Президент решил помочь спикеру в ее борьбе с раскольницами

«Отряд» идет в боИ

17.07.2019 в 23:00, просмотров: 274

Развязная и грубая атака президента на законно избранных членов Палаты представителей вряд ли носила спонтанный характер. Она стала следствием острого конфликта в рядах Демократической партии, который можно называть конфликтом поколений, а можно — идеологическим кризисом.

Президент решил помочь спикеру в ее борьбе с раскольницами
Рашида Тлейб, Ильхан Омар, Александрия Окасио-Кортес и Аяна Пресли

Выборы 2018 года в нижнюю палату Конгресса были не только убедительной победой демократов. Они превратились в яркое свидетельство несостоятельности партийного руководства, не сумевшего удержать в руках бразды правления. Кампания вышла из-под контроля на стадии праймериз. В 14-м округе Нью-Йорка (Бронкс и Квинс) Алек­сандрия Окасио-Кортес, для которой это были первые в жизни выборы, почти на 15 процентных пунктов разгромила переизбиравшегося на 11-й срок ставленника партийных боссов конгрессмена Джо Крау­ли. В Миннесоте то же самое сделала Ильхан Омар. Ее соперницей была Маргарет Ан­дерсон Келиэр — заслуженный партийный функционер, бывший спикер нижней палаты легислатуры штата. Омар выиграла праймериз с преимуществом почти в 18 пунктов. Айанна Прессли в Массачусетсе победила конгрессмена с 10-­летним стажем Майкла Ка­пуа­но, и тоже с убедительным счетом — 59:41. Наконец, в Мичигане Рашида Тлаиб выиграла у креатуры партии Брен­ды Джонс.

Все четверо избирались как представительницы антиистеб­лишмента, символы обновления партийных рядов. Ут­верж­дать, что они непопулярны, никого не представляют или, как выразилась старший советник президента Келлиян Конвей, представляют «темное подполье», значит просто лгать, прежде всего самим себе.

Получив мандаты, четверка быстро сплотилась в группу. Они сами прозвали себя Squad — «отряд» или «команда». От­ряд сразу же ринулся в бой. Новобранцы составили оппозицию Нэнси Пелоси на выборах спикера палаты. Пелоси получила всего на четыре голоса больше необходимого большинства.

«Команда» и в дальнейшем проявляла повышенную активность и вела откровенную фрак­ционную борьбу с боссами Демпартии. Можно говорить о дилетантизме и даже невежестве членов «команды», но сложно спорить с тем, что их деятельность имеет успех.

Очередным поводом для конфликта стал законопроект об оказании срочной гуманитарной помощи беженцам, которые находятся в центрах временного содержания на американо-мексиканской границе. Закон был одобрен Сенатом, где у республиканцев большинство. Демократам он не нравился, но многоопытная Пело­си, по ее собственному выражению, «нехотя» решила поставить его на голосование. Если бы нижняя палата приняла свой вариант закона, пришлось бы назначать согласительную комиссию, чтобы согласовать ком­промиссный вариант, и сно­ва ставить его на голосование в обеих палатах. Процесс сильно затянулся бы, а беженцы продолжали бы все это время нуждаться в самом необходимом.

«Отряд» был крайне недоволен решением спикера. Его бойцы выступили с резкой публичной критикой Пелоси. В результате закон был принят только благодаря республиканцам. За него голосовали всего 129 демократов — это 55 процентов фракции. При таком раскладе сложно говорить о четырех анархистках. вносящих смятение в стройные партийные ряды.

Именно в этот момент и вмешался президент. Он обожает всякую склоку, атмосфера скандала — его естественная среда обитания. Он расхваливал закон и благодарил спикера, а потом решил «помочь» ей и набросился на «команду».

К чести Пелоси, она взяла под защиту своих критиков. По ее мнению и мнению многих других, президент вышел за рамки допустимого.

Пытаться перевоспитывать президента, учить его правилам приличия и хорошим манерам — занятие бессмысленное. А вот с внутрипартийными противоречиями придется что-то делать. Анализируя их, обозреватель New York Times Дэвид Брукс пишет, что это «конфликт мировоззрений». С одной стороны, это традиционный либерализм, подразумевающий постепенные изменения системы, с другой — революционный подход: не менять, а ломать систему.

Однако здесь необходимо сделать оговорку. Американ­ский либерализм имеет мало общего с европейским, в сущности, является его противоположностью, прежде всего в вопросе о степени вмешательства государства в экономику. В Европе и России либералы считают, что это участие должно быть минимальным, а в Америке — ровно наоборот. Кризис американской либеральной идеи налицо, и в этой ситуации партию обвиняют в полевении и большевизации. Сенатор-республиканец Линд­си Грэм, обозвавший Окасио-Кортес и ее подруг «шайкой коммунистов», отлично понимает, что занимается демагогией и подменой понятий, но теперь вся полемика сводится к навешиванию ярлыков.

На самом деле в кризисе пребывают обе главные политические партии Америки. Прос­то республиканцы укрылись до поры до времени за широкой спиной президента, а у демократов явного лидера нет, и выборы 2020 года, скорее всего, это продемонстрируют.