Мэгги Хейберман перепутала песню из мюзикла «Звуки музыки» с нацистским гимном

24.04.2019 в 22:44, просмотров: 319

В прошлый четверг после обнародования доклада спецпрокурора Мюллера репортер «Нью-Йорк пост» Никки Шваб отметила, что оркестр морской пехоты США исполнял в Белом доме «Эдельвейс».

Мэгги Хейберман перепутала песню из мюзикла «Звуки музыки» с нацистским гимном

Корреспондент «Нью-Йорк таймс» и комментатор Си-эн-эн Мэгги Хейберман (Грегорян по мужу), возможно, была ошарашена тем, что Мюллер не нашел доказательств сговора Трампа с Россией, о котором Хейберман два года подряд рассуждала в эфире и написала кучу статей. Она задала в «Твиттере» вопрос: «Кто-нибудь в Белом доме понимает, что означает эта песня?».

Этот вопрос, по общему мнению твиттеристов, означал, что журналистка считает «Эдельвейс»

нацистским гимном. Мне нравится Хейберман, которая ведет себя на Си-эн-эн сдержанно и ответственно по сравнению с большинством говорящих 

голов этого канала, которые обезумели 8 ноября 2016 года. Но и она пала жертвой истерического антитрампизма. Симптом: соблазн уесть Трампа при первой возможности. Либо возрастного невежества.

Хейберман родилась в 1973 году и, возможно, знает «Эдельвейс» лишь как песню, с которой начинается сериал «Человек в высоком замке», идущий по «Амазон ТВ» и основанный на антиутопическом романе Филипа Дика. В сериале изображается Америка 1960-х годов, которая проиграла войну державам Оси и поделена на немецкие и японские штаты.

«Эдельвейс» написали два американских еврея – Ричард Роджерс и Оскар Хэммерстайн. Песня не могла быть нацистским гимном и потому, что ее сочинили в 1959 году для бродвейского мюзикла «Звуки музыки», то есть когда гимн уже был нужен нацизму, как рыбке зонтик.

Всерьез прославилась песня в 1965 году, когда ее исполнил Кристофер Пламмер, игравший австрийского капитана фон Траппа в кинокартине под тем же названием. Фильм антинацистский: фон Трапп не хочет идти на войну на стороне немцев, которые присоединили перед этим его Австрию, и покидает родину со всем своим семейством.

Он исполняет в фильме «Эдельвейс», под конец сбивается от слез на словах «благослови навсегда родину мою», и песню допевают его дети и актриса Джули Эндрюс, которая упорно отказывается стареть.

В Австрии во время войны тоже было Сопротивление, как сейчас у нас в Америке. Одна подпольная организация, состоявшая в основном из детей и подростков, носила имя «Пираты эдельвейсов».

Возможно, Хейберман смотрела «Звуки музыки» в детстве по ящику, и «Эдельвейс» запомнился ей на фоне тевтонских гор, белокурых детишек и капитанских сапог. Но он определенно ассоциируется у нее с сериалом «Амазона», в котором «Эдельвейс» звучит, как народная немецкая песня, исполняемая зомбическим хором.

Или трамповский Белый дом навевает Хейберман нацистские ассоциации, как многим трампофобам, видящим в Трампе нечто беспрецедентное. Он действительно своеобразен, но не единственный в своем роде.

Трамп, например, регулярно приводит воображаемую статистику. Но в мае 2008 года кандидат Барак Обама заявил, что в результате смерчей в Канзасе погибло 10 тысяч человек.

Потом выяснилось, что не 10 тысяч, а всего 12 душ.

Его вице-президент Джо Байден заявил в октябре 2014 года в Миссури, что в 2011 году там погибла от смерча «161 тысяча братьев, сестер, матерей, отцов, сыновей, дочерей и дедов с бабушками».

Выяснилось, однако, что там погиб 161 человек.

Обама как-то сказал на полном серьезе, что в США 57 штатов.

В мемуаре «Мечты моего отца» Обама писал, что расовое самосознание начало проклевываться у него в девятилетнем возрасте, когда ему показали статью из журнала «Лайф» с фотографиями, которые изображали чернокожего, изуродовавшего себя попытками отбелить себе кожу. В голову немедленно приходит Майкл Джексон.

Беда в том, что в «Лайфе» сроду не было ни этой статьи, ни этих снимков.

Выступая в марте 2008 года в годовщину знаменитого афроамериканского марша в г. Селме (штат Алабама), Обама утверждал, что его родители сошлись под воздействием этого события, и «так на свет появился маленький Барак Обама». Очень трогательно. Проблема в том, что марш состоялся в 1965 году. А маленький Обама появился на свет в 1961 году.

Его представитель Билл Бертон впоследствии объяснил, что Обама «метафорически говорил о движении за гражданские права в целом».

Трампа обвиняют во лжи, но не он, а Обама обещал на голубом глазу, что «если вам нравится ваш доктор, то вы сможете его себе оставить». Чем это лучше трамповского обещания, что за пограничную стену заплатит Мексика?

Трампа постоянно называют расистом. Но демократы обвиняют республиканцев в расизме десятилетиями, причем всех. Экономический комментатор «Нью-Йорк таймс» Пол Кругман в 1980 году в одной статье дважды назвал расистом Рейгана, притом не за какое-то конкретное высказывание, а вообще.

Джорджа Буша-младшего клеймили в 2005 году за то, что он якобы не торопился спасать черных от наводнения после урагана «Катрина» и они сотнями шли ко дну. Рейтинг Буша последовал за ними и так и не восстановился.

После 2016 года пресса носила сенатора Джона Маккейна на руках не только за героизм, но и за то, что он регулярно цапался с Трампом. Но в 2008 году, когда Маккейн баллотировался в президенты против ее кумира Обамы, «Нью-Йорк таймс» жаловалась, что агитки Маккейна против своего оппонента имеют «расовую окраску».

Незадолго до голосования ведущий Си-эн-эн Дон Лемон спросил в «Твиттере», «не создает ли штаб Маккейна политическую атмосферу, которая инспирирует ненависть и человеконенавистнические заявления». Звучит до боли знакомо.

  А «Эдельвейс» - не нацистская песня, а националистическая австрийская. Что в приличном обществе сейчас тоже не приветствуется.