Две россиянки в нью-йоркской тюрьме Райкерс-Айленд

Кому тюрьма, а кому дом родной

21.09.2018 в 09:45, просмотров: 714

В отделение Верховного суда штата Нью-Йорк в Бронксе поступил иск 43-летней россиянки Виктории Насыровой, которая требует 5 млн долларов с города Нью-Йорка, корпорации городских больниц, городского управления тюрем и надзирательницы тюрьмы Райкерс-Айленд.

Две россиянки в нью-йоркской тюрьме Райкерс-Айленд
Виктория Насырова

Эта тюрьма находится на острове реки Ист-ривер между Квинсом и Бронксом, и Виктория Тахировна Насырова содержится там в корпусе имени Роуз Сингер с 20 марта 2017 года, ожидая суда по обвинению в десятке преступлений, включая попытку убийства, а в России, откуда она бежала в США,  ее разыскивают по обвинению в похищении и убийстве. В списке заключенных тюрем города и штата  Нью-Йорк Viktoria Nasyrova значится за тюрьмой Райкерс-Айленд с характеристиками: "дата рождения 15 декабря 1975 года, раса неопределенная, национальность — русская, статус иммиграционный, рост 5 футов 6 дюймов, вес 220 фунтов, волосы черные, глаза карие".

"Убить эту сучку!"

Заявление о намерении подать иск Виктория Насырова и ее адвокат Пол Пристиа подали еще в феврале. В поданном сейчас иске утверждается, что 3 января 2018 года четыре сокамерницы напали на нее, поругавшись из-за пульта дистанционного управления телевизором в общем зале тюрьмы. В иске написано, что оттуда они перешли в душевую комнату, где Насырову ударили по лицу и несколько раз стукнули головой о стену, при этом выкрикивая: "Убить эту сучку!". Затем Викторию втащили за волосы в общую комнату, где били ногами, пока она не потеряла сознание. В результате Виктория Тахировна попала в больницу Элмхерст, куда ее доставила скорая помощь со сломанным носом и временной потерей зрения. В интервью газете New York Post адвокат Престиа сказал, что надзирательница "буквально сопровождала этих четырех и мою клиентку в душевую из общего зала", и отметил, что душевая - одно из немногих мест в тюрьме Райкерс-Айленд, где нет дежурных видеокамер.

В больнице Элмхерст Насырова провела пять дней, после чего ее вернули в санчасть тюрьмы. В интервью репортеру Daily News больше чем через месяц после инцидента Виктория рассказала, что "когда открыла глаза, то ничего не видела, и сейчас вижу только белое пятно... ни цвета, ни формы". Адвокат Пол Пристиа тогда подтвердил, что при избиении надзирательница "несколько минут смотрела и не вмешивалась, не оказывая Насыровой помощь из-за пустого баллона с газом, в результате чего Виктория ослепла".  Адвокат уточнил, что ее должен освидетельствовать окулист и что этим инцидентом занимаются в районной прокуратуре Бронкса, на территории которого находится остров Райкерс.

В апрельском интервью газете New York Post Насырова повторила, что сокамерницы били ее, приговаривая: "Убить эту сучку!", и добавила, что после возвращения из больницы у нее начались приступы паники, а зрение пока не вернулось. Адвокат Пристиа повторил то же самое, добавив, что Насырову "до сих пор не осмотрел специалист", а представитель горотдела исправительных учреждений  Джейсон Керстен сообщил, что "эту женщину регулярно осматривает медицинский персонал и ей предоставляются те же рационы питания, что всем заключенным". Проблемы Насыровой с другими заключенными тюрьмы Райкерс-Айленд начались через месяц после ее  водворения туда. С учетом ее иммигрантского статуса и возможностей скрыться судья постановил держать Викторию под стражей без права освобождения под залог, и в апреле 2017 года ее временно и по неизвестной причине перевели в тюремную палату психиатрического отделения больницы Элмхерст.  Затем она вернулась на остров Райкерс, и в мае того же 2017 года во время обеда в тюремной столовой заключенная плюнула ей в тарелку, в ответ на что, по словам Виктории, она "встала и ударила ее по лицу".

Как утверждают Насырова и ее адвокат Пол Престиа, в инциденте 3 января 2018 года Виктория просила не названную в иске надзирательницу спасти ее, применив перцовый газ, но та "отказалась и физически не вмешалась". В юридическом отделе Сити-Холла сообщили, что изучат иск Насыровой, когда он туда поступит. В генконсульстве Российской Федерации в Нью-Йорке сообщили, что 7 марта 2018 года "российские дипломаты добились встречи с россиянкой Викторией Насыровой, обвиняемой в США в совершении ряда преступлений. Насырова подтвердила ранее опубликованную в СМИ информацию о совершении в отношении нее нападения со стороны сокамерниц 3 января 2018 г., в результате которого она была госпитализирована; у нее была диагностирована временная потеря зрения". По данным телевидения НТВ, там же сообщалось, что Насырова готова встретиться с представителями российских СМИ, а генконсульство России в Нью-Йорке "будет добиваться соблюдения ее законных прав".

Обвинители "будут купаться в грязи"

Бруклинская районная прокуратура обвиняет Насырову в том, что она нашла на сайте знакомств двух желающих встретиться с ней мужчин, после чего оба лишились денег и ювелирных изделий. В прокуратуре Квинса ее обвиняют в попытке убийства, утверждая, что Виктория Тахировна познакомилась с 37-летней Ольгой Цвик, иммигранткой из Украины, которая живет в районе Форест-Хиллс в Квинсе и работает там в салоне красоты. 28 августа 2016 года Насырова попросила Цвик принять ее не в салоне, а дома, сказав, что в подарок привезет Ольге чизкейк из лучшей бруклинской кондитерской. По словам Цвик, Насырова два куска чизкейка съела сама, а третий дала ей, и вскоре Ольгу стало тошнить. Всю ночь ей было плохо, а утром Насырова снова пришла к ней и принесла куриный бульон, от которого Ольга  потеряла сознание. Позже друзья нашли ее без чувств в  кровати, причем она лежала в нижнем белье, а вокруг были рассыпаны таблетки сильного снотворного, как бы инсценируя самоубийство. Три дня Ольга Цвик провела в больнице, а вернувшись домой, обнаружила пропажу паспорта, рабочей лицензии, золотого кольца и наличных денег. Позже, при аресте Насыровой, все это нашли в ее бруклинской квартире.  

Не признавая себя виновной, Насырова в интервью назвала обвиняющих ее мужчин лжецами, которые на суде "будут купаться в грязи", а про якобы отравленную ею Ольгу Цвик сказала, что та, "наверное, достала этот чизкейк из-под подушки". Однако 12 сентября стало известно, что Виктория Насырова сменила позицию и на определенных условиях готова признать себя виновной в бруклинском эпизоде. Как сообщила судье Уильяму Харрингтону, который ведет дело Насыровой, помощник бруклинского районного прокурора Кассандра Понд, обе стороны "близки к соглашению". Судья назначил следующее заседание на 1 октября.

От мелкой кражи услуг до кражи в крупных размерах

Анна Сорокина

По-другому сложилась жизнь на Райкерс-Айленд другой уроженки России, 27-летней Анны Сорокиной, которая сидит в этой тюрьме с 26 октября 2017 года, на 7 месяцев дольше Насыровой. Анна, которую родители привезли из России в Германию лет  10 назад, окончила там среднюю школу, оттуда перебралась в Лондон, а затем в Париж, где сменила фамилию и биографию, став немкой Анной Делви, наследницей несусветного богатства. В итоге она оказалась в Нью-Йорке, где с блеском и треском вошла в светское общество и богему. История ее похождений излагалась достаточно подробно, и сегодня речь не об этом.

  Сорокину-Делви обвиняют в нескольких преступлениях, от мелкой кражи услуг до кражи в крупных размерах, что грозит ей лишением свободы на срок до 15 лет, и виновной она себя, как и Виктория Насырова, не признает. В начале января  прокуратура предложила Сорокиной признать вину и согласиться провести за решеткой от 3 до 9 лет, но она и ее адвокат Тодд Сподек категорически отказались. 19 июня Сподек сообщил судье Дайане Киссел, что ведет переговоры с прокуратурой о сделке, по которой Сорокина признает вину в обмен на лишение свободы сроком от 1 до 3 лет, но судья отвергла такой вариант. 21 августа Анну снова доставили из тюрьмы в суд, где предъявили обвинения только в краже услуг и, выслушав отказ признать вину, вернули на Райкерс-Айленд. Следующее заседание по ее делу судья Киссел назначила на 30 октября.

"Социологический эксперимент" на острове Райкерс

Сидя в тюрьме, Анна Сорокина в течение трех месяцев по телефону и на свиданиях общалась с корреспондентом New York Magazine Джессикой Пресслер, которая приносила Анне в тюрьму журналы  Forbes, Fast Company и газету The Wall Street Journal. "В бежевом тюремном комбинезоне, очках-хамелеон за 800 долларов и без обычных накладных ресниц за 400 долларов, - описала Пресслер свою собеседницу на свидании, -  она выглядит нормальной 27-летней девушкой, как то и есть". На их свидании в марте прошлого года Анна со смехом пошутила, что  Лос-Анджелес нравится ей зимой, Европа летом, а Нью-Йорк весной и осенью. В тюрьме Райкерс-Айленд ей тоже нравится, причем в любое время года. "Здесь не так уж плохо, - сказала Сорокина в интервью Джессике Пресслер, "поблескивая глазами за стеклами очков Céline". - Принято думать, что ужасно, но я вижу это как социологический эксперимент". Ее адвокат Тодд Сподек добавил, что по ходу этого эксперимента Сорокина-Делви "не особо интересуется убийцами, а нашла нескольких женщин, с которыми подружилась". Анна пояснила, что это "две девочки тоже за финансовые преступления, а одна воровала данные других людей. Я и не думала, что это так легко".

Как говорится, кому тюрьма, а кому дом родной, и даму из высшего общества в очках-хамелеон в тюрьме Райкерс-Айленд не волокли за волосы в душевую и не били головой об стену, как простолюдинку из Армавира. Все дело в том, как себя показать простому народу, а таких на острове Райкерс примерно 10 тысяч, из которых женщин только 600, но палец в рот им не клади. "Я не выглядела так, как ожидают от заключенной, - написала в прошлом году в The New York Magazine Присцилла Гардипе-Лопес, которая провела там 15 месяцев. - Некоторые девочки решили, что я подсаженная стукачка, и в первые две недели меня изнасиловали в душе. Наверное, решили проучить".