучило информацию о поездках Флинна и установило слежку за неким россиянином на предмет выяснения, имели ли место контакты между ним и Флинном на некоем мероприятии. Наружное наблюдение оных не засекло.

В свете вышесказанного следственная бригада заключила, что ловить здесь нечего и что допрашивать Флинна нет смысла. Вывод: «ФБР закрывает это расследование», - говорится в последнем абзаце документа.

Но не тут-то было. В тот же день, 4 января 2017 года, в 14:11, следователь Строк направил коллеге смс с просьбой не торопиться закрывать расследование по Флинну. «Эй! – написал он. - Если вы еще не закрыли Бритву, пока этого не делайте. О’кей?».

Коллега ответил, что дело все еще открыто. «Удивительно», - написала Строку Лиза Пейдж, которой он обещал в давно обнародованной смс, что приложит все силы, дабы помешать Трампу избраться (впоследствии Строк сделался членом команды спецпрокурора Мюллера, который избавился от него после того, как неприязнь следователя к Трампу стала широко известна. В конце концов Строк был уволен из ФБР. Его зазноба Пейдж тоже ушла оттуда).

«Да, - ответил ей Строк и объяснил, почему следствие по Флинну еще не закрыто, - помогла наша обычная безалаберность. По моим выкладкам, она помогает в 20% случаев».

Как доказывают трамписты, противники нового президента в руководстве ФБР намеревались ставить ему палки в колеса и уничтожать его сановников. Они начали с Флинна, потому что он лучше всех трамповских назначенцев разбирался в работе силовых ведомств Америки и мог бы схватить их за руку, если бы они строили козни против его администрации. Остальные сановники были по сравнению с Флинном салагами.

Согласно этой версии, именно поэтому Строку было нужно, чтобы дело против Флинна оставалось открытым, хотя, как мы видели, ФБР поскребло по всем сусекам и не нашло на него ни малейшего компромата.

Но дурное дело нехитрое, и ФБР решило поймать Флинна на лжи, допросив его по поводу декабрьского телефонного разговора с российским послом в Вашингтоне Сергеем Кисляком, благо стенограмма его имелась у американских спецслужб. Флинн, который несколько лет возглавлял военную разведку США, должен был об этом знать. А если не знал, то за день до его допроса «Вашингтон пост» сообщила, что их разговор с Кисляком записывался.

Среди обнародованных сейчас документов есть рукописные заметки высокопоставленного работника ФБР Билла Пристапа, который перед допросом Флинна спросил: «Какова наша цель? Правда/признание или заставить его лгать с тем, чтобы мы могли отдать его под суд или добиться, чтобы его уволили?».

«Правда», то есть чистосердечный рассказ о разговоре Флинна с Кисляком, ФБР была не нужна, поскольку у него имелась его распечатка. Оставалось поймать Флинна на лжи по поводу этого разговора.

Его допрос был назначен на 24 января 2017 года, когда с инаугурации Трампа прошло всего четыре дня. В его аппарате еще царила сумятица, которой воспользовался тогдашний директор ФБР Коми, сам в этом потом честно признавшийся. Согласно протоколу, допрашивать сотрудников в Белом доме можно лишь по согласованию с его юрисконсультом.

Ведущая телеканала Эм-эс-эн-би-си Николь Уоллис спросила Коми в 2018 году, как ему удалось обойти это требование. «Я подумал: «Еще достаточно рано, дайте-ка я пошлю туда пару ребят», - простодушно признался Коми. – Наверное, я бы этого не сделал или это не сошло бы мне с рук, если бы... администрация была лучше организована».

«Пара ребят», которых послал в Белый дом Коми, чтобы подловить Флинна, состояла из заядлого трампофоба Строка и Джо Пиентки, который был одним из руководителей следственной бригады «Урагана перекрестного огня», но подчинялся Строку. Сейчас Пиентка, видимо, является единственным участником этой драмы, которого еще не поперли из ФБР.

Это ведомство старательно скрывает его имя. Пиентка также не называется по имени в нашумевшем докладе генинспектора спецслужб Майкла Хоровица, в котором он выступает под кодовым обозначением SSA-1 (от Supervising Special Agent).

В рассекреченной сейчас служебной переписке фэбээровцы обсуждают, как незаметнее предупредить Флинна об ответственности за ложные показания. Новоиспеченный советник Трампа по нацбезопасности, очевидно, был настроен беспечно и согласился отвечать у себя в кабинете на вопросы «пары ребят» без адвоката. По его мимике, тону и манере поведения «ребята» заключили, что Флинн говорит правду.

Потом они, однако, передумали. Флинну скоро пришлось продать дом, чтобы расплатиться с адвокатами. Потом ему, по версии защитников, пригрозили привлечь сына, и генерал сдался.

Как патетически констатировал ведущий Эм-эс-эн-би-си Лоуренс О’Доннел, «Майкл Флинн предал свою страну!». Сейчас изменник родины хочет взять признание вины обратно. Судья пока не отдает.


|