Препятствовал ли президент расследованию Мюллера?

Лжесвидетельство по приказу

23.01.2019 в 10:54, просмотров: 304

Дональд Трамп приказал Майклу Коэну обмануть Конгресс, что он и сделал, а теперь признался спецпрокурору в лжесвидетельстве. Эта новость, опубликованная интернет-изданием BuzzFeed в четверг поздно вечером, мгновенно наэлектризовала атмосферу в Вашингтоне.

Препятствовал ли президент расследованию Мюллера?

Спустя считанные минуты ряд законодателей-демократов высказался за расследование и, если обвинение подтвердится, импичмент президента. Председатель сенатского комитета по делам разведки Адам Шифф назвал его самым серьезным из всех, какие предъявлялись президенту.

Оговорка «если» вполне уместна. BuzzFeed ссылается на источники в правоохранительных органах и утверждает, что показания Коэна подтверждаются документами, аудиозаписями и электронной перепиской.

О чем же лжесвидетельствовал Коэн? О проекте небоскреба в Москве.

Майкл Коэн был не столько личным адвокатом Трампа, сколько порученцем, улаживающим щекотливые дела вроде выплаты двум дамам, заявляющим, что они состояли в интимной связи с президентом, вознаграждения за молчание. Почему-то именно этому умельцу, а не специалистам Trump Organization, Дональд Трамп поручил переговоры о возведении в российской столице башни своего имени.

Построить свою башню в Москве или Петербурге Трамп мечтал давно. Он даже рассказал об этом проекте в своей книге «Искусство заключать сделки», которая вышла в свет в ноябре 1987 года. Из радужных планов тогда ничего не вышло: Трампа не устроили условия, по которым землю можно было только арендовать, а не купить, и советский закон о совместном предприятии ему не понравился. В ноябре 1996 года Дональд Трамп приехал в Москву во второй раз. Проект поддержал вице-мэр Москвы Владимир Ресин. Нашлись и инвесторы, и архитектор – знаменитый Теодор Либман. Трамп даже созвал пресс-конференцию в московском отеле «Балчуг», на которой указал точное место, где будет стоять небоскреб (улица Гашека), и примерную стоимость – от 90 до 120 миллионов. Однако и на этот раз сделка не состоялась.

И только в 2012 году у Трампа появился действительно серьезный партнер - Арас Агаларов, глава компании Crоcus Grоup и один из крупнейших застройщиков Москвы. Переговорами с этим партнером Майкл Коэн и занимался, когда Трамп решил избираться в президенты. Инвестором стал «Сбербанк», и вообще проект получил поддержку на самом высоком уровне. В ноябре 2015 года деловой партнер Трампа Феликс Сатер, он же Феликс Михайлович Шеферовский, писал Коэну: «Я привлеку Путина к этой программе, и мы добьемся избрания Дональда... Дружище, наш парень станет президентом, и мы можем это организовать».

В январе 2017 года Коэн дал показания под присягой комитетам обеих Палат Конгресса по разведке. Он утверждал, что все переговоры по проекту башни прекратились в конце января 2016 года, еще до начала праймериз (первое голосование, кокусы в Айове прошли 1 февраля). А в ноябре 2018 года Коэн заключил сделку с правосудием и признал себя виновным в лжесвидетельстве. Обман заключался в том, что на самом деле переговоры продолжались до июня, то есть до того момента, когда Трамп обеспечил себе партийную номинацию. По его словам, солгал он вследствие своей лояльности к президенту и потому, что следовал заявлениям президента, который твердил, что у него нет никакого бизнеса в России.

Раздосадованный признаниями Коэна, президент тогда сказал, что клеветой на Трампа его бывший слабохарактерный друг пытается скостить себе срок. О проекте, заявил он, «все знали. О нем писали в газетах. Это был хорошо известный проект. Это продолжалось короткое время. Я решил не заниматься этим проектом... Не было бы ничего неправильного, если бы я решил заниматься. Если бы решил, ничего неправильного в этом не было бы. Это мой бизнес». И в простоте душевной добавил: «Была высокая вероятность, что я проиграю. Тогда я вернулся бы в бизнес. Зачем же терять такие возможности?».

Журналисты BuzzFeed утверждают, что на самом деле Коэн лгал по прямому указанию президента. Если это так, то президент препятствовал правосудию. Руди Джулиани - один из юристов Трампа, исполняющий функции скорее советника по связям с общественностью, чем адвоката, – напрасно говорит, что дело не пошло дальше письма о намерениях. Как показал BuzzFeed в других своих публикациях, башня уже имела вполне зримые очертания. В планы застройщиков входило даже подарить пентхаус на ее вершине стоимостью 50 миллионов долларов Владимиру Путину. Они справедливо полагали, что такое соседство привлечет весь московский бомонд и от покупателей квартир не будет отбоя.

В пятницу весь день телеканалы обсуждали информацию BuzzFeed. Проверить ее по своим каналам они не смогли. Представители Белого дома не стали отрицать ее – они лишь бросали тень на BuzzFeed в целом. А вечером офис специального прокурора разослал СМИ свое заявление по этому поводу, состоящее из одного предложения: «Описание BuzzFeed конкретных заявлений офису спецпрокурора, изложение полученных этим офисом документов и свидетельств, касающихся показаний Майкла Коэна Конгрессу, неточны». Пропрезидентские медиа тотчас объявили его опровержением, но это, в свою очередь, неточность и преувеличение. Авторы статьи в BuzzFeed настаивали на достоверности своих сведений, а главный редактор Бен Смит попросил Роберта Мюллера прояснить, какие именно данные неточны.

В субботу президент Трамп заявил, что оценит заявление спецпрокурора, и назвал публикацию BuzzFeed позором для страны. А в воскресенье в утреннем ток-шоу NBC News появился Руди Джулиани. Он сказал, что на сто процентов уверен, что президент не склонял Коэна к лжесвидетельству, но затем в его длинном многословном интервью вдруг всплыло, что переговоры о московском небоскребе велись вплоть до выборов: «Не уверен в точной дате, но президент припоминает... да, может статься, разговоры шли до октября, ноября...».

Уже в понедельник он понял, что сболтнул лишнее, и заявил, что говорил «гипотетически». В тот же день он говорил по телефону с корреспондентом журнала New Yorker и в очередной раз запутался в своих утверждениях. Сначала он заявил, что никаких подтверждений информации BuzzFeed не существует – ни аудиозаписей, ни электронной переписки. Затем – что он прослушал все записи и просмотрел всю переписку. Когда журналист обратил внимание на это противоречие, Джулиани сказал, что компромата нет в тех записях и мейлах, какие он просмотрел и прослушал. Закончил он тем, что если проект и оставался в силе, в этом нет ничего криминального.

Но почему тогда президент находит нужным так неистово отрицать это? И не потому ли он не хочет портить отношения с Путиным и не делает ничего, что ему не понравилось бы, что рассчитывает вернуться к проекту после отставки?

Между тем:

Майкл Коэн, как сообщило CNN, отложил свое выступление в Конгрессе 7 февраля, сославшись на угрозы, которые он и его семья получили от Трампа и его адвоката Руди Джулиани. Трамп и Джулиани прозрачно намекали, что Коэн пошел на соглашение со следствием, чтобы «отмазать» своего тестя, замешанного в противозаконных сделках.

Коэн исходно сам пожелал поговорить с парламентариями. Теперь несколько демократов подумывают о том, чтобы принудить его к явке в Конгресс посредством повестки.

Трехлетний тюремный срок Майкл Коэн начинает отбывать 6 марта.