Мюллер с самого начала работал на импичмент трампа

05.06.2019 в 20:12, просмотров: 318

Спецпрокурор Роберт Мюллер заявил на своей последней «пресс-конференции», что он больше не собирается выступать по поводу своего доклада, который «говорит сам за себя». Если Мюллера все же дернут в Конгресс, то хотелось бы, чтобы первый вопрос, который ему зададут республиканцы, прозвучал так: «Когда именно вы решили, что доказательств сговора трампистов с Москвой нет и уже не будет?».

Мюллер с самого начала работал на импичмент трампа

Если Мюллер и его команда сделали этот вывод давно, но объявили лишь весной 2019 года, то, значит, они сознательно продлили свистопляску, которую каждый день устраивали СМИ вокруг мифической смычки трампистов с Кремлем. Как долго Мюллер не делал ничего, чтобы остановить это безумие?

Ниже я приведу точку зрения бывшего федерального прокурора Эндрю Маккарти, который был гособвинителем на процессе слепого шейха Омара Абдель-Рахмана, проходившем в манхэттенском федеральном суде четверть века назад. Шейх был признан виновным в причастности к взрыву Всемирного Торгового Центра в 1993 году и планам взорвать здания ООН и ФБР, мост Джорджа Вашингтона и два туннеля под Гудзоном. Он получил пожизненный срок, который кончился в 2017 году, когда осложнения от диабета свели его в могилу.  

По мнению Маккарти, Мюллер и его команда заключили, что сговора не было, еще в том же 2017 году, и продолжали расследование лишь по поводу препятствования отправлению правосудия, в котором они подозревали Трампа и которое может быть квалифицировано как злоупотребление властью.

Это одно из преступлений, которые в США тянут на импичмент. Как утверждает Маккарти, не найдя доказательств сговора, команда Мюллера, состоявшая в основном из сторонников Хиллари Клинтон, работала над сбором улик для импичмента.

А как же сам Мюллер, который, как не устает подчеркивать демократический агитпроп, всю жизнь был республиканцем? На это отвечают, что республиканцем всю жизнь был и Уильям Кристол, редактор покойного журнала «Уикли стэндард», который перебежал из неприязни к Трампу в ряды Сопротивления и выступает сейчас на левацких каналах нашего кабельного ТВ наподобие того, как мой нью-йоркский приятель Гриша Винников, переделавшийся в «американского журналиста» Грега Вайнера, вещает теперь на российском ТВ.

Маккарти впервые констатировал, что Мюллер отмел версию о сговоре Трампа с Путиным, в статье, напечатанной в консервативном журнале «Нэшенел ревью» еще 4 декабря 2017 года. Правда, Мюллер не объявил об этом открыто, а продолжал фикцию контрразведывательного расследования, поскольку она давала ему больше свободы, чем дало бы расследование версии о помехах расследованию. То есть спецпрокурор сознательно морочил всем голову, а на самом деле собирал материал для грядущего импичмента Трампа.

Автор пришел к этому выводу на основании прокурорской тактики Мюллера, который к тому моменту договорился о том, чтобы генерал Майкл Флинн и юный Джордж Пападопулос признали вину во лжи ФБР, а также привлек Пола Манафорта за букет преступлений, не имевших никакого отношения к Трампу или российскому вмешательству в выборы 2016 года.

Согласно распространенному мнению, федеральные прокуроры заключают признательные сделки с фигурантами, обвиняемыми в мелких преступлениях, для того, чтобы те взамен дали показания о чьих-то крупных преступлениях. Но самом деле это вовсе не так.

Прокуроры предпочитают (а Минюст рекомендует им) заставить фигурантов признать вину в как можно более крупном преступлении из имеющихся в наличии, а не в копеечной лжи на допросе, за которую вам грозит до пяти лет, но на деле гораздо меньше (вспомним, что Пападопулос получил за это 14 суток).

Если Мюллер пошел на сделку с Флинном и Пападопулосом по такому пустячному преступлению, то у него явно не было в запасе более крупных деяний, иначе он заставил бы обоих признаться в чем-то более весомом, писал Маккарти в декабре 2017 года.

Кроме того, тот факт, что оба признались во лжи, сделал их менее ценными свидетелями против других фигурантов: опытные адвокаты легко дезавуировали бы Флинна и Пападопулоса на перекрестном допросе, убедив присяжных в том, что смешно верить свидетелям, которые сознались во вранье.

Значит, у Мюллера просто нет более крупной дичи, чем эти двое. Или чем Манафорт, ни в каком сговоре не обвинявшийся.

Заключив, что на начало декабря 2017 года Мюллер признаков сговора не нашел и найти явно не надеется, Маккарти сделал еще один вывод, который сейчас тоже блестяще подтвердился. «Поскольку дело о сговоре не получилось, - писал он тогда, - мы можем с уверенностью предположить, что Мюллер разрабатывает президента Трампа с намерением выстроить дело о помехах расследованию ФБР».

Тогда же Маккарти сделал третий вывод, который сейчас тоже блестяще подтвердился. Дело о помехах следствию неизбежно превратится в дело, которое ведет к импичменту, писал он более полутора лет назад. В тот момент дело о помехах следствию имело скудную доказательную базу, состоявшую из одного пункта: Трамп уволил директора ФБР двухметрового Джеймса Коуми, да еще признался приходившим к нему в Белый дом двум Сергеям (Лаврову и Кисляку), что сделал это «из-за России». До этого Трамп давал понять Коуми, что тому надо отвязаться от Флинна, потому что «он хороший человек».

Юридически квалифицировать все это как попытки сорвать расследование сговора с Россией было непросто. В отличие от судов и Конгресса, ФБР и Минюст не являются отдельной ветвью власти. Они часть исполнительной ветви, то есть подчиненные ее главы – президента страны. Это значит, что Трамп имел полное право уволить Коуми по любой причине, например потому, что в тот день был вторник и у него был зуд кого-то выгнать. Хозяин – барин.

Он имел полное право помиловать Флинна или приказать Коуми от него отвязаться, но не сделал ни того, ни другого.

Трамп имел право приказать ФБР перестать расследовать «Рашагейт», но этого не сделал. И так далее. Многое из вышеперечисленного выглядело бы сомнительно. Пошли бы споры о том, руководствовался ли Трамп «коррупционными намерениями». Маккарти уверен, что в судебном порядке наказать Трампа было бы нельзя.

Но если президент нарушил свои полномочия и злоупотребил властью, то на него есть другая управа – импичмент. Суды вряд ли накажут президента за помехи следствию, но Конгресс имеет возможность наказать его импичментом, тем более что прецеденты уже есть – Уотергейт и Моникагейт.

Бывший прокурор Маккарти сделал полтора года назад еще один прогноз, который оправдался лишь наполовину. Он предсказал, что в своем докладе Мюллер заключит, что Трамп препятствовал расследованию, и рекомендует, чтобы этим делом занялся Конгреес, который бы объявил президенту импичмент или даже отстранил его от должности.

Мюллер сделал второе, то есть практически рекомендовал Конгрессу заняться импичментом, но не сделал первого, то есть не сказал открытым текстом, что Трамп препятствовал отправлению правосудия. Вместо этого Мюллер сделал финт ушами: он привел длинный список поступков Трампа, которые при желании можно истолковать как помехи правосудию, но прямо его не обвинил. Спецпрокурор, однако, прозрачно заявил, что он его и не обеляет, и перебросил эту головешку на Капитолийский холм, где давно предаются гамлетическим раздумьям на тему «импичнуть, не импичнуть...».

По мнению того же Маккарти, этот ход спецпрокурора был лукав. Как писал Маккарти в «Нэшенел ревью» за 31 мая сего года, Мюллер знал, что если он прямо обвинит президента в превышении своих полномочий, то Минюст США вполне может принять его заключение в штыки. Дело в том, что его новый глава Уильям Барр и консервативные правоведы вообще толкуют понятие «препятствие отправлению правосудия» не так, как Мюллер и его команда.

Барр и его единомышленники считают, что действия, относящиеся к прерогативам президента (такие, как наем или увольнение директоров ФБР), не могут быть истолкованы как помехи правосудию. Помехами являются лишь очевидно коррупционные деяния, например, уничтожение вещдоков или подкуп свидетелей.

По мнению Барра, когда президента обвиняют в преступлении, это настолько травмирует и раскалывает страну, что делать это можно лишь в тех случаях, когда его правонарушение абсолютно бесспорно и очень серьезно.

По мнению команды Мюллера, федеральные прокуроры в своей области главнее всех, даже президента, и могут квалифицировать мотивы его действий как коррупционные, даже если сами по себе эти действия конституционны. Идея в том, что «законы писаны и для президента» (особенно если он республиканец: демократу Бараку Обаме сходили с рук указы, которые он вопреки Конституции издавал в обход Конгресса, например, по «Обамакеру» или по некоторым категориям нелегалов, получившим от него прописку в США).

Если бы Мюллер открытым текстом обвинил Трампа в помехах правосудию, обнародование его доклада отложилось бы надолго из-за препирательств с барровским Минюстом, которые, скорее всего, закончились бы поражением спецпрокурора. Поэтому Мюллер не обвинил Трампа в препятствовании расследованию, но и не обелил его, передав дело на рассмотрение Конгресса.