COVID: Жить не стало веселей, но в целом – дешевле

Министерство труда опубликовало очередную месячную сводку по индексу потребительских цен (ИПЦ). Индекс включает самые разные товары от спиртного до газонокосилок, но, естественно, не с равными весами, как говорят статистики. Удельный вес товара, включенного в ИПЦ, зависит от его места в нашем бюджете. Если цена мебели повышается на 10%, а цена еды падает на те же 10%, то это не значит, что значение индекса за отчетный период осталось неизменным.

COVID: Жить не стало веселей, но в целом – дешевле
Pixabay.com

Итак, поскольку COVID-19 обездвижил Америку, заставив нас сидеть дома вместо того, чтобы путешествовать и заниматься шопингом, инфляционная нагрузка на экономику ослабла. В результате ИПЦ в марте понизился на 0,4%, в апреле на 0,8%, в мае на 0,1%. Никогда прежде показатель не падал три месяца подряд. Впрочем, не будем забывать, что с конца марта работу потеряли 33,5 млн американцев.

Дефляция — страшная вещь, не менее опасная, чем инфляция: если в потребителей вселяется ожидание, что цены будут падать, они перестают покупать в предвидении грядущей дешевизны. Нетрудно догадаться, что такого рода ожидания делают с экономикой.

Наиболее заметно в последнее время падали цены на авиабилеты, одежду, гостиницы, автомобильные страховки. В прошлом месяце одежда стоила на 7,9% дешевле по сравнению с маем 2019 г. Такого со шмотками не происходило с декабря 1932 г., на который пришелся пик Великой депрессии.

Опять-таки, с перспективой в год автотопливо в мае подешевело в среднем на 3,5%, в апреле на 20,6%. Галлон бензина стоил в мае 2019 г. $2,86, месяц назад - $1,87. В целом расходы на транспорт понизились на 3,6%.

В какой-то мере общий понижательный тренд остановило повышение цен на продукты питания, приобретенные в магазинах: мы стали меньше ходить в рестораны и больше питаться «по месту жительства». В апреле еда подорожала на 2,6%, в мае на 1%. Этому способствовали точечные вспышки заболевания коронавирусом на мясокомбинатах, приведшие к некоему дефициту мясных продуктов.

Стоимость съемного жилья выросла, но скромно: 0,3% в марте, 0,2% в апреле и снова 0,2% в мае. Домовладельцы, что называется, «входят в положение» квартиросъемщиков, оставшихся без работы или переведенных на неполный рабочий день.

Стоимость рецептурных лекарств и больничных услуг увеличилась на долю процента. Тут есть чему радоваться: в период с января по конец марта расходы на медицину ужались невероятно, люди боялись ехать в больницу, многие плановые операции были отложены. Но расходы на обычные визиты к врачам практически не изменились: доктора, мягко говоря, не перегружены, очередей в приемных нет, поскольку график посещений составляется так, чтобы гарантировать физическое дистанцирование пациентов.

Отдельного разговора заслуживают спортивные принадлежности. Цены на них за время эпидемии улетели в стратосферу. Исходным импульсом к этому послужил половинчатый, если можно так выразиться, пограничный характер самой продукции: владельцы магазинов спортинвентаря не знали, в какую категорию зачислят их власти, - стратегическую (essential), и тогда их не закроют, либо не стратегическую (non-essential), влекущую за собой свертывание бизнеса бог знает на какой срок. Пока власти определялись, владельцы в порядке перестраховки подняли цены. Государство, как мы знаем, приняло решение в пользу первой опции — и понеслось. При этом спортзалы, общественные и частные, захлопнули двери и перестали покупать в оптовом количестве дорогостоящие снаряды. Закрылись также магазины спорттоваров на больших и малых спортивных аренах, а заодно с ними и базы, торгующие  формами спортивных команд и вообще всей атрибутикой командных видов спорта. Какой вариант заработка остался у бизнесов? Вздуть розничные цены на домашние тренажеры и аксессуары типа гирь и гантелей; объем их продаж поднялся на 130%, а одних только весовых или силовых скамей — на 259%. Плюс на велосипеды всех видов и мастей, от пляжных до горных. Продажи выросли на 121% на взрослые модели и 56% на детские. То же самое с насосами, запасными шинами, ремонтными комплектами, ведь ремонтные мастерские велосипедов были либо прикрыты, либо перегружены заказами, так что теперь, если надо было что-то быстро починить, оставалось полагаться только на себя. Призыв «Бей жидов и велосипедистов!» в Америке пока еще глубоко не укоренился и велосипедные прогулки оказались чуть ли не единственным вариантом активного отдыха под открытом небом.

Все же не единственным. Продажа сеток, которыми гольфисты огораживают свои тренировочные площадки, тоже увеличилась, на 144%. За одну неделю в апреле заказы на спортинвентарь увеличились на 599%. Если бы Amazon не научил бизнесы торговать онлайн, таких цифр мы не увидели бы.

По мере приближения к концу учебного года из-за провальной ситуации с летними лагерями родители стали задумываться о так называемом «лагере на дому» и бросились опять-таки закупать спортинвентарь. Если год назад портативное баскетбольное кольцо фирмы Lifetime стоило на Amazon $255, то неделю назад оно уже стоило $385, а за выходные цена взлетела еще на $100 и достигла $485. То же самое происходит с теннисными столами: их раскупают, кажется, уже за любые деньги. Потому что дефицит.

В то же время крупным сетевым магазинам спорттоваров, с большим количеством персонала и покупателей, было приказано закрыться. Как потенциальным очагам инфекции. 19 марта это сделала, например, сеть Dick's Sporting Goods; 40 тыс. ее работников были выброшены на улицу. Modell's Sporting Goods начала процедуру банкротства еще в начале марта, но перед лицом нарастающей эпидемии суд позволил компании продолжать функционировать, временно заблокировав реализацию требований кредиторов.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру