Коронавирус – и президентская корона

25.03.2020 в 05:51, просмотров: 337

Коронавирус смешал карты по всей нашей глобал виллидж, и та оказалась вдруг маленькой и тесной деревушкой местечкового типа, несмотря на все призывы вирусологов и политиков соблюдать дистанцию.

Коронавирус – и президентская корона

В самом расцвете не вирусология, а конспирология — ну кто бы сомневался, что опять двадцать пять заговор: если в кране нет воды и проч. Уж коли конспиративные теории и мировая закулиса, то управление нашим земным шариком, который «на повороте отвратительно скрипит», происходит еще более дистанционно, чем когда-либо.

Выживет ли человечество?

Шутки шутками, но в стране, где я живу уже дольше, чем в стране, где я родился, ситуация штучная, особая, беспрецедентная в этот високосный близнячный год-палиндром: коронавирус из медицинского фактора превратился в политический, ибо близятся президентские выборы, которые могут состояться, а могут — нет, кто знает. Ну и, само собой, детективный вопрос: кому в США политически выгодна таинственная эта пандемия? Трампу, который благодаря рутинным пресс-конференциям из Белого дома не сходит с экрана и стал типа президентом военного времени, как Рузвельт во время Вто­рой мировой, — Wartime Presi­dent? Или супостатам и соперникам Трампа, которые превратили его в козла отпущения и надеются сколотить политический капитал на пандемии, эпицентр которой, увы, переместился в Нью-Йорк, где я пишу это эссе в жанре политической вирусологии?

Как и все мои сограждане, я жду от Трампа обещанного подарка $1200, хотя чек, наверное, будет подписан главным на­шим казначеем Стивеном Мнучиным, который «третьим будет» в триумвирате исполнительной власти — наравне с президентом и его зятем Джа­редом Кушнером. «Подачка! Взят­ка! Подкуп!» — слышны возгласы истовых либералов, но даже они, полагаю, не разорвут долгожданный чек, как пару месяцев назад наша спикерша Нэнси Пелоси демонстративно, на глазах всей страны порвала текст ежегодного послания президента.

Собственно, этот вирус ненависти начался в стране задолго до паники вокруг коронного вируса — с самого избрания Трампа на высший на Земле пост, а теперь, соприкасаясь, притягиваясь и переплетаясь, оба-два определяют пароксизмы общественного настроения в стране. В чем-то эти вирусы схожи. Несмотря на все объяснения, они носят таинственный, иррациональный, «уму непостижный» характер, с множеством икс-факторов, не говоря об универсальности обоих вирусов. Велик соблазн списать как на коронавирус, так и на носителя президентской короны все беды, настигающие теперь Америку, — от экономического спада до растущей безработицы. И это по контрасту с недавними победными реляциями, благодаря которым Трамп надеялся усидеть в Белом доме еще четыре года. Теперь в своих рутинных появлениях на экранах он призывает американцев к единству. Оксюморон! Даже метафорически это противоречит настойчивым советам медиков и политиков держаться друг от друга на расстоянии. Кадр из футуристского ужастика: единство хуторных одиночек, держащих дистанцию, — страх сближения и соприкосновения.

Куда дальше, если нас уже предупреждают о будущих демографических проблемах. При­чина не только в повышенной смертности от коронавируса, но прежде всего в резком снижении сексуальных контактов по той же коронавирусной причине. Нет, этот зловещий вирус вроде бы не передается половым пу­тем, но рвутся случайные, нерегулярные, да и просто незарегистрированные связи, а семейные пары в большинстве своем уже выполнили план по деторождению, да и не время сейчас заводить деток ввиду финансовой неопределенности и психологической сумятицы. Совсем иная ситуация, чем в старые времена чумных и холерных пандемий в сопутствии адюльтера, промискуитета, разврата — слов­но сама природа брала реванш за повальную смерть (см. «Декамерон» или «Пир во время чумы»). В наш супер-пупер коммуникационно-виртуальный век ситуация прямо противоположная. Человечество если и выживет, как уверяет нас израильский нобелиант биофизик Майкл Левитт, то, боюсь, в поредевшем состоянии.

Вирусная демократия

Коронавирус — это панацея наоборот, минусовая панацея, когда любая смерть, естественная и/или насильственная, мо­жет быть объяснена этим модным поневоле, китчевым вирусом. Опускаю автократии, которые предпочитают, наоборот, скрывать смертность от этого вируса, выдавая населению бо­лее традиционные объяснения. А куда зачислить смерть от коронавируса — в естественные или насильственные? Любая смерть насильственна, ибо противоположна жизни — даже глубокого старика от дряхлости.

А политическая смерть, которую взаимно желают друг дру­гу демократы и республиканцы?

Здесь, в Америке, мы переживаем период вирусной демократии, которая не уверен, что пойдет на убыль со спадом коронавируса, а тот ожидается вро­де бы к концу лета. Зато по­литический вирус ненависти и непримиримости дотянет до выборов, если они состоятся 3 ноября. Демократы опасаются, что Трамп с его авторитарными амбициями и кратным усилением власти в чрезвычайных обстоятельствах пандемии может если не отменить, то отложить эти судьбоносные для страны и мира выборы. Тем более что есть прецеденты, пусть и куда в менее масштабных пропорциях: тот же штат Орегон взять, который отложил праймериз из-за коронавируса. А вослед и другие штаты.

Вопрос на затравку — это опасения или инсинуации, на которые демократы горазды? Пользуясь коронавирусом, они еще больше усилили атаки на президента, пытаясь доказать, что король голый и пришла по­ра передать президентскую корону его сопернику — скорее всего, обамовскому вице-президенту Джо Байдену. Того, правда, не видно и не слышно — подчиняясь закону, Джо, как и Берни Сандерс, ведет свою кампанию виртуально, лично не встречаясь не только с электоратом, но и с потенциальными донорами. Последнее может катастрофически сказаться на всей его кампании, когда кончатся на нее деньги.

Какой контраст с Трампом, который ежедневно встречается с народом, устраивая пресс-конференции с экрана в эти форс-­мажорные времена. Перед нами скорее президент-главнокомандующий. Последний его приказ — мобилизовать гвардию для доставки необходимых медикаментов в трех сейсмоопасных штатах, включая наш Нью-Йорк. Согласно последним опросам, 55% американцев одобряют действия президента по борьбе с пандемией — по сравнению с 43% в начале марта. Это вовсе не значит, что такое преобладающее одобрение действующего президента сохранится до президентских выборов. Зависит от множества обстоятельств — в наше время, как никогда, предсказуема только непредсказуемость. Не исключено, что к тому времени памятник, который воленс-ноленс воздвигает самому себе Трамп, отвечая на челлендж неслыханной ситуации, покроется патиной, и демократы перехватят инициативу.

Дистанционные выборы?

И то сказать, демократы демократам рознь, не след валить их в одну кучу. Не все ведут себя, исходя из конъюнктурных соображений, иные — поверх партийных барьеров. Вот два Дэвида — знаменитые политтехнологи Дэвид Аксельрод и Дэвид Плафф, которые из чернокожего политикана-общест­венника сотворили президента Барака Обаму и потом правили страной его именем. Какой контраст они теперь являют! Дэвид Плафф остался на агрессивно идеологических позициях, рьяно настаивая на том, что не время либералам разоружаться и позволить Трампу, создав свою собственную реальность, навязать ее стране. Совсем напротив, Дэвид Аксельрод считает, что у избирателей будет еще уйма времени судить о поведении Трампа в этом мировом кри­зисе, а сейчас время для единства с президентом, а не для негативных на него атак.

Что далеко ходить, мэр Нью-Йорка Билл Деблазио и губернатор нашего штата Эндрю Куо­мо, оба демократы, выступают сейчас с противоположных позиций, как антагонисты. Дебла­зио обвиняет Трампа в трусости и полумерах, тогда как Куомо, который в постоянном контакте с президентом, взял деловой и примирительный тон, заявив, что президент в этой трудной, драматической ситуации ведет себя адекватно, предпринимая все необходимые меры для борьбы с невидимым врагом. А губернатор Калифорнии демократ Гэвин Ньюсом, тоже на постоянной связи с Трампом, пошел еще дальше, назвав свои телефонные разговоры с президентом «привилегией».

Трудно в наши дни загадывать впрок, да еще на семь месяцев вперед. Что говорить, социальная и физическая самоизоляция и электоратная массовка 3 ноября — антонимы по существу и в сущности. 130 миллионов избирателей, толпы, оче­реди, спортивный азарт, страсти-мордасти — как быть?

Есть выход, не вовсе беспрецедентный в американской истории — выборы почтой. Так голосуют многие американцы многие годы — и срабатывает. Взять предыдущие выборы. В пяти штатах — Колорадо, Га­вайи, Орегон, Юта и Вашингтон — большинство избирателей голосовало почтой, в трех других — больше половины и около четверти — по всей стране. Это, конечно, потребует колоссальной технической подготовки — все должно быть готово заранее, к 7 сентября, Дню труда. К тому же такие почтовые выборы почти гарантированы от обмана, подделок, мошенничества. Про­верено: в штате Орегон, который первым стал практиковать такие выборы с двухтысячного года, на 100 миллионов почтовых бюллетеней зафиксирована только дюжина фальшивок.

Впрочем, не исключено, что злосчастный этот вирус, будь он проклят, не выдержит высоких летних градусов по Фарен­гейту или в Цельсиях и выборы в моей стране пройдут как обыч­но, на традиционный ма­нер. Дай-то Б-г. Тогда бай-бай, коронавирус!