Рашагейт: Противники Трампа терпят поражение, но не сдаются

27.03.2019 в 20:05, просмотров: 318

Роберт Мюллер поставил в своем расследовании точку, но демократы считают, что это запятая. И хотя ликование президента и его сторонников кажется чрезмерным, его оппонентами игра, по большому счету, проиграна. Мы еще увидим арьергардные бои, но генеральное отступление демократов несомненно.

Рашагейт: Противники Трампа терпят поражение, но не сдаются

Надо отдать должное Мюллеру. Он работал молча, с большим достоинством, не комментировал разоблачения прессы и не отвечал на личные нападки Трампа. Президент всячески старался вывести спецпрокурора из равновесия. Он кричал в «Твиттере», что Мюллер чуть ли не пытает подследственных, обвинял его в том, что он набрал в команду ярых демократов, в конфликте интересов, в бесполезной растрате народных денег. Доходило до обвинений в сексуальных домогательствах, будто бы имевших место 45 лет назад. Теперь демократам самое время вспомнить, что Мюллер всю жизнь был республиканцем.

Как всякий большой политический сюжет, «Рашагейт» должен многому научить американцев. Никто здесь не вел себя безупречно. Если бы Москва сочла выгодным для себя поддержать Хиллари Клинтон, она, вне всякого сомнения, точно так же воспользовалась бы плодами взлома республиканских серверов и послала бы своих советников на встречу с российским адвокатом, обещающим компромат на Трампа.

ВЕРСИЯ МИНИСТРА

Грозовое облако над головой президента рассеялось, но множество вопросов осталось. Именно поэтому нам необходимо увидеть полный текст отчета Мюллера. Мы не знаем, что в нем написано. Мы знаем лишь то, что счел нужным сообщить Конгрессу министр юстиции Уильям Барр. Это его выводы, а не Мюллера. Спецпрокурор в написании резюме, посланного министром главам профильных комитетов, не участвовал.

"Никакого сговора, никакого препятствования, полное и абсолютное оправдание! Держите Америку великой!".

Так формулирует итог расследования президент Трамп. Но это его обычная гипербола. Президент оправдан за недостатком улик по первому пункту - сговор его предвыборного штаба с Кремлем. По второму пункту - препятствование правосудию - Мюллер лишь привел все факты за и против, а выводы делать предоставил Барру.

Вот точные цитаты. Мюллер, по словам Барра, "не установил, что предвыборный штаб Трампа или кто-либо связанный с ним сговаривался или координировал с российским правительством эти действия, несмотря на многочисленные предложения подконтрольных России лиц помочь штабу Трампа". И далее. Мюллер в своем отчете "не утверждает, что президент совершил преступление, однако и не оправдывает его". Сам же Барр и его первый заместитель Род Розенстайн "пришли к выводу, что свидетельств, полученных в ходе расследования спецпрокурора, недостаточно для того, чтобы установить, препятствовал ли президент правосудию".

Это, конечно, не полное и не абсолютное оправдание.

БЫЛ ЛИ СГОВОР?

Но если не было сговора, чего же так боялся президент? Отчего лгали его советники? И зачем президенту препятствовать правосудию, если ему нечего было скрывать, если он, как твердил он сам, "не сделал ничего дурного"?

Между "не сделал ничего дурного" и "не сделал ничего уголовно наказуемого" есть разница, иногда огромная, иногда это тонкая грань. Тот факт, что президент, с точки зрения спецпрокурора и Минюста, не совершил ничего криминального, - слабое утешение для избирателей. Как говорят в таких случаях в Америке, они заслуживают лучшего. С Трампом американская политика стала аморальной. С этим сложно спорить. Но вряд ли и с Хиллари она стала бы другой - аморальность началась уже во время кампании с обеих сторон.

Возможно, все дело в свойственном Трампу стиле руководства, его неразборчивости в деловых и личных связях. Он собирал свою команду с бору по сосенке. Он любит лесть, мишуру и помпу. Поэтому в их окружении много людишек с сомнительной репутацией, умеющих пустить пыль в глаза и охотно берущихся за решение скользких вопросов. И еще в том, что они не собирались выигрывать выборы.

Об этом пишет Майкл Вулфф в своей нашумевшей книге "Огонь и ярость. Белый дом Трампа изнутри". По его словам, ни сам Трамп, ни его окружение не ждали победы, но, парадоксальным образом, это всех устраивало: каждый надеялся конвертировать свою известность в телевизионную или другую подобную карьеру. Именно поэтому никого не заботил ни конфликт интересов, ни подбор кандидатов на ключевые посты в правительстве. И именно поэтому переходный период превратился в хаос. Вулфф утверждает, что Меланья Трамп, узнав о победе мужа, плакала, и сравнивает ситуацию с сюжетом мюзикла "Продюсеры": его герои планировали поставить заведомо провальное шоу, но неожиданно снискали громкий успех.

Когда отставному генералу Майклу Флинну, ставшему советником кандидата Трампа, говорили, что зря он взял у русских 45 тысяч долларов за речь (его пригласили в Москву, именно как свадебного генерала, на юбилей RT), он отвечал: "Ну, это станет проблемой, только если мы выиграем". А после победы вступила в силу другая логика: "Победителей не судят".

ПОСЛЕ ДРАКИ

Что же теперь делать со всем массивом информации, опубликованной за два года, в том числе со ссылкой на утечки из офиса спецпрокурора? Ничего этого не было на самом деле? Все это, как утверждает Трамп, фальшивка? Разумеется, нет. И встреча с Натальей Весельницкой была. И переписка Роджера Стоуна с WikiLeaks. И поездки Картера Пейджа в Москву, где он вел переговоры с кремлевскими чиновниками. И телефонные звонки Флинна российскому послу и наоборот. И многое другое, что советники Трампа считали нужным скрывать.

Когда вспоминаешь сегодня тщательно нарисованные схемы взаимодействия Трамп-башни с башнями кремлевскими, с портретиками, стрелочками, кружками и квадратиками, становится ясно: они убедительны лишь все вместе, когда один факт подпирает другой. Но достаточно выдернуть из стройной конструкции один факт, как вся постройка скособочивается. "Дымящегося пистолета" нет - есть совокупность косвенных улик. Конечно, обвинение можно основать и на косвенных уликах, но, по заключению Мюллера, улик ему не хватило. Чтобы понять, какие сведения он счел несущественными или недоказанными, нам опять-таки нужен полный текст отчета. Отметим кстати: президент так и не дал спецпрокурору своих устных показаний, хотя и много раз обещал.

Поскольку никаких криминальных действий расследование не выявило, Уильям Барр имеет полное право положить отчет под сукно и не показывать его ни законодателям, ни публике. Но он все же обещает предать гласности фрагменты отчета. В отборе этих фрагментов будет участвовать аппарат Белого дома. Эта фрагментарность не устраивает демократов. Они готовы требовать весь отчет в судебном порядке.

Судя по всему, это обширный документ. Уильям Барр в своем письме Конгрессу пишет, что Мюллер издал более 2800 повесток, около 500 ордеров на обыск, 230 на контроль коммуникаций, допросил примерно 500 свидетелей и направил 13 запросов иностранным правительствам. Нам из всей этой активности видна пока только верхушка айсберга. Американское общество должно получить максимально свободный доступ к этим данным. Иначе урок не пойдет впрок, что бы мы ни подразумевали под словом "урок".

Сегодня сторонники Трампа развернули оголтелую атаку на либеральную американскую прессу, требуют извинений и наказания виновных в кампании дезинформации. Под этим натиском некоторые медиа приходят в замешательство, а некоторые из обвинителей, как, например, бывший директор ЦРУ Джон Бреннан, посыпают голову пеплом: он, мол, основывал свои обвинения на недоброкачественной информации. Извиняться прессе не за что. Если бы не она, никакого расследования не было бы. По мнению президента, никакого расследования и не должно было быть - оно нанесло страшный вред стране.

Кому-кому, а президенту грех жаловаться: по общему мнению экспертов, итог расследования увеличил шансы Трампа на переизбрание.