McKinsey Global объяснил слабый рост зарплат

10.07.2019 в 21:48, просмотров: 156

В общем и целом картина с зарплатами странная. С апреля 2018 г. по апрель 2019 г. средняя заработная плата выросла на 3%, или на $785,55. Инфляция за тот же период составила 2%, так что в сухом остатке денежные доходы увеличились всего на 1%.

McKinsey Global объяснил слабый рост зарплат

Позитивный тренд в плане роста ВВП в Америке сохраняется уже десятилетие, это исторический рекорд. Но заработки повышаются намного медленнее. Даже при том, что среди наиболее высокооплачиваемых работников приращение доходов происходит более быстрыми темпами, чем в среднем или низшем звене.

Так в чем же дело? Самое распространенное объяснение сводится к следующему: в массе трудового народа сильна память о тяжелых материальных и психологических испытаниях, пережитых во время рецессии 2007 - 2009 гг. Лучшить способ повысить свой доход — это перейти работать на другое место, но если экономика вдруг снова резко забуксует, увольнения коснутся в первую очередь вновь нанятых. Поэтому, наверное, лучше не рисковать и сидеть на одном месте. Такому пассивному работнику работодатель платить больше, при прочих равных, не станет. Да и работодатель, страшась повторения экономического спада, изо всех сил борется за конкурентоспособность своей продукции и старается минимизировать издержки, прежде всего — оплату труда.

Два других фактора, сдерживающих увеличение зарплат, - ослабление позиций профсоюзов, происходящее уже более полувека, и глобализация, позволяющая переводить производство в страны со сравнительно дешевой рабочей силой. До недавнего времени классическим примером здесь был Китай. Сейчас — Вьетнам.

Самый устойчивый в долгосрочном плане путь повышения заработка — это рост производительности труда. С 2010-го по 2017 год этот показатель, согласно официальной статистике, прирастал ежегодно всего на 0,5%. До этого на всем протяжении периода после Второй мировой войны рост составлял 2%. Это еще одно объяснение медленного повышения зарплат.

Не так давно свою гипотезу выдвинул Институт McKinsey Global. Смотрите: если в 1947 г. доля доходов наемных работников в ВВП составляла 65,4%, то в 2016 г. она опустилась до 56,7%. Эта доля отражает и заработную плату, и натуральные льготы, исчисленные в денежном выражении. В то же время доля капитала в ВВП — доходы предпринимателей (прибыль), их партнеров, инвесторов — поднялась с 34,6% до 43,3%. Примечательно, что три четверти величины этого скачка приходятся на период с 2000 г. Впрочем, это все было известно и раньше. Заслуга McKinsey Global заключается в самой постановке вопроса о том, в какой степени слабый рост доходов работников является следствием усиления позиций капитала. Предварительный ответ: примерно на четверть. Иными словами, если бы пропорции между трудом и капиталом в ВВП оставались неизменными, средняя годовая зарплата наемного работника в Америке была бы сегодня на $4 тыс. выше.

Но в чем, однако, причины сдвига пропорций? Это уже другая тема. Напрашивается мысль, что это главным образом результат появления в сфере IT ряда компаний с совершенно феноменальными прибылями. Например, чистая (после налогов) прибыль Facebook в 2018 г. равнялась $22 млрд, у Apple она достигла $66 млрд. Отсюда и приращение доли капитала в ВВП. Эта тенденция наблюдается не только в Америке, но в равной мере также в Германии и Испании, среди прочих стран.

Часть этих прибылей может быть изъята посредством налогов, но стратегически проблему замедления роста благосостояния американского среднего класса таким образом не решить. McKinsey Global это прекрасно понимает. Здесь, как уже отмечалось, самым надежным средством является повышение производительности труда. Готового рецепта, как этого добиться, у нью-йоркского института пока нет.