Почему республиканцы под конец уперлись

Битва за Кавано

28.09.2018 в 09:37, просмотров: 296

Я много лет смотрю только кабельные телеканалы, которые скоро меня разорят. Я практически не смотрю программы центровых телекомпаний вроде Эй-би-си и поэтому не видел ни одной передачи ежевечернего комика Джимми Киммела, который сострил на днях, что если Бретта Кавано таки протащат в Верховный суд, то ему следует прилюдно отрезать «его настырный пенис».

Почему республиканцы под конец уперлись

Я прочел об этом на реакционном сайте «Брайтбарт».

До этого Кавано с женой дали «Фоксу» интервью, в котором кандидат в Верховный суд поведал миру, что в школьные и студенческие годы он был девственником. Он учился в 80-х, когда в Америке еще бушевала сексуальная революция, которая скоро была задушена эпидемией СПИДа. Если Кавано сумел сохранить целомудрие в те годы, то он человек редкий.

Его редкость подтверждается также тем, что в 1982 году он вел дневник. Я знал только одного такого летописца – Эдуарда Лимонова, который не умел - или не хотел - выдумывать, а записывал свою жизнь в дневнике, чтобы потом изложить в книгах.

В четверг Кавано обещает предъявить этот дневник сенаторам в доказательство того, что летом 1982 года он чаще всего был в отъезде и не мог присутствовать на пьянке, на которой он якобы завалил школьницу на кровать и будто бы пытался стащить с нее купальник, но, будучи девственником, в этом злодеянии не преуспел. В дневнике, по слухам, также не зафиксированы тусовки, на которых Кавано мог бы покуситься на несчастную.

Киммел прошелся и по его дневнику, заметив: «Кто ведет в 17 лет календарик своих светских мероприятий? Неудивительно, что он был девственником!». Это было смешнее, чем мерзопакостный призыв к отрезанию шаловливого пениса Кавано.

Увидев на этой неделе последний опрос Гэллапа, согласно которому республиканцы впервые за 7 лет сделались популярнее в США, чем демократы (хотя и ненамного - 45:44), последние не могли поверить своим глазам. Они не понимают, что мерзкие шуточки левых паяцев вроде Киммела, бесчинства антифы в студгородках или выходки «Сопротивления», которое в понедельник вечером изгнало сенатора Теда Круза и его жену из вашингтонского ресторана, действуют на нормальных американцев, как красная тряпка на быка, и толкают их в объятия республиканцев.

Сообразительный техасский социалист Бето О’Рурк, который хочет занять место Круза в Сенате, это понимает и поэтому счел за благо немедленно осудить левых хулиганов, обступивших республиканца в ресторане и скандировавших: “We believe the survivors!” (Мы верим потерпевшим!). То есть всем женщинам, жалующимся на мужчин, а презумпция невиновности может идти в задницу.   

Оговорюсь, что не на всех мужчин, а лишь на мужчин консервативных взглядов и белого цвета. Например, Кит Эллисон, второй человек в ЦК Демократической партии и первый мусульманин в Палате представителей, обвиняется в домашнем насилии. Потерпевшая, его бывшая сожительница Карен Монахан, имеет справку от врача, удостоверяющую, что она жаловалась ему на насилие. Эллисон его отрицает.

Сейчас он баллотируется в генпрокуроры прогрессивной Миннесоты. Местные газеты провели опрос, показавший, что лишь 5% тамошних демократов верят жалобам потерпевшей. Очевидно, они не слышали лозунг “We believe the survivors!”.

Другое объяснение: люди верят тому, чему им хочется верить.

Вышеуказанный левак О’Рурк, который старается вышибить Круза из Сената, имел в молодости судимости за кражу со взломом и вождение в пьяном виде. Демократы тоже ему это охотно прощают.

У Кристины Блейзи Форд, которая жалуется на сексуальное насилие со стороны Кавано, нет даже такой справки, какую имеет Монахан. Это понятно, потому что после того, как Кавано якобы пытался обесчестить Форд 36 лет назад, она не рассказала об этом ни одному человеку.

Это не значит, что Форд придет (если придет) в Сенат США с пустыми руками. Она не помнит, как добиралась на злополучную вечеринку или в чьем доме та проходила, но приводит имена ряда свидетелей. Я уже упоминал Марка Джаджа, который якобы присутствовал при попытке Кавано ее осквернить.

18 сентября его адвокат послал в юридический комитет Сената письмо, в котором Джадж говорит, что не припоминает инцидента, описанного потерпевшей Форд, и что вообще Кавано никогда не вел себя так, как она ему приписывает.

«Я не имею понятия об этой вечеринке, - написал на следующий день сенатскому комитету Патрик Смит, другой свидетель, которого называет Форд, - и я ничего не знаю относительно обвинений в непристойном поведении, которые (Форд) выдвинула против Бретта Кавано».

Поехали дальше. Форд заявила «Вашингтон пост», что ее близкая школьная подруга Лиланд Кайзер была на этой вечеринке и верит ее обвинениям против Кавано. Но адвокат Кайзер заявил комитету в имейле, что та не знает Кавано и ничего не помнит о вечеринке.

Кристина Кинг Миранда, которая училась с потерпевшей, написала в «Фейсбуке»: «Этот инцидент ДЕЙСТВИТЕЛЬНО имел место, многие из нас слышали о нем в школе».

  Но 20 числа, когда Нина Тотенберг из компании NPR начала ее расспрашивать, Миранда уже заявила ей: «Не имею понятия, было это или нет... Я не имела понятия, что теперь мне придется влезать в конкретные детали и обосновывать свои слова перед 50 кабельными каналами...».

Потом она написала в «Твиттере»: «Ко всем СМИ: я больше не даю интервью. Цирк закрыт. Вношу ясность в свой пост: я ничего не знаю из первых рук об инциденте, который упоминает д-р Кристина Блейзи Форд... Это все. Мне нечего больше сказать на эту тему».

Список «свидетелей» Форд можно продолжить, но картина уже ясна. Неясно только, зачем она стерла свои посты из соцсетей перед тем, как жаловаться на Кавано: и без них известно, что она активистка Демпартии.

Картина была бы неполной, если бы под занавес не явилась еще одна потерпевшая, Дебора Рамирес. Она заявила, что на первом курсе Йеля охальник Кавано якобы сунул ей в лицо свой пенис (тот самый, отрезать который призывает комик Джимми Киммел) и заставил к нему прикоснуться. Дело якобы тоже было на пьяной вечеринке.

Рамирес, которая, как ни странно, тоже исповедует прогрессивные взгляды (очевидно, республиканки Кавано в юности не соблазняли), признала, что в тот вечер нажралась в лоскуты и что она вспомнила сейчас Кавано лишь после шестидневных усилий. Она тоже скрывала контакт с шаловливым пенисом до того момента, как Трамп назначил его владельца в Верховный суд.

Десятки друзей и сослуживцев Кавано снова сомкнули ряды и заявили, что все это на него ничуть не похоже.

Республиканцы, которые поначалу прогнулись и дали демократам оттянуть на неделю голосование по Кавано, на этом этапе наконец перестали играть в поддавки и уделили Рамирес мало внимания. Радиокомментатор Раш Лимбо и другие консерваторы предупредили их, что если они пойдут на поводу у демократов и дадут кандидатуре Кавано пойти ко дну, то в ноябре Республиканская партия утратит не только Палату представителей, но и Сенат.  

Довод Лимбо и компании вкратце был таков. Республиканцы контролируют и Белый дом, и обе палаты Конгресса, но все равно не сумели выполнить два из своих главных трех обещаний: они не полностью отменили «Обамакэр» и не построили стену на мексиканской границе. Если они теперь еще не сумеют посадить консерватора в Верховный суд, то твердокаменные избиратели надолго от них отвернутся.

Во вторник вечером сообщили, что Рамирес отказалась явиться в четверг на слушания в том же комитете Сената, на которых специально нанятая прокурорша должна по очереди допросить Форд и Кавано. «Читайте The New Yorker», - заявила женщина сенаторам, имея в виду либеральный журнал, первым сообщивший о том, как над нею надругался шаловливый пенис Бретта Кавано.