Правительство пошлет чеки гражданам: $1200 на взрослого, $500 на ребенка

25.03.2020 в 06:05, просмотров: 716

В середине прошлой недели президент Трамп подписал законопроект нижней палаты Конгресса, предусматривающий оплату в те­чение двух недель больничных тем, кто подхватил ви­рус или ухаживает за членами семьи или друзьями. Также закон обеспечивает бесплатное тестирование на наличие COVID-19.

Правительство пошлет чеки гражданам:  $1200 на взрослого, $500 на ребенка

Бесплатное, напомним, отнюдь не значит всеобщее: без явных признаков заболевания делать тест профилактически вам никто не будет. Бесплатное значит нормированное.

Президент не был в восторге от меры, принятой нижней палатой. Энтузиазма относительно нее не испытывал и ли­дер большинства в Сенате республиканец Митч Макконнелл. Тем не менее они ее поддержали в интересах сохранения межпартийной солидарности в период кризиса. И ради того, чтобы поскорее сосредоточиться на собственном плане действий по смягчению последствий эпидемии. В связи с со­здавшейся ситуацией Мак­кон­нелл даже отменил плановые сенатские каникулы.

Не успели просохнуть президентские чернила на билле Палаты представителей, как республиканцы в Сенате вышли с обещанным антикризисным пакетом величиной в $1 трлн.

Один из центральных пунктов республиканского плана — прямые платежи представителям среднего класса и малообеспеченных слоев населения в размере $1200 на человека и $2400 на семью.

Не все республиканцы поддерживали эту идею, некоторые убеждены, что в нынешней обстановке больший эффект будут иметь займы малому биз­несу и пополнение фондов, из которых штаты финансируют пособия по безработице. Дес­кать, подбрасывать деньги тем, кто и так работает, лишено смысла. Если уж и прибегать к прямым платежам, то только после окончания эпидемии, что­бы быстро восстановить потребительский спрос, полагает соратник Трампа сенатор Линд­си Грэм. По его мнению, выгоднее, чтобы малый бизнес с помощью госкредита продолжал платить персоналу, пусть не работающему, чем увольнять работников и снова думать, как нанимать их после выхода из кризиса.

В воскресенье Сенат должен был голосовать по республиканскому законопроекту. Но голосование не состоялось — и не потому, что тест на коронавирус, сделанный республиканцу Рэнду Полу, вернулся с положительным результатом и законодатели побоялись собраться вместе, или потому, что четыре других сенатора от GOP добровольно сели на карантин. Причина была политической: республиканский билль не содержал ни одной идеи, озвученной оппозицией. На словах демократы выражали недовольство размером компенсации, которую республиканцы предоставляют крупным бизнесам и их акционерам. Так­же тем, что корпорации смо­гут сокращать сотрудников и в случае получения компенсационных выплат от государства. И, наконец, тем, что партия большинства не потрудилась гарантировать, что бенефициары пустят субвенции непосредственно на производственные нужды, а не, скажем, на скупку собственных акций.

Часть демократов, помимо того, жаловалась, что республиканцы должным образом не защитили рядовых граждан, попавших под сокращения и оказавшихся без денег, от выселения из квартир, отчуждения не­движимости или взыскания дол­гов. Не говоря уже о предложении GOP ужать выплату пособий по безработице до скудных трех месяцев.

Хорошие политики никогда не упустят шанса выжать максимум из кризиса. Поэтому демократы пытались шантажировать соперников: мы, мол, не согласимся на ваш стабилизационный план, если вы не уступите по вопросам, крайне важным нашему левому крылу, да­же если они не имеют прямого отношения к эпидемии. В частности, дотации производителям солнечных батарей и новые акцизы на авиакомпании за выбросы в атмосферу углеводородного топлива.

Правда, солнечные батареи — еще цветочки. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси, к великому возмущению Мак­кон­нелла, подрывала его диалог с лидером меньшинства Ча­ком Шумером. Пелоси хотела быть единоличным автором стабилизационного пакета и спасителем нации, делиться славой с GOP, особенно перед выборами, она не желала. Сто­роны в Сенате были близки к договоренности, но стараниями спикера соглашение оказалось на грани коллапса. Пелоси играла на естественных страхах избирателей и обещала им защиту в обмен на электоральную поддержку Демпартии. За­щита будет осуществляться спо­собом, давно обкатанным социалистами всех мастей: под шумок чрезвычайки передать государству огромные полномочия в плане регулирования экономики, в частности, в областях трудового законодательства, здравоохранения, высшего образования. Спикер вместе с левыми демократами высказывалась за усиление роли про­фсоюзов, установление при­мата государства над товаропроизводителями, прикрываясь карантином, настаивала на том, чтобы еще больше расширить практику удаленного голосования на выборах, изобилующую разного рода мошенничеством.

Чем дольше длились меж­партийные переговоры, тем основательнее рос стабилизационный пакет. За одни только выходные он подтянулся на $500 млрд. Cумма пакета, который внесла в понедельник вечером Пелоси, торпедировав предварительно вторую попытку республиканцев провести свой билль, приближался к $2,5 трлн. В конце концов спикер отступила и согласилась отложить свои выдающиеся «зеленые» и прочие инициативы до лучших времен.

В среду рано утром — ух! — было объявлено, что сенаторы договорились. Цена договоренности — $2 трлн. Окон­ча­тельные цифры такие: $1200 в виде разовой выплаты на человека с «грязным» годовым доходом до $75 тыс. и, соответственно, $2400 на супружескую пару с доходом не выше $150 тыс., плюс выплата на каждого ребенка $500. Для тех, кто заработал свыше $75 тыс., сумма выплаты уменьшится, а чертой отсечения, за которой выплаты прекратятся вовсе, является $99 тыс. на индивида и $198 тыс. на семью без детей. Всего на прямые выплаты семьям выделено $250 млрд.

$367 млрд — льготные зай­мы малому бизнесу (в соответствии с новым законом Адми­ни­страция малых бизнесов мо­жет выступить в качестве гарантера для получения малыми бизнесами займов на общую сумму до $10 млрд.); $500 млрд — займы крупным предприятиям; $250 млрд получат фонды пособий по безработице; $150 млрд — штатные и местные органы власти и уп­равления и, наконец, $130 млрд — медицинские учреждения. Лично президент, вице-­пре­зидент, министры, чле­ны Конгресса, равно как и их близкие родственники, не получают ни цента.

Пособия по безработице рассчитаны на четыре месяца вместо исходно обсуждавшихся трех. Размер пособия будет увеличен на $600 по сравнению со стандартной суммой, установленной законодательством штата проживания получателя. На безработицу впервые смогут подавать внештатные работники компаний и самозанятые лица (self-employed), например, водители Uber.

Работодатели, воздерживающиеся от сокращения работников и готовые платить им за простой не менее половины зар­платы, удостоятся налоговых льгот, а также отсрочки внесения своей доли отчислений в Фонд соцстрахования (Socail Se­curity payroll tax) в размере 6,2% оклада работника. Этот пункт законопроекта — заслуга республиканцев. Что касается демократов, то им за увеличение вы­деляемых субсидий должны быть благодарны больницы.

Между тем Центральный банк зарезервировал до $4 трлн на различные экстренные программы помощи отдельным фирмам или даже целым отраслям промышленности по своему усмотрению, что напоминает чрезвычайные меры, которые ЦБ пустил в ход на пике Великой рецессии 2008-2009 гг. Таким образом, стабилизационный па­кет суммарно тянет на четверть всего валового продукта США. «В этом нет ничего сверхъ­ес­тественного, если учитывать, что стране грозит 20-процентная безработица», — заявляет экономический помощник Трам­па Ларри Кудлоу.

В свете того, что воротит спикер, совершенно не случайно, что Трамп на своем понедельничном, а затем и на вторничном брифинге неоднократно повторял: «Лечение не мо­жет быть хуже болезни». Читая меж­ду строк, понимаешь, что президент имел в виду: при первых же положительных признаках затухания эпидемии — например, если показатели смертности станут падать, — он начнет смягчать режим чрезвычайной ситуации. Ничего, если при этом смягчение потребует расходов в объеме 25% ВВП. Ибо чем дольше сохраняется подобный ре­жим, тем сильнее и реальный экономический вред от него, и ощущение безнадежности или паники в обществе. Любые радикалы, сулящие людям избавление от психологического и материального стресса, независимо от того, насколько он объективно обоснован, мечтают о чрезвычайке. Если ее не существует, они ее выдумают.