Адвокат Вайнштейна – феминистка старой закваски

22.01.2020 в 20:32, просмотров: 334

Команда адвокатов некогда богатого и извечно толстого и некрасивого экспродюсера Харви Вайнштейна огласила свою стратегию защиты на процессе, открывшемся в Нью-Йорке в среду: она будет строиться на любовных письмах, которые предполагаемые жертвы писали обидчику уже после того, как якобы подверглись надругательствам с его стороны. Письма призваны разрушить позицию обвинения, будто истицы вступали в половую связь с Вайнштейном по принуждению.

Адвокат Вайнштейна – феминистка старой закваски

Защита также собирается представить доказательства того, что предполагаемые жертвы Вайнштейна открыто хвастались любовной связью с ним.

67-летнему магнату предъявлены 5 обвинений по двум делам об изнасилованиях, якобы имевших место в 2006 г. и в 2013 г. Ему грозит пожизненное заключение. Вещественных доказательств вины Вайнштейна у обвинения нет, прокуроры будут полагаться на показания шестерых свидетельниц недостойного поведения, вменяемого подсудимому.

Команду защитников голливудского «потаскуна и насильника», пользуясь обращением одесских дам к вокзальным носильщикам, возглавляет известный адвокат Донна Ротунно. Вступившая в должность в мае после отставки двух вайнштейновских адвокатов-мужчин. Ротунно - феминистка старой закваски, а потому идейный неприятель феминисток современных. Желающих потопить экспродюсера за былые обиды, реальные и мнимые. «Акела промахнулся»: как только хватка старого волка кинобизнеса ослабла, в него вцепилась стая «митушек». Им подвывал испуганный истеблишмент.

Донна Ротунно — женщина с хорошим лицом и хорошей фигурой. Поразительно, насколько нормальная анатомия нормализует психику. Не всегда, конечно, только в целом и в тенденции. И насколько физическая непривлекательность сопутствует женскому радикализму, как среди лидеров движения, так и его рядовых бойцов.

The New York Times посвятила большую статью Ротунно. В ней приводятся высказывания героини, которые в иные, более адекватные времена никого бы не удивили. Но рупор прогрессистов воспринимает их как одиозные. Или, по меньшей мере, странные и заслуживающие особого упоминания.

Так, в ответ на прозвучавшее на распорядительном заседании требование прокурора к судье заткнуть журналистов, ставящих под сомнение правдивость показаний истиц, Ротунно сказала: «Прокурор называет моего клиента «животным» и настаивает, чтобы суд признал его виновным до заслушивания каких-либо доказательств. И в то же время пытается лишить меня возможности общаться с прессой. Неслыханная наглость!».

-    Движение #MeToo опасно;

-    недопустимо, пренебрегая правом подсудимого на защиту, губить его лично и профессионально;

-    никакой творческий и материальный прогресс женщин не стоит нарушения фундаментальных прав мужчин.

Вот такого рода возмутительные высказывания Ротунно и привлекли внимание законодателей интеллектуальной моды из The New York Times.

«Пусть мы будем правы в 500 случаях, но если при этом хоть раз пожертвуем принципом презумпции невиновности, то этот один промах перевесит 500 успешных дел». Как человека можно пускать в приличное общество после подобных заявлений?

Ротунно, как утверждают ее соперницы, движима желанием хоть как-то прославиться, пусть скандально, и шансом прилично заработать. Особо их бесит призыв Ротунно к женщинам не забывать и о своей ответственности за то, что с ними происходит. «Половой акт, пусть и не очень желанный, но добровольный, нельзя постфактум переквалифицировать в изнасилование. В такой ситуации женщина не является жертвой». Вау! Это же надо такое придумать! «Неужели мы и впрямь должны верить любому заявлению женщины, касающемуся сексуального домогательства или изнасилования, без того, чтобы попросить ее ответить на уточняющие вопросы?». Это уже просто ни в какие ворота не лезет! Ротунно выиграла несколько громких дел, сумев доказать, что женщины просто мстили ее клиентам за неудавшиеся попытки вымогательства. В других случаях жены сводили счеты с мужьями, подговаривая детей инкриминировать отцам избиение или сексуальное насилие.

Дед Донны Ротунно служил в чикагской полиции, у отца был продовольственный магазин. Социально подозрительное, с точки зрения прогрессистов, происхождение. Мать, правда, была школьной учительницей, но ей, видимо, домостроевцы не давали воспитывать ребенка. Ротунно — выпускница маленького католического колледжа, вовсе не элитных Гарварда или Йеля. Это большой минус в ее анкете. Работала в окружной прокуратуре, специализируясь на семейных конфликтах. В 27 ушла в частную практику — вот вам и свидетельство алчности, в 29 основала собственную адвокатскую фирму. Еще одно свидетельство, даже посильнее первого.

«В суде она настоящий бульдог», - рассказал о Ротунно бывший клиент, чье дело о сексуальном насилии она выиграла. В пассиве Ротунно только одно дело, и фотографии, сделанные на том проигранном процессе, до сих пор украшают стены ее офиса. Свидетельство сильного характера, как заключили бы, наверное, непредвзятые наблюдатели.

Ротунно всегда хорошо одевается, полагая, что «присяжные ценят стиль и шик». Юбка и блузка от Сальваторе Фаррагамо, туфли от Джимми Чу, тонкая золотая цепочка со словом «Невиновен». Можете себе представить, как должны воспринимать прогрессистки адвокатессу с хорошей фигурой и хорошо одевающуюся, чтобы этим произвести положительное впечатление на присяжных, простых мужчин и женщин.

P.S. Судья Джеймс Бурк заявил, что процесс может продлиться около месяца.

По-прежнему не решен вопрос, что делать с присяжной, написавшей роман о молодых женщинах и их отношениях с «мужчинами-хищниками» типа Вайнштейна. Защита требует дать ей отвод как пристрастному заседателю.

По окончании нью-йоркского процесса Харви ждет аналогичный суд в Лос-Анджелесе.

Между тем

Почти одновременно с началом процесса над Вайнштейном в разных городах страны прошел четвертый ежегодный «Марш женщин».

Апофеозное мероприятие прогрессистов зародилось три года назад после избрания Дональда Трампа президентом. В его оргкомитет исходно входили такие воинственные антисемиты, как Тамика Маллори, Боб Блэнд, Линда Сарсур, друг и соратник Люиса Фаррахана, идеолога негритянского расизма. Еврейки — участницы движения от этого несколько обалдели. Первый марш собрал почти 4 млн участников, нынешний — около 10 тыс. Отрадная тенденция. Особенно учитывая предстоящие выборы в ноябре.

Три года назад демонстранты пришли на митинг в вязаных розовых шапочках, которые стали символом «сопротивления» 45-му президенту. На сей раз многие феминистки посчитали, что розовые шапочки выродились как идея.

В 2018 г. организаторы перенесли главное шествие в Неваду – «колеблющийся» штат, от которого в большой степени зависел исход промежуточных выборов. В 2019 г. в фокусе снова был Вашингтон: на митинге выступили 102 женщины — новые члены Палаты представителей.

Ряд демократов, участвующих в президентской гонке, примкнули к «Маршу женщин». Пит Буттиджич шел в колонне демонстрантов в Рено, бывший губернатор Массачусетса Девал Патрик побывал на митинге в Южной Каролине. Сенатор Майкл Беннет и бизнесмен Эндрю Янг выразили солидарность с феминистками на акциях в Нью-Гэмпшире и Айове.