Прокурор Клинтона защищает Трампа в Cенате

А Парнас его обличает

22.01.2020 в 20:48, просмотров: 307

В прошлую среду спикер Палаты представителей США Нэнси Пелоси огласила наконец список «менеджеров импичмента», то есть конгрессменов-прокуроров, которые будут представлять сторону обвинения на сенатском суде над президентом Дональдом Трампом. Американские демократы помешаны на расовом вопросе, и великолепная семерка менеджеров включала нескольких чернокожих и техаску по имени Сильвия Гарсия.

Прокурор Клинтона защищает Трампа в Cенате
Кеннет Старр

По сравнению с этим интернационалом все кандидаты партии в президенты, участвовавшие в прошлый вторник в последних дебатах демократов перед первым голосованием (3 февраля в Айове), были безнадежно белы, хотя этого стыдились. Партия лишилась недавно сенаторов-афроамериканцев - Камалы Харрис и Кори Букера, еще недавно подававших большие надежды. Будучи чернокожей женщиной, Харрис к тому же проходила по сразу двум категориям, хотя педанты отказывались считать ее афроамериканкой, поскольку она происходит от гайанца и тамилки.

Однообразная белизна кандидатов Демпартии печалит ее прогрессивное крыло. Знаменитый документалист Майкл Мур недавно высказал свои мысли по поводу своих молочно-белых соотечественников в подкасте журнала «Роллинг стоун», носящем само за себя говорящее название «Полезный идиот».

«Я отказываюсь считать, что раз мы выбрали Обаму, то, значит, все уже путем и белые люди стали другими! – заявил полезный идиот. - Белые люди не изменились!».

«Две трети белых мужиков голосовали за Трампа! – продолжал возмущаться полезный. – Это значит, что всякий раз, когда вы видите трех белых парней, идущих вам навстречу, то двое из них голосовали за Трампа! Вам надо перейти на другой тротуар, потому что навстречу вам двигаются плохие люди. Вам нужно их опасаться».

Говоря о таких белых, как он сам, то есть за Трампа не голосовавших, полезный предупредил, что «мы изменили своей расе, вот как они на нас смотрят». Мур прославил фильмом свой мичиганский город Флинт, в котором плохая вода. Сейчас он не исключил, что воду тамошним черным портят нарочно.

Трамп относится к расовой теме индифферентно и назначил себе команду ослепительно белых защитников. Левые каналы не преминули отметить, что большинство из них являются завсегдатаями передач «Фокса». Это почти правда.

Среди защитников Трампа – бывший спецпрокурор Кеннет Старр, который два десятилетия назад преследовал Билла Клинтона. Журналюги, естественно, спросили у Моники Левински, на которой погорел Клинтон, что она думает по поводу нового назначения Старра.

Несчастная ответила матом, который я не могу процитировать в газете для семейного чтения.

Особняком в адвокатской команде Трампа стоит знаменитый правовед Алан Дершовиц, с которым мы когда-то выступали в Бостоне на митинге в защиту советских евреев, а потом сидели за одним свадебным столом в «Плазе» (меня позвали, потому что я познакомил молодых).

Дершовиц – демократ, голосовавший за Хиллари Клинтон, и пытается отмежеваться от своей команды, заявляя, что он служит не Трампу, а Конституции. Но поезд давно ушел, и левые уже не возьмут Дерша в свою песочницу.

Возвращаясь к нашим баранам, прежде Пелоси говорила, скорбно поджав губы, что импичмент – это «печальное», «грустное» действо, которое она будет совершать «в молитвах». На меня такое же впечатление производит оглашение вердиктов в уголовном суде, поэтому я всегда прихожу на эти мероприятия в костюме с галстуком. Вот и Пелоси явилась на последнюю церемонию импичмента в траурном черном платье, хотя и украсила происходящее золотыми сувенирными авторучками с выгравированной подписью спикера, поданными на серебряных подносах.

На следующее утро я начал искать эти ручки на еВау, хотя, зная наших демократов, был уверен, что сувенир будет мне не по карману.

Долго отказываясь передать эстафету импичмента в Сенат, Пелоси требовала, чтобы сперва он убедил ее в том, что суд над Трампом в верхней палате будет «праведным», то есть непредвзятым. Казалось бы, такая принципиальная женщина должна была прислать туда непредвзятых менеджеров импичмента, готовых судить президента объективно. Ан нет: среди ее прокуроров, которые выстроились в колонну по двое и торжественно отнесли в Сенат документы по импичменту, были такие лютые трампофобы, как Адам Шифф, он же Карандашная Шейка, и Джерри Надлер, он же Жаба.

В прошлую среду тошнотворный Шифф, кстати, получил затрещину от участников дико популярной телевикторины Jeopardy. Поскольку Шифф сделался лицом импичмента, слушания по которому проходили у него в комитете по разведке, его, казалось бы, теперь должны узнавать в самых медвежьих углах нашей необъятной державы.

Ведущий викторины Алекс Требек показал большую фотографию Шиффа и спросил, кто это такой. Участники этого ристалища баснословно подкованы и способны опознать самую захудалую букашку в пойме Лимпопо, но ни один из них не узнал Шиффа. Oops.

Если Шиффа это расстроило, утешу его, заметив, так безопаснее. Во-вторых, провал на викторине означал не только то, что у него неприметная внешность, но и то, что суета вокруг импичмента колышет в США лишь вашингтонскую элиту и пикейных жилетов, а не основную массу населения, которой нет дела до 16-минутного разговора Трампа с украинским президентом, чье имя почти никто здесь не произносит правильно (все говорят «ЗелИнский»).

Недавно Пелоси набросилась на пресс-конференции на репортера Джеймса Розена, который, как ей показалось, спросил, почему она так ненавидит Трампа. Спикер возмущенно заявила, что она католичка и ненависти ни к кому не испытывает, а за Трампа, например, молится каждый день. На днях Пелоси, впрочем, поведала, что вынуждена перед сном надевать на зубы приспособление, которое предохраняет их от порчи (teeth guard). Дело в том, что во сне она вспоминает Трампа и начинает бешено скрежетать зубами.

«Не зубами, а протезами», - ехидно заметил Трамп.

Республиканцы возмутились тем, что она раздавала сувенирные ручки в честь подписания ею справки об импичменте. На самом деле происходящее нормализовало импичмент и превратило его в обычный метод разрешения споров между законодательной властью и исполнительной. Недалек час, когда сувенирные ручки станут раздавать республиканцы.

Почти месяц Пелоси не передавала в Сенат документы по импичменту, возможно, надеясь, что если она не даст Макконнеллу справку, которая ему не нужна, у нее появится средство давления на лидера республиканцев. Этот расчет был изначально неверен, но, с другой стороны, минувшая неделя показала, что спикер тянула резину не напрасно, потому что эта пауза дала Сопротивлению нового спасителя.

Накануне начала слушаний по импичменту в Сенате демократы, как чертика из табакерки, выпустили на арену Льва Парнаса, интервью с которым потом до одури гоняли по Эс-эм-эн-би-си и Си-эн-эн.

Парнас, на мой взгляд, - это вылитый Питер Лорре, словацкий актер Ласло Левенштейн, игравший проходимца в «Мальтийском соколе» с Хэмфри Богартом. Любопытно, что шапочно знавший Парнаса и его подельника Игоря Фрумана бывший деятель Солнцевской ОПГ и экс-вице-президент холдинга «Киев-Донбасс» Леонид Ройтман (Леня Длинный) характеризовал их мне именно как «проходимцев».

Это мнение, как мне показалось, разделяют и многие демократы, которые опасаются, что если Парнаса теперь дернуть выступать в Сенате, то защитники Трампа сделают из него котлету на перекрестном допросе. Парнас и Фруман недавно были привлечены в Южном округе Нью-Йорка за нарушение законов о финансировании американских выборов и ожидают суда, до которого они считаются невиновными.

Парнас последовал примеру юриста-таксиста Майкла Коэна, который раньше говорил, что примет за Трампа пулю, но потом начал его от души закладывать. Согласившись сотрудничать с прокурорами, Парнас согласился также выступать по телевидению.

Это весьма необычно. Я знал многих «кооператоров» и пока нахожу тактику Парнаса загадочной. Закладывая по телевизору Трампа и его окружение, он выслуживается перед политиками-демократами, хотя его судьба зависит не от них, а от прокуроров, которым эти его выступления вряд ли по душе. Заполучив кооператора, они обычно тщательно контролируют исходящую от него информацию и его самого, Парнас же, на первый взгляд, гуляет сам по себе.

Так или иначе, он закладывает Трампа, Джулиани, вице-президента Пенса, министра юстиции Барра и прочих самозабвенно. Я видел выступления самых известных русских кооператоров последних десятилетий, и большинство из них явно давали показания против своих бывших сообщников без всякого удовольствия, Парнас же вкладывает трампистов увлеченно и явно от души.

Говоря с ведущим Си-эн-эн Андерсоном Купером, он повторил критику, которой республиканцы подвергают основных свидетелей обвинения, выступавших на слушаниях по импичменту в Конгрессе. Конкретно, Парнас заметил, что почти все из них обладали информацией с чужих слов, и подчеркнул, что зато у него она из первых рук, поэтому он может быть единственным свидетелем против трампистов; других не надо.

То есть, по сути дела, он сам вызвался давать показания на сенатском суде над Трампом. Мы, однако, не услышим его, если сенатское большинство откажется вызывать свидетелей обвинения, рассудив, что, раз нижняя палата Конгресса сочла возможным импичнуть Трампа на основании уже имевшейся у нее информации, то, очевидно, ее было вполне достаточно.

А если недостаточно, то с какой стати его импичнули? Возникает вопрос: а не отправить ли дело обратно в Палату представителей, чтобы она провела дополнительно расследование и решила, достоин ли Трамп импичмента.

Наконец, вызывать Парнаса свидетелем может показаться демократам опрометчивым, поскольку его правдивость не очевидна. И в любом случае он не сказал в своих интервью ничего кардинально нового, говорят скептики.