Как склонить Северную Корею к серьезным переговорам о ядерном разоружении

19.02.2020 в 23:15, просмотров: 152

Северная Корея грозилась преподнести Соединенным Штатам неприятный «рождественский подарок», если к началу 2020 г. они не возобновят ядерные переговоры на приемлемых для Пхеньяна условиях. Неприемлемым Ким Чен Ын считает требование американцев о первоочередной денуклеаризации Северной Кореи. Переговоры не возобновились, однако и «подарок», к счастью, мир, судя по всему, увидит не скоро.

Как склонить Северную Корею к серьезным переговорам о ядерном разоружении

Как указывают южнокорейские аналитики, вариант «презента» в виде испытания межконтинентальной баллистической ракеты, будь то наземного или лодочного базирования, в Пхеньяне сочли чересчур провокационным шагом, никак не вяжущимся с публичным курсом на улучшение отношений с Вашингтоном, который КНДР худо-бедно проводит два последних года. Еще одна причина задержки с «дарением» - нежелание в свете кризиса вокруг уханьской эпидемии еще больше осложнять международную обстановку. И создавать дополнительные неприятности «братскому» Китаю. Или не столь братской, но все же дружественной России. Пекин и Москва — два препятствия на пути принятия Советом Безопасности ООН новых санкций против КНДР.

Вопреки мрачным предчувствиям критиков Трампа, ни иранцы, ни северные корейцы не ответили пока жестким образом на твердую дипломатию нынешней администрации. Интересно, ополчится ли Пхеньян в очередной раз на Вашингтон и Сеул за совместные военные учения, которые должны состояться в ближайшее время. В Пхеньяне понимают, что Трамп не предпримет никаких драматических демаршей на дипломатической арене до ноябрьских выборов. Равным образом северные корейцы не ждут от него и никаких крутых враждебных мер. Вопрос в том, ответят ли ему взаимностью. С одной стороны, мораторий на ядерные взрывы и ракетные тесты они официально сняли, с другой — новогодняя речь Кима была выдержана в сравнительно спокойных по его меркам выражениях.

Дональд Трамп, в свою очередь, не упомянул Северную Корею в своем послании «О положении страны». Мало того, дипломат Алекс Вонг, до недавнего времени спецпосланник по КНДР, переведен на работу в ООН, что свидетельствует о понижении значимости северокорейского направления в текущей политике Белого дома.

Северная Корея отвергла несколько предложений Госдепартамента вернуться к консультациям по ядерным вопросам, после чего Трамп, похоже, утратил интерес к третьему торжественному рандеву с Кимом, сочтя его бесперспективным; дело в том, что без предварительных рабочих контактов тему денуклеаризации на встрече в верхах не осилить. Хотя теоретически Белый дом нового саммита не исключает. Американцам хорошо известна тактика КНДР искусственно затягивать переговоры, чтобы выиграть время на продвижение вперед своих ракетно-ядерных разработок. В эту ловушку администрация Трампа не угодит.

В случае переизбрания Трампу придется в своей второй каденции решать, готов ли он обменять частичную денуклеаризацию КНДР на ощутимое ослабление режима санкций, либо и далее настаивать на полной денуклеаризации как предусловии нормализации отношений с Пхеньяном. Сторонник второй опции Джон Болтон ушел из администрации, но людей с его взглядами в американском истеблишменте немало.

Эти-то люди и задаются вопросом, как склонить Северную Корею к серьезным переговорам о ядерном разоружении. Добровольно на это она никогда не согласится. Угрозы, озвученные Трампом на заре его президентства, возымели некоторый эффект, но только краткосрочный. Звучат предложения об укреплении противоракетной обороны Японии и Южной Кореи. С выходом США из Договора о ракетах средней и малой дальности открылась возможность разместить данное оружие в непосредственной близости от Северной Кореи. Разумеется, это значит также вблизи от Китая. Но почему бы не дать Пекину стимул надавить на Пхеньян на предмет свертывания ядерных разработок?

Еще одним способом подвигнуть Пхеньян на серьезные переговоры может быть усиление прессинга в кибернетической области. По закрытым данным ООН, преданным гласности агентством «Рейтер», северокорейские хакеры выкрали из банков и с бирж криптовалюты порядка $2 млрд, которые были направлены режимом на развитие ВПК. Отмываются украденные средства тоже в киберпространстве. В части нажима на Пхеньян ощутимую пользу может принести и такое простое средство, как борьба с контрабандой спиртного, табачных изделий и наркотиков, которой северокорейские дипломаты благодаря своим контактам с международной оргпреступностью промышляют по всему миру. В смысле контроля экспорта международное сообщество могло бы сделать больше, чтобы придушить незаконный вывоз из КНДР оружия, угля и текстильных изделий.

Интересный сценарий принципиального решения проблемы агрессивной Северной Кореи, постоянно шантажирующей мировое сообщество ракетно-ядерным оружием или вооружающей режимы-парии и террористические организации на Ближнем Востоке, рассматривает в журнале The National Interest американо-японский аналитик Кайл Мизоками. Решателем в его сценарии выступает Китай, который с большой вероятностью оккупирует страну в случае глубокого правительственного кризиса, вспышки голода и гражданской войны по сирийскому образцу заодно с угрозой массовой миграции корейцев в КНР. Северная граница КНДР, в отличие от южной, укреплена сравнительно слабо, у китайцев, по оценке аналитика, вполне хватит сил не только для создания санитарного кордона в приграничной зоне, но и на бросок до Пхеньяна и смены правящего неуправляемого режима на абсолютно марионеточный и прокитайский. В этом сценарии есть, впрочем, один совсем малоприятный момент, а именно если китайское вторжение с севера совпадет с мотивированной теми же причинами американо-южнокорейской интервенцией с юга. Как бы тогда не повторилась история, которую в середине прошлого века испытал Корейский полуостров.

Санкции . Хроника событий