Kто первым добежит до пьедестала?

Электорат ненависти

14.02.2020 в 13:37, просмотров: 282

Доживи Алиса до нынешних американских выборов, она бы умерла от зависти: такие чудеса в решете ей и не снились в Стране чудес. Начиная с импичмента: начался за здравие, кончился за упокой. Либо нынешний президентский триумф, которым Трамп обязан не только успешной экономике, но и своим смертельным супостатам: целились в него, а попадали в самих себя – эффект бумеранга.

Kто первым добежит до пьедестала?

Альтернатива Трампу?

Наконец, на демократических кокусах и праймериз на авансцену выдвигается Берни Сандерс взамен ставленника партократии Джо Байдена, против которого Трамп и его команда боролись всеми правдами и - кто спорит – неправдами. Правда, ему в затылок дышит голубой Пит Буттиджич, но слиняет задолго до финиша – Америка еще не доросла до президента-гомика. А доросла ли она до президента-еврея? Даже если его происхождение уравновешено сочувственным отношением к палестинцам? По-любому, социалист с человеческим лицом пошел в обгон и, вполне возможно, по меткому выражению нью-йоркского поэта-однострочника Леонида Либкинда, первым добежит до пьедестала, на котором не столько уверенно, сколько самоуверенно восседает президент-республиканец. И вот уже по всей стране начинается то, что здесь именуют Bernie Sanders boom. Есть от чего прийти в шок нервной английской девочке Алисе (не путать с железной шведской девочкой Гретой): «Где я?» - воскликнула Алиса. - «В Зазеркалье», - ответствовала ей Королева кривых зеркал, прошу прощения за mixed metaphor.      

Надо отдать должное импульсивному Трампу – он мгновенно сориентировался и переориентировался в меняющейся на глазах ситуации в стане врагов, и в ежегодном послании Конгрессу, не называя Берни по имени, обрушился с инвективами и диатрибами на социализм как таковой. Противоположности сходятся: хотя один - квинтэссенция капитализма, а другой - квинтэссенция социализма, но оба – антиистеблишментники, люди со стороны, маверики, по-нашему - две белые вороны, и партийная принадлежность обоих – формальная и вынужденная. Не будь у нас железной двухпартийной системы, они бы выступили как независимые кандидаты.

При том, что оба – полная противоположность друг другу. Один влево от политического мейнстрима – социалист скандинавского разлива полувековой давности Берни Сандерс, а другой совсем наоборот, вправо – экстравагантный миллиардер-нарциссист Дональд Трамп. Вот именно: скромное обаяние социализма – и нескромное обаяние капитализма. Они могли бы сойтись к барьеру на предыдущих президентских выборах, но если с Трампом республиканская верхушка боролась по правилам игры и проиграла, то демократическая элита, полюбив взасос Хиллари Клинтон, играла против Берни Сандерса супротив всех правил, хотя, судя по тогдашним опросам, у того был шанс одолеть Трампа. Так что теперь у Берни нечто вроде реванша.

Наперекор греческой крылеме, мы снова входим в одну и ту же реку - с той только разницей, что на этот раз истеблишментный кандидат сходит с дистанции, а состарившийся на четыре года и перенесший инфаркт Берни Сандерс (два шунта в артерии) – какая ни есть альтернатива нынешнему хозяину Белого дома. Есть ли у него теперь шанс совершить революцию в Америке и повести ее к зияющим высотам?

От юности в кибуце до медового месяца в Ярославле

Кой-какой – несомненно, коли своими пламенными речами этот пассионарий увлекает за собой американские массы, как легендарный Крысолов гамельнских деток. Нечто инфантильное в американцах действительно есть. Еще Берни Сандерс напоминает русских революционеров – и не только из-за одноплеменного с ними происхождения. Только если те были из первого поколения местечковых «людей воздуха», то он из второго: родился в семье польских евреев-эмигрантов и до сих пор не избавился от бруклинского акцента. И то сказать, интернациональные идеи приглушили в нем национальные чувства. Несколько месяцев юношеской работы в кибуце никак не повлияли на его мировоззрение, да и поехал он туда не как религиозный иудей или убежденный сионист – ни в одном глазу ни того, ни другого, но единственно, чтобы глянуть на социалистическое устройство в кибуцной миниатюре. Как не сделал из него поклонника советской системы медовый месяц, проведенный со второй женой Джейн О’Мира в Ярославле, побратиме вермонтского города Берлингтона, где Берни был трижды избран мэром, и, по версии престижного журнала «U.S. News & World Report», числился одним из лучших американских мэров.

В самом Вермонте у него до сих пор легендарный статус фольклорного героя – заступника простых людей и глашатая социального равенства. Вермонт несколько раз избирал его конгрессменом, а потом и сенатором – как независимого депутата с социалистическим уклоном. В Демпартию он вступил только несколько лет назад, да и то вынужденно, поневоле, нацелившись на Белый дом, и продолжая придерживаться своих социалистических идей. Вместо политической программы у него идеологические лозунги – простые, как мычание (привет Маяковскому). Социалка - от халявного обучения до общедоступной медицины. Международка – отказ США от жандармских функций и дружба народов. Ёрничаю? Есть немного. Человеку, прибывшему в Америку из социалистического рая, подобные лозунги трудно воспринимать без иронии. Однако сам Берни относится к ним серьезно, искренне, страстно, без тени юмора. А главное, к нему всерьез как к сопернику относится Трамп, коли начал борьбу с ним задолго до его гипотетической номинации в качестве демократического кандидата.

Ненависть как объединительный фактор

Помимо личных достоинств и гипнотических химер мечтателя-утописта Берни Сандерса ему на руку вступает в силу важнейший фактор – раздвоение американской нации. Как никогда в истории Америки после Гражданской войны. Раскол на два противоположных лагеря – не политических, не идейных, а военных, хоть война и ведется без оружия (пока что), но уже врукопашную.

Ту же Нэнси Пелоси взять. Ее беспрецедентный акт уничтожения текста президентской речи недооценен либо оценен неверно, поверхностно. Его недостаточно отнести за счет личной истерики или политической демонстрации нашего спикера. Это все верхи, а корешки? След смотреть в корень, дабы обнаружить психоаналитическую изнанку. Давайте поверим путанному вроде, словесно блудному объяснению Пелоси, что это было еще учтиво с ее стороны, учитывая наличные у нее возможности. Другими словами, порванная речь президента – это типа эвфемизма. А могла бы вцепиться в горло Трампа или бритвой по глазам, да? Надо ли вспоминать актерку, которая демонстрировала зрителям отрезанную голову Трампа? Ну, чисто Юдифь с головой Олоферна. Правда, в отличие от библейской истории, в нашей американской голова Трампа была бутафорской. Опять-таки эвфемизм. Я сейчас не о личной безопасности президента – да минует его чаша сия. Речь о лютой, кипящей через край ненависти к Трампу, которая может стать решающим фактором на президентских выборах.                          

Кто бы ни добился номинации на демократическом конвенте, однопартийцы объединятся вокруг него. Даже если это будет Берни Сандерс с его социалистическими закидонами. За него будут голосовать не только его единомышленники, но и лютые враги Трампа по принципу «Anybody but Trump». В вольном переводе на русский: хоть за черта лысого, только не за Трампа. А врагов у Трампа несметно, немерено. Если есть наука любви, как нам продемонстрировал великий римский изгнанник Овидий, тем более есть наука ненависти. Обе – любовь и ненависть - заложены в самой природе человека. Еще вопрос, какое из этих базовых человеческих чувств сильнее. Парадокс, но факт: Трампу удалось сплотить часть нации под знаком именно ненависти, не вдаваясь сейчас в ее причины – их множество. Вот почему значительная часть электората пойдет на выборы под знаменами лютой ненависти к действующему президенту. Для таких «мизатрампистов» грядущие выборы от противного: не за кого, а против кого. Они будут голосовать за Сандерса из ненависти к Трампу.

Это к вопросу о шансах вермонтского пассионария из Бруклина.

Блумберг – на выход!

Ах да, я и забыл, что вот-вот, как черт из табакерки, выскочит на политическую арену Майкл Блумберг со своим миллиардом, который он ассигнует на президентскую кампанию. Одних проплаченных активистов у него в три раза больше, чем у принципиального нищеброда Берни. Не в деньгах, однако, счастье и даже не в рабочем стаже и опыте – у бывшего трехкратного (рекорд!) мэра Нью-Йорка нет того огонька и харизмы, которые наличествуют с избытком у Берни Сандерса, чтобы увлечь избирателей. Старик, а сколько в нем крови, как совсем по другому поводу говорил Шекспир, а Майкл Блумберг, да простит он меня, – какой-то бескровный. Опять-таки в метафорическом смысле.

Пусть еврей против еврея – разве в этом дело? Тоже не юноша, пусть на несколько месяцев младше Сандерса. Но с учетом, что большинство кандидатов, включая нашего президента, септуагенарии, то по нулям - фактор возраста на этих выборах никакой роли играть не будет. Зато фактор ненависти – тот же самый. Как и Берни Сандерс, бывший Майкл Блумберг претендует на ту же роль вышибалы – изгнать из Белого дома Дональда Трампа.

Читатель знает, на чьей стороне симпатии автора этой статьи. Борьба Трампу предстоит не из легких. Однако чисто визуально, для болельщиков будет на что посмотреть.