Ослабление института президенства отражает кризис демократии

Элита превратила политиков в своих лобистов

23.10.2019 в 21:52, просмотров: 165

Американская Конституция установила систему государственного управления, которая эффективно служила национальным интересам и оказывала благотворное влияние на мировое сообщество. Но в последнее время возникли серьезные трудности. Президент США выступает в ООН, решает вопросы войны и мира, и в то же время обсуждается вопрос о его импичменте, каждое действие или бездействие встречает яростное сопротивление оппонентов, которые видят в нем угрозу демократии.

Ослабление института президенства отражает кризис демократии

Их судит история

У Дональда Трампа было 44 предшественника. Он самый пожилой из избранных на этот пост, самый молодой был Джон Кеннеди. Только один президент - Франклин Рузвельт - был избран на четвертый срок в условиях мировой войны, но после этого - только два срока.

Джордж Вашингтон, Абрахам Линкольн, Томас Джефферсон, Франклин Рузвельт - общепризнанные лучшие президенты США. Называют и самых плохих: Джеймс Бьюкенен, Уоррен Гардинг, Эндрю Джонсон, Улисс Грант. В какую категорию попадет Трамп - ответы по партийной линии. Я слушал в "Темпл Эмануэл" лекцию президентского историка Кэтрин Мур, она призывала не спешить с оценками, дать времени оценить заслуги и ошибки. Аудитория, в основном евреи-либералы, хотела приговора, не ожидая суда истории.

Я недавно был в Библиотеке Конгресса, поинтересовался, сколько здесь книг о президентах. Около 8 тысяч. Но есть еще десятки тысяч книг, не включенных в каталог. В последние годы наметился поворот в исследованиях: раньше создавали героев, сегодня доминируют сенсации со скелетами в шкафу.

"Наша служба и опасна, и трудна" – эти слова имеет право сказать каждый президент. Было более 30 покушений, Линкольн, Гарфилд, Мак-Кинли и Кеннеди были убиты. Преступники были психически здоровы и руководствовались политическими мотивами.

Андре Джонсон и Билл Клинтон были подвергнуты импичменту. У американцев есть выражение "character assassination" - моральное убийство, в последние годы ставшее нормой политической борьбы. Диву пройдешься, как можно сохранить рассудок, работоспособность и семью в таких условиях.

У президентов есть основания требовать справедливости в распределении богатства. CEO большой компании за год получает больше, чем президент за карьеру на госслужбе, сегодня зарплата главного начальника страны всего 400 000 в год, Есть много бесплатных услуг и привилегий, но у корпоративной элиты их еще больше. Но когда срок окончен - книги, лекции, представительство все компенсируют. В любом случае жаловаться не приходится - власть слаще, чем деньги и секс, и порой, как Клинтону, удается получить все сразу.

Проверка на прочность

В президентской системе есть родовые ограничения. Восемь лет недостаточно для стратегических решений, критерий успеха "здесь и теперь". С первых дней в офисе нужно думать о следующих выборах, искать спонсоров, избирательные кампании стоят миллиарды. Жизнь требует непопулярных решений, но приходится обещать, ублажать, манипулировать.

B многонациональной стране с багажом расовых проблем, разделенной партийным противоборством, трудно найти общие цели, достичь компромисса. Есть множество селебритис, но нет авторитетов. Даже отцы-основатели утратили статус икон. Их обвиняют в рабовладении, внебрачных детях от черных женщин, попрании прав коренных американцев. Обвинения в коррупции, протежировании, использовании полномочий в личных целях стали частью почти каждой президентской биографии.

Серьезная проблема - легитимность президента. Он может быть избран, не получив большинство голосов. К тому же половина сограждан не участвует в голосовании и при партийном разделении порой оказывается, что победитель получил поддержку лишь четверти избирателей.

Президенту трудно доверять окружению. От мелкого клерка до министра каждый может при смене климата издать книгу, стать телезвездой, выставив на общее обозрение тайны и фантазии о президенте. Зарубежная разведка столько не заплатит за информацию.

Все это ограничивает дееспособность президента, порой ведет к параличу власти. В стране с широкими гражданскими правами самый несвободный человек - глава государства. Билл Клинтон и Джеймс Паттерсон опубликовали роман "Президент отсутствует". Книга интересна множеством деталей жизни Белого дома, но ее смысл - президенту нужно бежать от окружения, чтобы сделать что-то реально необходимое.

Клинтон знает, о чём говорит: его работа была парализована республиканской атакой, расследованием спецпрокурора и угрозой импичмента в связи с голубым платьем Моники Левински. В какой-то мере ад, который демократы создали Трампу, - политический реванш. Когда-то Клинтон и Трамп были друзьями, в числе их прегрешений любвеобилие и сомнительные бизнес-акции. Но есть и различия: у Трампа все красавицы, а у Клинтона без дискриминации. И в бизнесе Клинтону далеко до Трампа.

В последние годы драматически изменилась атмосфера в стране. Глобализация, новая демография определяют радикальную смену интересов, распределение благ и позиций. Сплотить общество в таких условиях - задача для Линкольна, но в неярком параде лидеров политиков такого масштаба нет. Кто в здравом уме выставит себя на позор и поругание, когда время и силы придется тратить не на службу стране, а на борьбу без правил?

Ослабление института президентства отражает кризис нынешнего этапа демократии. США были проводниками демократии во всем мире, сегодня вопрос - сохранится ли демократия в своей стране. Стивен Левицки и Даниэль Зиблатт, авторы книги "Как умирает демократия", ответили на вопрос "Кто виноват" в "Нью-Йорк таймс": "Самая большая угроза нашей демократии сегодня Республиканская партия". В этой же газете Дэвид Леонхарт дополняет: "Трамп есть угроза буквально всему, за что должны стоять Соединенные Штаты". Чтоб мало не показалось, все воскресное обозрение "Таймс" посвящено призывам к импичменту, и редакционный совет публикует заявление "Только одна возможность" - устранить президента.

В числе противников президента интеллектуальная элита страны. Но поражает, как это возможно - не понимать, что один человек, даже президент, это только верхушка айсберга, главное - глубинные процессы.

Главная опасность не личность избранника и не происки из-за рубежа, а в том, что интересы большинства принесены в жертву элите, которая получила возможность формировать законы и политику через затраты на избирательные кампании и превратила политиков в своих лоббистов. На недавнем "DC Strategy Forum" крупнейшие экономисты и даже часть бизне- лидеров признали, что прибыль не представляет общественный интерес. Стивен Шварцман, глава "Blackstone", мультимиллиардер, говорил, что бизнес должен быть подчинен работникам, потребителям и обществу. На днях я слушал Шварцмана на "Нью-Йорк бизнес-форуме" на презентации его книги - он говорил, что рынок и прибыль не должны диктовать политику.

Большинство критиков финансовой элиты - демократы, но и они зависимы от миллиардеров Силиконовой долины и Уолл-Стрита, готовых разрушить национальные границы для создания Всемирного рыночного Халифата. Либералы с риторикой народных защитников исправно служат тем, кого критикуют.

Трамп и пигмеи

Как ни относиться к Дональду Трампу, сегодня он самый могущественный человек на планете. У него нет политического опыта и компетенции, дефицит необходимых личных качеств, но тем более впечатляет его победа над соперниками. Это как новичок пришел бы на поединок с профи и оказался чемпионом.

Достоинства и пороки познаются в сравнении. Джо Байдена отвергает демполитбюро и медиа. Он не понимает, что говорит, не может закончить фразу без ляпа. Байден должен быть благодарен Трампу - если бы история с его сыном, алкоголиком и и наркоманом, получавшим 50 тысяч в месяц за голубые глаза в коррумпированной украинской компании, выплыла при папе-президенте, импичмент или того хуже были бы обеспечены.

При Трампе улучшилась экономика, уменьшилась нелегальная иммиграция, не добавилось войн за рубежом, но лавина обвинений нарастает. Это не только политическая борьба и попытки реванша. Маленькие люди чувствуют себя смелыми и отважными, уничижая больших. У Крылова есть басня: "Ай, Моська, знать она сильна, коль лает на слона". Задуматься над тем, почему миллионы сограждан поддерживают президента, почему нет достойных оппонентов, себе дороже, головная боль и бессонница. А "Resist Trump" создает ореол тираноборца.

Среди этнических общин большинство - противники Трампа. Их можно понять: президент пытается ограничить поток нелегалов, сохранить облик страны. "Рашенс" - исключение, за что обрели репутацию реакционеров, не изживших тоталитарное прошлое. Как будто иммигранты из мусульманских, африканских, латиноамериканских стран бегут из царства свободы и олицетворяют демократию.

Ханна Дзимко, наш человек, фармацевт, в США с 1997 г., осмелилась сказать репортеру "Таймс": "Президент великолепен. Все, что он делает, невероятно и успешно! Мы не хотим другого Обаму".

Но и у нас есть противники президента. Самый популярный сегодня из наших писателей Гари Штейнгарт кроме талантливых романов написал по совету своего психолога мемуар, в котором выставил родителей на посмешище. Фрейдисты говорят, что это помогает восстановить психику, травмированную комплексами, алкоголем и наркотиками.

Читать его после семейного стриптиза я не буду, но когда в "Нью-Йорк таймс" я увидел опус с шокирующими определениями "Злобный гений", "Устойчивая к антибиотикам бактерия, которая является нашим президентом", я обратил внимание на автора - Штейнгарт. "Гениальная бактерия" - такому богатству образов позавидовал бы великий сатирик Джонатан Свифт, создатель "Гулливера". Статья повествует, что у кровати Трамп держит речи Гитлера. Другие критики утверждают, что он вообще не читает.

Есть лишь одно, с чем все согласны: в стране, как пишет наш соотечественник, бедлам (сумасшедший дом в средневековой Англии). Чтобы довести великую державу до такого состояния, Трампа было бы недостаточно, нужны были бы общие усилия многопартийности и мультикультуры.