Последние дебаты: «Пакт о ненападении» нарушен

Чем ближе праймериз, тем чаще кандидаты идут врукопашную

15.01.2020 в 20:00, просмотров: 266

На подиум в Де-Мойне, Айова, кандидаты вышли вшестером. После декабрьских дебатов выбыли из гонки Камала Харрис, Хулиан Кастро, Кори Букер и Марианна Вильямсон, после чего все стали говорить, что теперь остались только белые кандидаты.

Последние дебаты: «Пакт о ненападении» нарушен

Единственный остающийся на дистанции афроамериканец, бывший губернатор Массачусетса Девал Патрик, не собрал пока и одного процента рейтинга, а Майкл Блумберг, занимающий в общенациональных опросах пятую строчку, не прошел квалификационный барьер. Упорно продолжают гонку бизнесмен Эндрю Ян с рейтингом от двух до пяти процентов и конгрессвумен Тулси Габбард с одним-двумя.

В группе лидеров произошла драматичная перестановка. Месяц назад в «ранних» штатах, Айове и Нью-Гэмпшире, гонку возглавляли Пит Буттиджич и Берни Сандерс, причем отрыв последнего от Джо Байдена был такой, что, казалось, бывший вице-президент уже не успеет его наверстать. Но на дебатах в декабре Буттиджич оказался не в форме и не смог держать удар, когда они, удары, сыпались на него со всех сторон. Особенно неудачным стал его ответ на выпад Элизабет Уоррен, обвинившей его в том, что он принимает пожертвования от миллиардеров. Буттиджич сказал тогда, что в борьбе с Трампом любая помощь не лишняя. Ясно, что атака на него как на «беззаконную комету» была согласована, и это принесло свои плоды: статус-кво был восстановлен, Байден возглавил гонку, а Буттиджич скатился на третье-четвертое место. Однако Сандерс дышит Байдену в затылок: и в Айове, и в Нью-Гэмпшире его отделяют от лидера доли процента. Ничто не потеряно пока и для Буттиджича и Уоррен.

Одной из предсказуемых тем дискуссии стал «женский вопрос». В понедельник накануне дебатов CNN опубликовала историю о том, как в декабре 2018 года Сандерс и Уоррен обсуждали в ее вашингтонской квартире перспективы президентских выборов. Именно тогда они заключили «пакт о ненападении». Уоррен, перечисляя свои плюсы, сказала, что она разбирается в экономике и может мобилизовать женский электорат. На что будто бы Сандерс заявил, что женщина не может выиграть президентские выборы. Сандерс на дебатах категорически отрицал, что говорил это: «Хиллари Клинтон выиграла большинством в три миллиона голосов. Как можно сомневаться в том, что женщина способна стать президентом Соединенных Штатов?».

Уоррен утверждала, что говорил (тем самым нарушая двусторонний «пакт»), и произнесла заранее заготовленную репризу: «Посмотрите на мужчин на этой сцене. Вместе взятые, они проиграли десять выборов. Единственные здесь, кто выиграл все выборы, в которых участвовали, это Эми (сенатор Эми Клобушар. - В.А.) и я. И единственный, кто за последние 30 лет победил республиканца, уже занимающего место в Конгрессе, - это я».

Сандерс, в свою очередь, атаковал Байдена, когда речь зашла о международных делах. Он уже обкатал эту тему в своих выступлениях перед избирателями и на дебатах повторил: сенатор Байден голосовал за войну в Ираке, а конгрессмен Сандерс - против. «Джо и я слушали Дика Чейни, Джорджа Буша и Дональда Рамсфелда, - сказал Сандерс. - Я думал, что они лгут. Я ни на секунду не поверил им. Я вышел на трибуну. Я сделал все что мог, чтобы предотвратить войну. Джо смотрел на это иначе».

Джо Байден был вынужден заявить, что его голосование в 2003 году было ошибкой, которую он уже признал. Тем не менее он считает себя непревзойденным экспертом по внешней политике. Поэтому он не стал бы встречаться с лидером КНДР Ким Чен Ыном без предварительных условий и сохранил бы ядерную сделку с Ираном, которую он считает честной и эффективной. Решение Трампа выйти из соглашения, сказал он, «сделало более опасной ситуацию в регионе и дало начало целой цепи событий, которые могут привести на грань войны». Будущий президент, полагает он, должен «восстановить наши альянсы и заставить Иран вернуться к выполнению соглашения».

«Вице-президент Байден, - спросила его модератор Эбби Филлип, - кандидат, получивший номинацию, столкнется с президентом Трампом, который не стесняется глумиться над людьми, давать им оскорбительные клички, поливать их грязью и лгать. По сравнению с дебатами с ним нынешние покажутся детской забавой. Вы готовы к этому?».

«Я готов к этому, - ответил Байден. - Слушайте, он ко мне неравнодушен больше, чем к кому бы то ни было на этой сцене. Я вытерпел все его нападки, и мой рейтинг при этом был выше и продолжал расти».

Это не совсем так. В ноябре и декабре его рейтинг уступал рейтингу Трампа, по крайней мере в отдельных опросах. Год назад преимущество Байдена перед Трампом составляло 17 процентных пунктов, а сегодня не выходит за рамки статистической погрешности. То же можно сказать и о Сандерсе, и о Буттиджиче: они тоже выигрывают опросы у президента, но с минимальным отрывом. И только Элизабет Уоррен проигрывает, но опять-таки укладывается в погрешность.

Эти цифры - лишнее напоминание о том, что способность выиграть партийную номинацию и победить на всеобщих выборах - далеко не одно и то же. Вообще опросы - критерий ненадежный, особенно общенациональные, ведь президента каждый штат избирает отдельно. Были случаи в недавней истории, когда первые же кокусы и праймериз превращали в ненужный хлам всю цифирь. Особенно это касается «ранних» Айовы и Нью-Гэмпшира, славящихся своей строптивостью. В 2008 году Руди Джулиани считался фаворитом республиканцев, и опросы подтверждали это, но в Айове он пришел предпоследним (шестым из семи кандидатов), а в Нью-Гэмпшире - четвертым, а после Флориды (третье место) прекратил кампанию. Так что подождем голосования.