Откуда пришли и куда ушли деньги на инаугурацию

06.02.2019 в 10:17, просмотров: 499

Федеральный прокурор по Южному округу штата Нью-Йорк Джеффри Берман направил повестку инаугурационному комитету Дональда Трампа с требованием предоставить полную финансовую документацию.

Откуда пришли и куда ушли деньги на инаугурацию

Этого следовало ожидать. Сообщения о том, что специальный прокурор Роберт Мюллер заинтересовался источниками финансирования инаугурационных торжеств, появились еще в апреле прошлого года. Дональд Трамп собрал в свой инаугурационный фонд впечатляющую сумму – 106,7 миллиона долларов. Обаме в 2009 году хватило 53 миллионов (тогда это тоже был рекорд). На свою вторую инаугурацию он потратил 43 миллиона.

Мюллер обратил внимание на обилие состоятельных русских гостей, имевших эксклюзивный доступ на инаугурационные мероприятия. Беспокойство по этому поводу выражало и ФБР. Эксклюзивность, как известно, зависит от суммы взноса: за миллион можно было получить приглашение на «завтрак лидеров» в отеле Trump International, за полмиллиона – на обед с участием Майка Пенса, за четверть миллиона – ужин при свечах в ресторане вокзала Union Station в присутствии избранных президента и вице-президента.

Спецпрокурора интересовало, не из российских ли источников получены столь щедрые пожертвования. Показания на эту тему, по-видимому, дал Рик Гейтс, подписавший в феврале 2018 года сделку с правосудием – он принимал самое непосредственное участие в планировании торжеств.

Мюллер провел беседы с председателем инаугурационного комитета Томом Барраком и по меньшей мере с двумя российскими олигархами, посещавшими эксклюзивные мероприятия: Виктором Вексельбергом и Леонидом Блаватником. Пожертвования иностранцев запрещены законом, но Мюллер подозревал, что олигархи могли использовать для этой цели подставных лиц. В поле зрения спецпрокурора попал непонятный визит в башню «Трамп» в декабре 2016 года председателя Внешэкономбанка Сергея Горькова (ныне замминистра экономического развития РФ), встречавшегося с Джаредом Кушнером. О чем могли разговаривать глава находящегося под санкциями банка и зять избранного президента США?

О том, что удалось выяснить спецпрокурору, мы пока ничего не знаем. Но теперь у Дональда Трампа новая головная боль: Джеффри Берман расследует не только откуда пришли деньги, но и куда они ушли и нет ли в этих операциях признаков коррупции.

В самом деле, потратить такую прорву денег непросто. В отличие от финансирования избирательных кампаний, закон не требует от инаугурационного комитета детальной отчетности. В налоговой декларации статьи расходов указываются лишь в самой общей форме, а из поставщиков перечисляются лишь пять самых крупных. Это ли не поле деятельности для ловких людей? Из документов следует, что почти половина собранных средств была перечислена компании Стефани Уинстон-Волкофф – продюсера помпезных светских мероприятий и давней подруги Меланьи Трамп, ставшей советником первой леди. Из 50 миллионов половину получила лично она. Вследствие грянувшего по этому поводу скандала Уинстон-Волкофф была вынуждена покинуть свой пост в Белом доме.

Другие 25 миллионов получила вирджинская фирма Hargrove Inc. Она выступает подрядчиком инаугураций начиная с Гарри Трумана, но за работы на   инаугурации Обамы ей было заплачено всего пять миллионов.

Прокуратура Южного округа расследует целый букет возможных преступлений – от лжесвидетельства и различных видов мошенничества до заговора против США. Помимо Рика Гейтса одним из главных свидетелей станет, вероятно, Майкл Коэн, который активно содействовал пополнению инаугурационной кассы и лично приглашал гостей из России. Кроме того, федерального прокурора интересуют доноры, связанные с Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами и Катаром.    

Санкции . Хроника событий