Парадокс коронавируса

Малоимущие мексиканцы стали отправлять больше денег на родину

Что должно произойти с объемом денежных переводов, отсылаемых на родину работающими в США латиноамериканцами в условиях пандемии? Ответ, может показаться, не затруднил бы и пресловутого ежа. Но если бы игольчатый комочек ответил, что объем неизбежно уменьшится, то был бы в корне не прав. Впрочем, с ежа взятки гладки, чего не скажешь про финансовых аналитиков из тропических стран. В интересах истины добавим, что пальцем в небо попали и спецы Всемирного банка.

Малоимущие мексиканцы стали отправлять больше денег на родину

Вопрос про переводы, кстати, отнюдь не праздный, поскольку средствам, поступающим из США, принадлежит весьма значительная роль в ВВП Мексики и государств Центральной Америки.

В первом полугодии переводы в Мексику не только уменьшились, а возросли. В марте месяце они поставили рекорд, перевалив за $4 млрд. В июне они равнялись $3,53 млрд, что на 11% больше прошлогоднего уровня. В самом начале года немного сократились отправления в Сальвадор, Гватемалу, Никарагуа и Гондурас, но в июне увеличились по сравнению с тем же месяцем 2019 г.

Всемирный банк собирает данные по денежным переводам в мировом масштабе и сообщает, что схожая картина наблюдается и в ряде других регионов. Так, июль был исторически рекордным месяцем по деньгам, отосланным на родину работающими за границей гражданами Бангладеш, - $2,6 млрд. Рекорд щедрости побили и пакистанские гастарбайтеры. Однако гастарбайтеры с Филиппин, из Таджикистана и Бразилии не разочаровали ни ежей, ни прочих аналитиков: их переводы сократились больше чем на 10 процентов.

Так чем же отличаются от них мексиканцы? Изначально в Центральном банке Мексики полагали, что соотечественники опустошают свои сбережения в предвидении скорого возвращения домой ввиду бедственного экономического положения в земле гринго. Ан нет: миграционный поток не ушел в реверс и объемы переводов не ужались.

Может быть, наркокартели отмывали таким образом свои заработки? Не похоже: количество переводов было слишком большим, а сумма каждого в среднем весьма скромной. А что если латиноамериканцы, в отличие от миллионов янки, массово не потеряли работу, поскольку заняты они преимущественно в отраслях, которые в Вашингтоне были квалифицированы как стратегические: сельское хозяйство, строительство, розничная торговля? Однако, как показывает июньская официальная статистика, среди испаноязычных, рожденных за пределами США, безработных (13,5%) было больше, чем по населению в целом (11,2%). Незаконные же мигранты, сокрушается левая пресса, не имеют права на финансовую помощь от государства.

Поэтому на сегодня у мексиканского ЦБ осталась одна гипотеза, и сводится она к следующему: соотечественники продолжали посылать деньги родным и после потери работы благодаря золотому дождю, пролившемуся на них в виде федеральных доплат к пособиям по безработице. Не будем полностью сбрасывать со счетов и гуманизм: увеличившиеся переводы были реакцией на резкое ухудшение условий жизни в Мексике. Дополнительным стимулом послужило удорожание доллара по отношению к песо на 13 процентов.

Следует также отметить, что с 2009 г. средний размер сбережений мексиканских мигрантов вырос с $4 до $6 тыс., и это несомненно усиливает готовность делиться с родней.

Так же, как латиноамериканцы, вели себя в 2014 г. и мигранты из Либерии, Гвинеи и Сьерра-Леоне, увеличившие переводы родным, попавшим под каток вируса Эбола. Равным образом поступили гаитяне по следам землетрясения-2010 у себя на родине.

Когда деревня в Мексике отправляет молодых людей в США, то, по сути, приобретает для тех, кто остался дома, медицинскую страховку, страховку от безработицы, страховку от несчастных случаев. Мексика вышла на третье место в мире по числу смертей от коронавируса, государственные клиники переполнены, а за частные тем, кому повезло, платят деньгами, присланными с севера. До вспышки COVID-19 было подсчитано, что сокращение переводов на 20% влечет за собой ежегодно гибель дополнительно 800 годовалых младенцев в Мексике.