Дело Марии Бутиной дает метастазы

27.02.2019 в 23:39, просмотров: 278

 Возвращение Марии Бутиной в родной Барнаул или в Москву снова откладывается, но, видимо, ненадолго. Во вторник в зале вашингтонской федеральной судьи Тани Чаткэн, назначенной Бараком Обамой, состоялось короткое заседание, на котором, как ожидал защитник 30-летней россиянки Роберт Дрисколл, должна была быть назначена дата вынесения приговора.

Дело Марии Бутиной дает метастазы

У вашингтонской прокуратуры были, однако, другие планы. Государственный обвинитель Эрик Кенерсон снова заявил, что Бутина, которая 13 декабря признала себя виновной в работе в США иностранной агентессой без надлежащей регистрации в Минюсте и согласилась сотрудничать со следствием, все еще нужна прокуратуре, и попросил отсрочить решение о дате приговора. Неясно, о ком так долго дает показания россиянка, но прокуроры, очевидно, не могут без них обойтись.

Стороны пошептались у судейского стола и снова разошлись по своим местам. Дрисколл, который предсказывал на днях ТАССу, что его подзащитная в ближайшее время вернется домой, был огорошен, но воспрял духом, когда судья объявила, что назначает следующее заседание на 28 марта, причем если нужда в Бутиной отпадет, прокуратура может попросить, чтобы его перенесли на пораньше.

Судья также отметила, что к концу марта Бутина может уже отбыть большую часть срока, к которому она ее приговорит. Россиянке теоретически грозит до 5 лет тюрьмы, но если она добросовестно сотрудничала с прокуратурой, то Чаткэн может ограничиться уже отсиженным ею сроком.

Тогда Бутина выйдет на свободу почти незамедлительно и будет быстро депортирована в Россию, благо ее загранпаспорт уже находится у погранично-таможенной службы, известной под ледяным сокращением ICE.

Бутину арестовали в июле, то есть она не пробудет в заключении и года, но если она мечтала о карьере в Америке, где она могла прописаться через брак со своим бойфрендом, республиканским политтехнологом Полом Эриксоном, то эти планы ей придется похерить или надолго отложить. В том числе и потому, что Эриксону сейчас светят не столько узы Гименея, сколько наручники: в феврале его привлекли за мошенничество и отмывание денег, хотя и не за сговор с Кремлем.

Прокуроры давно перестали утверждать, что Бутина сожительствовала с Эриксоном чисто из деловых соображений, но Эриксону сейчас, возможно, не до нее. Ему предъявлены серьезные обвинения в том, что он объегоривал инвесторов, которых обычно встречал на республиканских мероприятиях, суля им отменную прибыль на вложенный капитал. Если верить федеральной прокуратуре его родной Южной Дакоты, инвесторы не видели ни прибылей, ни вложенных денег, которые Эриксон обещал им вернуть в случае неудачной инвестиции.

Самым колоритным проектом Эриксона было инвалидное кресло, позволяющее калеке справлять нужду не вставая. Я не видел его чертежей и представлял себе унитаз на колесиках.

Я четверть века не вылезаю из федеральных судов и до сих пор не встречал в них липовых дел. Бутинское кажется мне как минимум сомнительным. Возможно, я сочувствую ей отчасти потому, что мы с ней братья по оружию. Хорошо, сестры, поправился я, услышав вой феминистов.

Я имею в виду, что она возглавляла российское движение «Право на оружие». Это позволило ей сблизиться с руководством нашей Национальной стрелковой ассоциации, открывшей россиянке много дверей на республиканских верхах.

Демократы не преминули воспользоваться делом Бутиной для дискредитации ненавистной НСА. Конгрессмены Тед Лиу из Калифорнии и Кэтлин Райс из Нью-Йорка, писал в середине февраля журналист Джейсон Лемон, начали «расследование связей между Национальной стрелковой ассоциацией и россиянами, тесно связанными с правительством Владимира Путина».

Как сообщила тогда телекомпания Эй-би-си, конгрессмены нашли подозрительными попытки НСА затушевать свою роль в организации поездки ряда ее руководителей в Москву в декабре 2015 года.

«Более того, - писали демократы 15 февраля, - мы встревожены тем, как это распространяется на другие утверждения, которые были сделаны против этой организации в связи с Россией».

В оригинале последняя фраза звучит ненамного внятнее, чем в русском переводе. Это всегда плохой признак, изобличающий какое-то фуфло.

Согласно «Нью-Йорк таймс», поездка НСА в Россию была организована ее бывшим главой Дэвидом Кином, «который был близок с Бутиной». Лемон ссылался на имейл Эриксона, который писал, что Кин искал личной встречи с Путиным. «Бутина впоследствии помогала Кину договориться об импорте российского газа, хотя эта сделка не состоялась», - добавил журналист.

Конгрессмены Лиу и Райс, сообщает Эй-би-си, хотят выяснить, «сколько денег получила НСА от России или от связанных с Россией физ- и юрлиц в ходе избирательной кампании 2016 года».

«Употребила ли НСА часть этих денег для пожертвований на кампанию 2016 года?» - многозначительно спрашивают законодатели.

НСА давно заявила, что получила тысячу долларов от всего одного русского. Наверняка речь шла о бывшем зампреде Центробанка России Александре Торшине, которого прокуроры изображают куратором Бутиной по агентурной части и который заплатил большой взнос, чтобы сделаться пожизненным членом НСА.

Впоследствии НСА заявила, что получила более двух десятков пожертвований от других россиян, составивших в общей сложности какие-то 2512 долларов и 85 центов.

Ручаюсь, что «расследование», которое затеяли двое демократов, не выявит никаких тайных финансовых потоков между Путиным и НСА. Но их инициатива и не ставила перед собою такой цели. Цель в том, чтобы скомпрометировать подозрениями ненавистную консервативную организацию.

Дело Бутиной породило и другое расследование, предпринятое политиками от обеих наших партий. Это был метастаз в направлении бывшего москвича, а ныне главы вашингтонского Центра национальных интересов Дмитрия Саймса (в девичестве Симиса).

Выпустил этот метастаз финансовый комитет Сената США, направивший Саймсу письмо, в котором требовалось, чтобы его Центр представил к 26 февраля всю имеющуюся у него документацию по поводу встречи Торшина и Бутиной с вице-председателем Федерального резерва Стэнли Фишером.

Встреча, которая имела место весной 2015 года и на которой Бутина играла роль переводчицы Торшина, была организована Центром в лице его тогдашнего исполнительного директора Пола Сондерса. Последний направил Федеральному резерву письмо, в котором говорилось, что Торшин находится в США с частным визитом и хотел бы обсудить американо-российские отношения и проблемы мировой экономики, а также поделиться своими соображениями по поводу состояния российских финансов.

Фишер его уважил, а три года спустя на Торшина наложили американские санкции и он сделался невъездным. В письме, которое направили Саймсу председатель комитета республиканец Чак Грэссли и старший в нем сенатор-демократ Рон Уайден, говорится, что их занимает вопрос о размахе российских попыток «подорвать наш политический строй и политику нашего правительства».

Мне неизвестно, предоставил ли сенаторам затребованные материалы саймсовский Центр, основанный Ричардом Никсоном.

Санкции . Хроника событий