В Орегоне полицейские не смогут задавать «косвенные» вопросы

15.01.2020 в 19:21, просмотров: 176

Марио Ареолла-Ботелло, ничем до этого не примечательный иммигрант из Латинской Америки, один из тех, кого в просторечии называют «латинос», прославился на всю страну. Что обеспечило ему такую широкую популярность? То, что он, так же, как и миллионы ему подобных, плохо понимал по-английски.

В Орегоне полицейские не смогут задавать «косвенные» вопросы

Марио живет в штате Оре­гон. Однажды, когда он ехал на машине, его ос­тановил полицейский. Повод был довольно банальный. Води­тель не включил сигнал, когда перестраивался и собирался сде­лать поворот. Офицер подробно растолковывал нарушителю его ошибки, но Марио упорно молчал, словно набрал в рот воды. Не потому, что не был согласен с сотрудником дорожной полиции или относился с пренебрежением к его замечаниям. Он просто не мог понять, о чем идет речь, так как к моменту этой судьбоносной встречи не удосужился или был не в состоянии выучить язык страны, в которой ему так хотелось жить.

Рядовой эпизод породил юри­дическую битву, которая про­должалась не один год и в конце концов докатилась до верховного суда штата. Там в ноябре вынесли решение, предписывающее сотрудникам правоохранительных органов не задавать подозреваемым никаких вопросов кроме тех, которые имеют прямое отношение к причине задержания.

Профессор Университета Северной Каролины Фрэнк Баумгартнер с восторгом отозвался об этом решении как «о далеко идущем», потому что, как считает ученый, полицейские злонамеренно используют для выборочной проверки автомобилей непропорционально много мужчин с черной кожей и латиноамериканцев.

«Это порождает у проверяемых ощущение, что они неполноценные граждане и что полиция рассматривает их как подозреваемых», — сказал Баум­гартнер корреспонденту CNN и добавил в заключение: «Это вызов нашей демократии».

Вообще-то не меньшим вызовом демократии могут оказаться неконтролируемые перевозки наркотиков и оружия, но профессора, видимо, это волнует меньше, чем «расовое профилирование».

Но что за вопросы задавал Марио Ботелло сотрудник департамента полиции города Бивертон Эрик Фолкнер? Это был стандартный набор, предписываемый при остановке водителя за нарушение дорожных правил. «У вас есть что-нибудь незаконное в машине? Готовы ли вы дать согласие на то, чтобы была произведена проверка наличия у вас огнестрельного оружия, наркотиков, ножей, бомб, нелегальных документов или чего-нибудь еще, что не разрешается иметь при себе?».

Профессор Баумгартнер счи­тает, что подобными вопросами полицейские подталкивают к добровольному «согласию на обыск». «В таких случаях на­иболее вероятными объектами могут оказаться молодые мужчины из числа меньшинств», — сказал он CNN. Но он не допускает мысли, что наиболее вероятно, что при них может оказаться какая-то контрабанда.

Баумгартнер чувствует себя уверенно, потому что вместе с несколькими коллегами провел исследования на эту тему. Они изучили около 20 млн случаев остановок на дорогах в Север­ной Каролине и пришли к выводу, что черные водители в их штате имеют на 115% больше шансов быть обысканными, ко­гда полицейские велят им остановиться.

Национальной статистики на этот счет нет. Пока исследования ученого ограничено одним штатом. Разумеется, вполне мож­но предположить, что случаи предвзятости действительно бывают. Но уместно также сделать допущение, что процент нарушений в какой-то расовой группе по разным причинам может оказаться выше, чем в другой. Правильно ли в таких случаях во имя политической корректности искать способы облагораживать статистику, а не бороться с преступностью, какого бы «цвета» она ни была?

Решение Орегонского верховного суда на всю страну не распространяется. Оно обязательно лишь в пределах штата. Но как это скажется на работе местной полиции? Ее сотрудники будут вести себя осмотрительнее. Однако они решительно заявляют: «Мы не хотим быть роботами». Дэнни Дипьетро, шериф графства Вашингтон, в котором находится Бивертон, сказал журналистам: «Если мы заметим у кого-то, кого остановили, слезящиеся красные гла­за и остановившийся, отсутствующий взгляд, это будет достаточным основанием заподозрить, что этот индивидуум ведет машину в нетрезвом состоянии». Шериф признал, что решение верховного суда появилось в не слишком подходящее время, так как полиция как раз сейчас прилагает много усилий, чтобы быть в согласии с общинами.

«Мы хотели бы наладить взаимодействие с местными жителями и показать им, что мы существуем для одной-единственной цели — обеспечить им безопасность», — подчеркнул он.

В деле Ареолла-Ботелло немалую отрицательную для него роль сыграло то, что он молчал (теперь мы знаем почему), и это могло усилить подозрения. В решении орегонского апелляционного суда говорится, что офицер полиции имел полное право задававать ему различные вопросы, так как образовалась «неизбежная пауза», пока по запросу Эрика Фолкнера проверялось прошлое задержанного. Верховный суд штата возражает: никаких «неизбежных пауз», никаких лишних вопросов. Полиция приняла это к сведению. А Марио Ареолла-Ботелло тоже впору сделать для себя выводы и посвятить больше времени изучению английского языка.