Инфляция и рецессия на горизонте

А что такое рецессия?

Расширение денежной массы в обращении без сопутствующего расширения производства чревато риском инфляции. О сей азбучной истине сейчас вновь заговорили в Вашингтоне, где правители-демократы изготовились принять огромный стимуляционный экономический пакет величиной в $1,9 трлн. Принять в одностороннем порядке без всякой поддержки республиканцев.

А что такое рецессия?
Фото: Pixabay.

«Стимулирование в масштабе, напоминающем скорее об эпохе Второй мировой войны, нежели об обычных мерах, используемых при выходе из типичной рецессии, способно разогнать инфляцию до скоростей, которых мы не переживали уже несколько поколений», - заявил известный экономист Ларри Саммерс, близкий к руководству Демпартии. Однако и министр финансов Джанет Йеллен, и председатель Центрального банка Джером Пауэлл убеждены, что располагают средствами не допустить стремительного ускорения инфляции.

Саммерс с одной стороны и Йеллен и Пауэлл с другой говорят с уверенностью о вещах, относительно которых полной уверенности быть не может, отмечает обозреватель The Wall Street Journal Джозеф Штернберг. Саммерс берет теоретический объем производства, на который способна американская экономика в спокойные времена, не омраченные пандемией, сопоставляет его с предполагаемым фактическим объемом производства в 2021-2022 гг. и заключает, что байденовский стимуляционный пакет не покроет разницу между первым и вторым и потому не поглотит избыточную денежную массу, сулящую ускорение инфляции. Фантазиями, по мнению Штернберга, являются и заверения высокопоставленных оппонентов Саммерса, что байденовский пакет «подчистую устранит безработицу» и таким образом не даст раскрутиться маховику инфляции.

Слово «инфляция» вызывает у нас ассоциации с Веймарской республикой 20-х годов прошлого века, с фантастическим обесцениванием дойчемарки, с тележками, забитыми бумажной трухой, в которую превратились деньги и в которых рабочие перевозили свои зарплаты. Ничего подобного мы в Америке, естественно, не наблюдаем, несмотря на все эксцессы кредитно-денежной политики последних десятилетий.

Однако тележки с «денежной макулатурой» - лишь последний зримый признак инфляции. До того Веймарскую республику расшатали иные, менее явные финансовые перегибы, напоминает Штернберг. «Накопления, сделанные средним классом, формировавшие инвестиционный капитал страны — да и потребительский тоже, — утратили свою ценность ввиду сумасшедшего роста цен на финансовые активы, иными словами — акции и облигации. Буржазия, оплот общества, паниковала, ее сбережения превращались в прах. Биржевой бум сопровождался естественным образом спекуляциями, далеко не всегда удачными, причем издержки провальных проектов распределялись совсем не равным образом среди разных слоев населения; одни загадочным образом богатели, иные непонятно почему терпели банкроство. В социуме зрела раздраженность и озлобленность. Это вам ничего не напоминает?» - задается риторическим вопросом автор.

Другим интересным порождением Веймара были так называемые Notgeld, «деньги чрезвычайных обстоятельств», которые печатали местные правительства и крупные предприятия, чтобы облегчить расчеты в обстановке утраты доверия к национальной валюте. Не есть ли биткоины нашим сегодняшним Notgeld? Хозяин «Теслы» Илон Маск вложился в биткоины на $1,5 млрд, заявив: «Биткоины сродни дерьмовым бумажным деньгам, не обеспеченным золотом или иными драгметаллами». Экономисты называют такие деньги «фидуциарными».

Исходя из того, что происходит в политике стран Запада последние лет пятнадцать, неотвратимо напрашивается вывод, что их истинное экономическое положение очень тяжелое, что бы там ни утверждала официальная статистика. Идеологическая поляризация, утрата доверия между членами общества, конфликт поколений, выражающийся в усилении налогового бремени, которое несет на себе молодежь, чтобы содержать стариков, «крестьянские восстания» в виде «Брекзита» и сюжета с GameStop всегда являлись спутниками экономических бед.

СПРАВКА "ВНС": Фирма GameStop — разработчик популярных видеоигр. Знатные игроки на Уолл-стрит посчитали, что она переоценена, и сделали понижательные ставки, то есть ставки на то, что ее акции упадут в цене. Однако массы мелких инвесторов — фанатов GameStop объединились благодаря современным средствам связи и начали совместно скупать акции фирмы. Армия муравьев одолела слонов: акции GameStop быстро и многократно подорожали. Восставшие крестьяне, можно сказать, причинили основательный материальный ущерб своим феодалам.

Признаками разлада механизма ценообразования, обеспечивающего нормальное и справедливое распределение ресурсов. Поэтому не годится, по привычке экономистов, использовать индекс потребительских цен как истинное мерило инфляции; все прочие реально значимые социально-экономические предвестники инфляции мигают предупредительным красным светом, заключает Джозеф Штернберг.

Штернберг прав: большинство рыночных аналитиков ориентируются на привычные индексы: медленный рост цен, низкие ставки банковского кредита, расширительная кредитно-денежная политика правительства и Центробанка. Все они, согласно консенсусу, предвещают продолжение спурта биржевых курсов. Вышеупомянутый обозреватель The Wall Street Journal и прочие паникеры, заявляет мейнстрим, ищут дешевой популярности, привлекая к себе внимание за счет запугивания инвесторов. В начале пандемии биржа рекордно и внезапно обвалилась, но спустя короткое время столь же стремительно воскресла, быстрее, чем при выходе из любой рецессии в прошлом. Дело в том, что пандемия не имела никакого отношения к экономике, была явлением, внешним к ней, и поэтому экономика, которая до экзогенного эпидемиологического возмущения была в полном порядке, так быстро восстала из пепла с убыванием пандемии.

Исполненные оптимизма аналитики из частного сектора честят коллег, работающих в госсекторе, за то, что они напугали соотечественников, объявив в марте прошлого года о вступлении американской экономики в полосу спада, рецессию. Они как будто забыли, что сокращение производства должно иметь место на протяжении как минимум 6 месяцев, прежде чем можно обоснованно говорить о рецессии. Ошеломленные разрушительным кратковременным эффектом COVID-19, они взяли да и сменили определение рецессии, подогнав под него любое значительное уменьшение производства, затрагивающее различные секторы народного хозяйства. Даже мимолетное. А через 6 месяцев, на конец лета — начало осени 2020 г., экономика снова завелась как бешеная. И даже чисто формально следы кризиса исчезли.

Оптимисты на Уолл-стрит напоминают своим клиентам об афоризме финансиста Уоррена Баффетта, одного из богатейших людей на свете: «Алкайте, когда толпа трусит, и трусьте, когда толпа алкает». Но на Уолл-стрит популярна и другая народная мудрость: пусть сумммарные биржевые индексы остаются положительными, но когда число акций, переставших расти, превышает количество по-прежнему растущих акций, мы вступим на порог массивного обвала котировок. До тех пор, пока это не произойдет — а сейчас это не происходит, — можно ничего не опасаться и отовариваться.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №8 от 19 февраля 2021

Заголовок в газете: Инфляция и рецессия на горизонте