«Человек Давоса» досель не служил эталоном политкорректности

30.01.2019 в 20:34, просмотров: 302

Большой капитал сосредоточен сегодня на левом крае политического спектра, утверждает известный политический комментатор Виктор Дэвис Хансон. Майкл Блумберг, Уоррен Баффет; финансисты Кремниевой долины; Apple, Facebook, Google; высшие учебные заведения, СМИ, профессиональный спорт.

Левые уверены, что уже сегодня обладают необходимыми материальными и информационными ресурсами, чтобы иметь возможность конструировать реальность по своему образу и подобию. Насквозь придуманный, фейковый дискурс о том, кто виноват и кто невиновен в конфронтации учащихся католической школы из Ковингтона и активиста-индейца Натана Филлипса, доказывает, что уверенность левых хорошо фундирована.

Ежегодный Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе, на который съезжаются знаменитости из финансового, политического и научного мира, - важное событие общественной жизни, левыми, казалось, еще не схваченное. Точнее — схваченное наполовину. В той половине, в которой «человек Давоса» - интернационалист, чурающийся идеи национального государства, адепт мира без границ с абсолютно свободным передвижением людей, вещей и идей в глобальном масштабе. В остальном «человек Давоса» досель не служил эталоном политкорректности: он, например, не боготворил «угнетаемые» расово-этнические и сексуальные меньшинства, не видел в глобальном изменении климата непосредственной угрозы выживанию человечества, не разделял страсти левых к крупномасштабному перераспределению доходов. Количество миллиардеров на планете в эпоху глобализации заметно выросло.

Что произошло на последнем форуме в Давосе, который проходил с 22 по 25 января? Если верить Джеймсу Бейли, комментатору CNN и профессору университета имени Джорджа Вашингтона, глобальная элита чуток испугалась. Испугалась того, что политики не только слева, но и справа восстают против учения экономического либерализма, которое она пропагандирует, - снятие ограничений на перемещение капитала, дерегулирование бизнеса, сокращение корпоративных налогов. Следствия этой политики двояки: с одной стороны, сужение разрыва в уровне жизни между богатыми и бедными странами, с другой — усиление политической и социально-экономической напряженности, которую вызывает все еще сохраняющийся разрыв, по-прежнему значительный. Напряженность, которую, в довершение ко всему, невозможно скрыть в наш век глобальных информационных потоков.

Число бедных в мире уменьшается, но что если прогресс замедлится? Присутствие в Давосе Дональда Трампа могло бы ослабить нервозность гостей, однако американская делегация отменила поездку по причине шатдауна.

Тревоги участников нашли отражение в повестке конференции, небывало большом внимании, которое они уделили на сей раз проблемам перераспределения, улучшения качества здравоохранения в мировом масштабе, решения продовольственной проблемы в XXI веке. 4-я Промышленная революция, роботизация и автоматизация, ставит перед элитами весьма острые вопросы.

Впрочем, самый яркий признак возросшего влияния левых на Давос — огромная популярность климатической темы: глобальное потепление, состояние океанов, биоразнообразие, пагубность государственного субсидирования ископаемых видов топлива. Гиганты индустрии вроде Procter & Gamble, PepsiCo, Nestlé, Unilever выразили интерес к участию в проектах утилизации пластикового сырья. Натуралист Дэвид Аттенборо и приматолог Джейн Гудол оказались героями дня; самыми дефицитными были приглашения на банкеты, устраиваемые «зелеными» организациями. Наивно объяснять гипертрофированное внимание к климату одними только бытовыми реалиями, например тем, что предприятие коммунального хозяйства в Калифорнии рухнуло под бременем многомиллиардных исков, предъявленных пострадавшими от лесных пожаров, или выплатами страховыми компаниями крупных сумм жертвам ураганов. «Проза жизни» не диктует содержание мыслей элиты, на это способна только идеология. Вкупе со страхом. Страхом чуть ли не погромов, которые сулил собравшимся бывший вице-президент США Ал Гор, фанатичный предводитель «зеленой армии». Только идеология, перемешанная со страхом, могла заставить приехавшую на форум Орну Ни-Чионну, члена совета директоров модной Burberry, прилюдно покаяться в том, что ее фирма уничтожала одежду, залежавшуюся на складах, вместо того, чтобы раздавать ее бедным. Известие об этом вызвало в прошлом году бурю в социальных сетях, и через три недели фирма изменила свою политику. Так что уж тут говорить о глобальном потеплении?!